Военный психолог рассказал о «ловушке» гендерного равенства в армии США

Воинские коллективы неизбежно потеряют боеспособность

Соединенные Штаты обеспокоены деградацией базовой подготовки военнослужащих, оказавшейся в ловушке гендерного равенство. Такое мнение приведено в американском издании Strategy Page: вооруженные силы изменили свое лицо — «оно стало слишком добрым и женственным». Эксперт прокомментировал «МК» эту проблему армии США.

Фото: pixabay.com

— Гендерное равенство, пропагандируемое на Западе, на самом деле, еще сыграет с ними очень злую шутку, — считает военный психолог полковник в отставке Алексей Захаров.

По его словам, речь не только о равенстве между мужчинами и женщинами, но и между мужчинами в привычном понимании этого слова и мужчинами, которые себя позиционируют как женщины. Такой «многополовой» подход полностью отрицает требования физиологии. Нужно понимать, что физиология мужчины с измененным видением своей половой принадлежности отличается от обычной мужской физиологии, объясняет психолог. Причем она будет отличаться искусственно. Это связано с теми психосоматическими установками, которые этот «мужчина» в кавычках делает себе сам, поскольку идентифицирует себя не как мужчина, а как женщина, а то и вообще, как непонятно что.

— А это вообще для мозга самый страшный вариант, — поделился психолог. — Эти факторы влекут за собой различные психические расстройства, а психика напрямую связана с соматическими факторами, их нельзя отделить. Психика влияет на такие, казалось бы, обычные вещи, о которых мы не всегда задумываемся: способность дышать, бегать, прыгать, принимать решения. В вооруженных силах Америки из-за этого сейчас большая проблема. Они считают: «ведь он мужик» или «женщина должна быть, как мужик». Но никогда женщина не сможет быть, как мужчина. Природа создала нас разными. И требовать от женщины и таких условных мужчин показатели мужской военной составляющей невозможно.

Это происходит оттого, что радетели гендерного равенства считают военнослужащих людьми, которые просто приходят на работу и выполняют те или иные контрактные задания, которые у них есть. Но военная служба не предполагает такого подхода. Нагрузки, напряжение и сложности могут возникать неожиданно, в любой момент.

Такое ощущение, что в Штатах просто забыли, что у человеческого организма есть физиология, и она диктует свои требования. Вот смотрите, к примеру, мужчина назвал себя женщиной, и его мозг начинает перестраивать организм на работу другого пола или просто теряется. И тут возникает разбалансировка на физиологическом уровне. Какие тут вообще могут быть требования при выполнении боевых задач?

— Конечно. Еще один момент. В подразделении на них ложится повышенная нагрузка. Задачу-то подразделение решает общую. Мало того, вот они видят такого псевдо-мужика и понимают, что он вроде бы мужик, но не мужик. Возникает когнитивный диссонанс, потому что содержание не соответствует форме. А на военной службе существует свой алгоритм. В боевых условиях необходимо быть уверенным в человеке, который рядом с тобой. А как контролировать человека, если, вообще, не понятно, кто он и чего от него ожидать? То ли он тебе поможет, то ли наоборот его придется вытаскивать в случае чего. Морально это очень тяжело.

Получается обычному бойцу не на кого опереться при выполнении задания, а это очень выматывает. Вот когда в армию приходит молодежь, и старослужащий попадает вместе с этой молодежью, возникает такой же диссонанс. Опытные военные понимают, что на молодежь опереться нельзя, ведь они еще ничего не умеют. 

В Чечне во время боевых действий такие ситуации поначалу были. «Зелень» кидали на передовую. Они там естественно гибли, а вместе с ними гибли и профессионалы, потому что им надо было этих мальчишек спасать. Потом, к счастью, перестали юнцов отправлять. Но, в случае с молодыми солдатами, хотя бы понятно, что они научатся.

В экстремальных условиях человек максимально приближен к природным факторам, которые умножаются на его сознание и волю. А тут вообще не ясно, какое там сознание, а волевого фактора вообще, скорее всего, нет. Надеяться и опираться на них нельзя, ведь не известно, что они «выкинут», рефлексия-то нарушена. Все знают, что у женщины и мужчины разные реакции на раздражители, особенно если речь идет об опасности. Допустим, если женщина чувствует угрозу, она подтягивает колени к животу, а локтями закрывает грудь. А у мужчин обратный фактор реакции. Он выпрямляет ноги и старается ими действовать, а руки выставляет вперед. Это физиологические реакции принадлежности к полу, которые определяют нашу систему выживания. Вот и представьте, какая путаница возникает.

— Это совсем другая ситуация. Хотя я встречаю девчонок, которые чуть ли не сразу рвутся в бой. Это полная глупость с их стороны. Они могут отлично стрелять, иметь высокие показатели в рукопашном бою, в системе тактики, но это только в учебных ситуациях. Как только они попадают в реальные боевые условия, их физиология начинает срабатывать в «обратку». Есть, конечно, другой вариант, но он несет в себе трагический фактор, потому что тогда девочка постепенно превратиться в мальчика.

В российской армии стараются девчонок брать на такие должности, где не надо проявлять мужские показатели, а как раз наоборот. Внимательность, помноженная на терпение, фактор эмоциональной восприимчивости — это те сильные качества женской натуры, которые используются, например, при работе операторами радиолокационных станций, в связи, когда необходимо долго и терпеливо слушать. 

Естественно, в военной медицине, но, не в полях, а в медсанбатах и госпиталях. Сейчас рассматривается вариант использования женщин-военнослужащих в качестве операторов беспилотных летательных аппаратов. Это конечно эмоционально трудный вариант, но по своим качествам женщины подходят.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.