«Впереди — белорусизация России»: лукашенковский пропагандист пообещал помощь в «искоренении врагов»

Как научиться находить позитив в плохих новостях

Октябрь уж наступил… Но надо держаться, граждане, нельзя поддаваться осенней хандре. И уж совсем никуда не годится, если в депрессию будут ввергать политические новости. Никаких нервов на это не хватит. Полностью изолировать себя от информационных потоков, конечно, не получится. Но надо учиться находить позитив в самых, на первый взгляд, черных, дурных вестях. Попробуем показать это на конкретном примере: аресте журналиста «Комсомольской правды в Беларуси» Геннадия Можейко.

Казалось бы, что тут хорошего? Ну, в самом событии, пожалуй, действительно ничего. В официальную версию белорусских властей — «Можейко в установленном порядке выехал с территории России и прибыл в Беларусь, где в последующем и был задержан» — верится, мягко говоря, с трудом. Куда убедительней выглядит неофициальная: журналист был задержан белорусскими спецслужбами в Москве.

Однако с точки зрения российских властей, главное во всей этой истории не то, при каких обстоятельствах Можейко был лишен свободы. И не то, что причиной его преследования явилась журналистская деятельность. И даже не то, что Можейко — сотрудник российского издательского холдинга. Главное — что у него белорусский паспорт.

«Мы не имеем никаких юридических оснований заниматься защитой интересов этого журналиста, потому что он является гражданином Белоруссии, и мы никоим образом не имеем права вмешиваться в его отношения с белорусскими властями», — разводит руками пресс-секретарь Президента России.

Более того, по словам Дмитрия Пескова, Россия ничем не смогла бы помочь Можейко, даже если бы наряду с белорусским у него было российское гражданство. «Он все равно останется при этом гражданином Белоруссии, и у него будут свои отношения с белорусскими властями», — уточнил Дмитрий Песков.

Но довольно пессимизма! Продолжая логику песковских комментариев, можно достаточно уверенно говорить о том, что если у какого-либо проживающего в России гражданина будет лишь российский паспорт (главное — не будет белорусского) и если на голову гражданину накинут мешок, привезут в Минск и посадят в знаменитый следственный изолятор на улице Окрестина, то Родина за него непременно вступится.

Ну, вот вам и повод для радости. Может, быть не самый большой, но нынешним временам и это хлеб. Не до жиру. Да не такой уж и маленький, если как следует разобраться.

Напомним, что причиной ареста Можейко, по версии лукашенковской охранки, стала публикация на сайте «Комсомольской правды в Беларуси», в которой «содержатся сведения, способствующие формированию источников угроз национальной безопасности, заключающихся в искусственном нагнетании напряженности и противостояния в обществе, между обществом и государством».

Речь, по всей видимости — других мнений на сей счет нет, — идет о высказываниях одноклассницы Андрея Зельцера, который 28 сентября убил при задержании сотрудника белорусского КГБ (и сам был застрелен). Женщина всего лишь поделилась своими воспоминаниями о Зельцере. 

Однако сугубо российские СМИ щадят режим Лукашенко еще меньше. Признаюсь по секрету, что и сам грешен: нет-нет, да и выскажусь о Батьке и его политических методах весьма непочтительно.

А если добавить к российским журналистам российских пользователей соцсетей, без должного уважения относящихся к нынешнему белорусскому государству и его главе, то «преступников» будет так много, что всего СИЗО на Окрестина, пожалуй, не хватит для размещения. А возможно, и всех следственных изоляторов в стране.

Но, как говорит пословица, «видит око, да зуб неймет». Какие-никакие гарантии от шаловливых длинных ручонок партнера по Союзному государству у нас, выходит, все-таки имеются. Правда, действовать они будут ровно до того момента, пока мы не интегрируемся окончательно.

Одной из основных целей Союзного государства, согласно договору о его создании, является «формирование единой правовой системы». По идее, это означает, что на финише процесса в России и Белоруссии будет единое понимание преступления и общий подход к наказанию. Не получится быть одновременно преступником там и законопослушным гражданином здесь. Ордер на арест, выписанный в Минске, будет действовать на всей необъятной территории Союза.

При этом нет, увы, никаких оснований надеяться, что «единая правовая система» будет отличаться от нынешней белорусской в лучшую сторону, не будет такой людоедской. Весь ход событий показывает, что не Белоруссия меняется под влиянием России по мере нашего сближения, а наоборот — Россия все больше походит на Белоруссию.

Эта эволюция заметна в том числе по отношению официальной Москвы к преследованию журналистов в соседней державе. Когда-то это отношение было совсем иным. Напомним, что 24 года назад, осенью 1997 года, Москва ответила отказом принять самолет Лукашенко, когда тот собрался в турне по российским регионам. «Он пусть Шеремета сначала отпустит!» — сказал как отрезал Борис Ельцин. Причем сказал публично, во всеуслышанье. И Лукашенко вынужден был отступить.

Для справки: Павел Шеремет, на тот момент собственный корреспондент Общественного российского телевидения в Белоруссии, был арестован в июле 1997 года после показа в эфире ОРТ репортажа о разгуле контрабанды на белорусско-литовской границе. Журналист был обвинен в «незаконном пересечении границы».

Шеремет, кстати, тоже был гражданином Белоруссии, но четверть века назад Москву это обстоятельство почему-то не смутило и не остановило. Тогда в коридорах российской власти не считали, что это не дает «права вмешиваться в отношения журналиста с белорусскими властями».

То ли еще будет. Лукашенковские пропагандисты говорят об этом достаточно откровенно. «Не разобравшись, вы начали говорить о том, что мы здесь русских патриотов притесняем, — обращается к «русским людям», комментируя реакцию российских медиа и соцсетей на арест Можейко, ведущий телеканала СТВ Григорий Азаренок. — Нет, мы искореняем западных агентов, врагов России. И мы поможем это сделать вам. Впереди — белорусизация России».

Вы спросите: какой позитив можно извлечь из этой информации? Ну, как же? Ясно сказано: полная белорусизация — впереди. Впереди — значит, еще не сегодня. Значит, еще есть время, есть возможность подышать воздухом… Ну, не воздухом свободы, конечно. Сказать так — значит, серьезно погрешить против истины. Но все ж таки субстанцией, сильно отличающейся пока от того, чем дышится в «возрожденном», очищенном от «западных агентов» лукашенковском Арканаре.

Весь вопрос, как распорядиться этим временным ресурсом. Но он уже явно не из области психологии.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.