Даже частичный уход транснациональных корпораций в налоговые убежища влияет на налоговые поступления и зарплату работникам внутри страны

Транснациональные корпорации (ТНК) давно и успешно расширяют свою деятельность за рубежом, в том числе с целью получения прибыли. Но их действия по налоговому планированию могут изменить оценку и наше понимание их реальной деятельности. В этой статье используются микроданные полученные с 1997 по 2021 год во Франции, чтобы показать, что измеряемая фирмами производительность начинает снижаться сразу в первые же годы после ухода фирм в налоговые убежища (как правило их ещё называют офшорами или налоговой гаванью).

Если бы эти новые представительства в офшорных зонах не создавались, то совокупный годовой рост производительности (данные по Франции) был бы на 0,6% выше, что равносильно 9,7% наблюдаемого годового роста совокупной производительности труда. Почему за основу изучения данных взяты именно показатели изменений во Франции?

Эта страна представляет собой самый интересный случай, поскольку с середины 2000-х годов она стала страной с высоким корпоративным налогом по партнёрским соглашениям, несмотря на относительно стабильную налоговую ставку за весь исследуемый период. Тем не менее, увеличение количества транснациональных корпораций, размещающихся в налоговых убежищах, не должно быть специфичным для Франции. Действительно, как подчёркивают экономисты в своих исследованиях (например, Lane & Milesi-Ferretti исследование 2018 года), прямые иностранные инвестиции увеличиваются после глобального финансового кризиса, в частности, за счёт инвестиций в оффшорные финансовые центры. Это, по их мнению, очень затрудняет методы для определения отличий «подлинной» финансовой интеграции и диверсификации портфеля от сложных схем уклонения уплаты налогов.

Большие фирмы, как правило, являются очень крупными игроками, наращивающими в последнее десятилетие нематериальные активы. Они могут создавать дочерние компании и стратегически выбирать способ ведения деятельности в своих филиалах по всему миру, что существенно искажает агрегированные статистические данные. В частности, в контексте глубокой финансовой интеграции и международной налоговой конкуренции растущая нематериальная экономика предоставила транснациональным корпорациям новые инструменты для перевода своей прибыли в страны с низкими налогами. Это, в свою очередь, искусственно минимизирует активность в странах с высокими налогами, что приводит к недооценке ряда совокупных показателей, включая налог на добавленную стоимость, экспорт и производительность.

Появляется все больше свидетельств того, что с углублением процесса международной финансовой интеграции, который все наблюдали в последние десятилетия, сложные структуры, направленные на сокращение налоговых отчислений больших корпораций, значительно искажают официальную статистику производства. Например, эксперты по налоговому консалтингу из Объединённой Консалтинговой Группы (Россия, С-Петербург), оценивают, что около 40% мировой прибыли в 2018 году, было перемещено в налоговые гавани, и этот факт заставляет пересматривать национальную (да и мировую) официальную статистику с поправкой на данные перемещения финансовых активов.

Кроме того, оцифровка деятельности, побуждающая компании вкладывать больше в нематериальные активы, привела к неуклонному росту важности инвестиций в виртуальные сервисы по сравнению с материальными инвестициями за последние 20 лет. Согласно исследованию Haskel and Westlake (2018), такие вложения во время глобального финансового кризиса 2008 года превысили ощутимую инвестиционную долю ВВП в основных развитых странах.

Несмотря на то, что методы сокращения налоговых платежей в рамках стратегии транснациональных корпораций существуют уже достаточно долгое время, разделение местонахождения капитала и места его производства (соответственно возникновения стоимости, например, на права интеллектуальной собственности) и трансфертное неправильное ценообразование (т.е. отсутствие «рыночных цен» на нематериальные активы) стали намного проще с быстрым ростом нематериального капитала.

Чтобы оценить масштабы этого явления во Франции, можно использовать данные на уровне фирм, смешивая информацию об отношениях собственности фирм (иностранных и внутренних, связанных с материнскими и дочерними компаниями), балансовыми отчётами, торговлей, количественным изменением привлекаемой рабочей силы и фонда заработной платы за 1997 и 2018 годы. Если применять метод ступенчатой ​​разницы в различиях, чтобы оценить средний эффект смещения прибыли на уровень производительности фирм и его обусловленность нематериальными активами, то перемещение прибыли в офшоры определяется по изменению присутствия в налоговых убежищах и по интенсивности инвестиций в нематериальный капитал.

Этот анализ показывает среднее снижение производительности труда компаний на 3,5% и общей производительности факторов производства на 1,3%, что, скорее всего, связано с неправильным измерением производительности в результате смещения прибыли. Падение особенно заметно для тех фирм, которые интенсивно используют нематериальный капитал. Уровень кажущейся производительности труда в среднем снижается на 4,1%, когда фирма начинает перемещать активы в налоговую гавань. В то время как для фирм, которые больше задействованы в реальном секторе, он в среднем снижается только на 2,7%.

Кроме того, имеются сильные динамические эффекты, поскольку снижение становится тем более глобальным, чем дольше дочерняя фирма остаётся резидентом в налоговом убежище. Например, оценки специалистов по налоговому консалтингу из «ОКГ» показывают, что после десяти лет присутствия в налоговой гавани, уровень производительности труда достигает среднего снижения на 11,7% по сравнению с годами до присутствия филиала компании в налоговом убежище. Такая тенденция особенно сильно выражена именно среди фирм с интенсивным использованием нематериальных активов.

Также необходимо использовать данные по объёму в генерировании совокупной добавленной стоимости тех корпораций, которые имеют дочерние фирмы в офшорах, и предполагаемую потерю производительности таких корпораций. Сделать это надо, чтобы соотнести степень перемещения прибыли с совокупным снижением производительности. Такие наблюдения показывают, что фискальная оптимизация на микроуровне приводит к снижению совокупного годового роста производительности труда на 0,6%. Это равносильно 9,7% от наблюдаемого совокупного годового роста производительности труда за весь рассматриваемый период.

Такие же выводы были получены при исследовании подобной проблемы в США (Guvenen et al. 2021), которое было сфокусировано на деятельность американских корпораций и использует метод распределения по формулам для определения истинного местоположения экономической деятельности исследуемых фирм. В соответствии с этим методом общая мировая прибыль двух сотен крупных компаний США распределяется по разным регионам с использованием комбинации оплаты труда и продаж якобы не аффилированным с ними фирмам в разных географических местоположениях по всему миру.

В последней версии своей работы исследователи оценили влияние изменения прибыли корпораций с учётом различных агрегированных показателей и выяснили, что влияние на добавленную стоимость и, следовательно, на производительность зависит от рассматриваемого периода. По их оценкам, за 2004 и 2010 годы среднегодовой рост производительности труда с поправкой на изменение прибыли увеличился на 12 базисных пунктов (+6% от нескорректированного показателя) и снизился на 12 базисных пунктов за период 2010-2018 годов (на 11% с использованием показателей средних значений темпов роста). Кроме того, наиболее сильным такое падение было сосредоточено в тех компаниях, которые интенсивно занимались инвестициями в сектора, тесно связанные с НИОКР – это падение у таких фирм более чем в четыре раза выше, чем в экономике в целом.

Существует множество потенциальных последствий неправильного измерения производительности. Во-первых, такое неправильное измерение, может быть фактором который выдаст несоответствие между показателями инвестиций в информационные технологии, показателями производительности и выпуска реальной продукции на национальном уровне. Эта погрешность выше для компаний, которые ведут в основном нематериальные виды деятельности.

Помимо вопросов измерения, социальные и политические последствия всё большей оцифровки экономики и попытки уклонения больших корпораций от уплаты налогов все больше привлекают внимание общественности. Интересно, что одним из первых требований общества в отношении реформ международного налогообложения было внедрение общедоступной базы данных, проливающей свет на экономическую деятельность и соответственно на налоги, уплачиваемые фирмами, скрывающимися в налоговых убежищах — офшорах.

Это требование, заложило основу для введения единых форм международной отчётности, в конечном итоге внедрённой в странах, входящих в ОЭСР (международное экономическое объединение развитых стран). Конечно, введение этих мер не было напрямую мотивировано потенциальными искажениями в официальной статистике, а главным образом для повышения прозрачности налогов, уплачиваемых международными корпорациями. Таким образом, неправильные измерения, связанные с оффшорным миром, представляются существенными проблемами, требующими как политических реформ, так и экономических разъяснений.

Ведь, если годовая производительность труда занижена в статистике корпораций даже на 10%, то это может быть использовано фирмами в качестве аргумента для снижения роста заработной платы, что в свою очередь повлечёт последствия второго уровня (потребление и замедление уровня роста всей экономики). И наоборот, для данного наблюдаемого повышения заработной платы это неправильное измерение может способствовать искусственному увеличению разрыва с учётом роста производительности, что, в свою очередь, может послужить предвзятым сигналом для принятия решений в области денежно-кредитной политики.

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.