«Забудьте слово «талибы»: экс-сотрудник СВР оценил сотрудничество с ними России

Освободительное движение или пакистанские оккупанты

Слова чиновников МИДа, называющих «адекватными людьми» представителей признанного террористическим и запрещенного в России движения «Талибан», вызывают некий культурный шок. Почти такой же, как открытый приезд членов этого движения в Москву.

Мой собеседник — бывший сотрудник Службы внешней разведки. Его спорные взгляды на ситуацию в Афганистане помогут понять отношение российских властей к талибам.

Фото: AP

Его карьера тесно связана с Афганистаном, он говорит, что все, что происходит сейчас в этом государстве, не так просто и однозначно, и меньше всего России необходимо наживать себе сегодня новых внешних врагов. Тем более, что взявшие власть представители народности пуштунов, большая часть которых входит в «Талибан», никогда не относились к нам плохо.

«Я думаю, что понятие «талибы» постепенно станет заменяться понятием «пуштунское большинство». Так что забудь это слово. Я сам не люблю его. Собственно говоря, в отличие от американцев, нам действительно нечего делить с пуштунами. Например, именно пуштуны ухаживали за могилами советских солдат, когда первый раз пришли к власти в 1996 году».

Могу сказать, что с некоторыми соображениями из тех, что высказал мой визави о пуштунах, их образе жизни, многовековом «кодексе чести», я как представительница европейской цивилизации и культуры не могу согласиться. Еще более с его определением талибов как пуштунского большинства не согласны многие востоковеды (их мнение можно прочесть ниже). Тем не менее, его прогноз дальнейших событий в Афганистане заслуживает внимания. Тем более что он искренне переживает за будущее этой страны.

— Если бы ты знала, насколько красив был сам Афганистан сорок лет назад, — начинает мой собеседник.- Это была просто восточная сказка. Все уничтожила война. Если бы не она, туризм приносил бы миллиарды. Но при этом надо понимать, что Афганистан — и тогда, и всегда — это государство пуштунов, именно они являются его титульной нацией, составляя 70% населения, а не оставшиеся 30% таджиков и узбеков.

— Тут надо начинать чуть ли не от сотворения мира. Чтобы понять, что исторически государство Афганистан было чисто пуштунским, потом уже, когда Великобритания и Российская империя в XIX веке делили границы для проведения телеграфной линии, была создана так называемая линия Дюранда — практически не размеченная многокилометровая граница между Афганистаном и Пакистаном. И с тех пор Афганистан стал многонациональным. Туда добавились узбеки, таджики, говорящие на языке дари. До этого же национальности «афганец» не существовало в природе. Были пуштуны и остальное меньшинство.

— Да, это так. Сам Афганистан в том же году в результате переворота стал независимым от Великобритании. Так что взаимное признание было выгодно обеим сторонам.

В 1933-м к власти пришел Захир-Шах, который правил до 1973 года. Он проводил политику построения светского государства, но, несмотря на то что тоже был пуштуном, пуштуны все то, что он сделал, не восприняли. Потому что сами они многие сотни лет живут не по исламу, а по так называемому Пуштунвалаю. Это их «кодекс чести» не просто с дошариатской эпохи, а со времен Али-бабы и 40 разбойников, то есть его корни уходят в глубокую древность. И когда сейчас пуштуны говорят, что станут судить преступивших закон по шариатскому суду, это означает, что они действительно идут на поблажки и послабления, так как шариат намного мягче Пуштунвалая.

— Нарушившие древний закон мужчины тоже должны умереть. Никаких исключений здесь нет. Пуштуны защищают честь своих женщин любой ценой, берегут женщин от всех опасностей. Именно поэтому они никуда не отпускают их одних и охраняют их лица от чужих глаз.

Да, у пуштунов есть смертная казнь за преступления против Бога, так же, как, к примеру, в США есть смертная казнь за преступления против государства.

Пуштуны в свое время поддержали приход на Восток ислама, потому что, по их мнению, соседи погрязли в разврате. Наложницы, гаремы, арабские сказки — это все греховно и ни к чему хорошему не приводит. Потому что сами пуштуны всегда жили иначе. Их образ жизни больше всего похож на социалистический, что ли. У них есть глава рода, но эта должность не наследуется. У них нет личных денег, все деньги племени общие.

Согласно Пуштунвалаю, у них есть чувство долга по отношению к своей земле, чувство справедливости, заставляющее их мстить обидчикам. Любое оскорбление или насмешка, как они считают, может быть смыта только кровью.

Эти принципы в силу множества причин не менялись веками. При этом в пуштунском обществе гораздо тяжелее быть мужчиной, нежели женщиной. Именно мужчин заставляют зарабатывать деньги на всех своих женщин, это позор для пуштуна, если он не сможет содержать свою семью.

— Так кажется только европейцам, воспитанным в другой культуре. Пуштуны не против свобод для женщин. На их территориях, о чем сегодня замалчивается, всегда были женские школы, девушкам разрешается учиться на педагогов, на врачей, то есть они могут получать исконные женские профессии. Но при этом Пуштунвалай, действительно, предписывает мстить за поруганную честь женщины, и чтобы этого избежать, женщина, мать, сестра, жена, дочь ни на минуту не должны оставаться одни. Поруганная честь — это смерть всей семьи, таков закон веков.

Пуштуны убеждены, что, когда они искоренят преступность, как в Катаре, когда смогут быть спокойны за безопасность своих дочерей, только тогда те будут ходить одни и не закрывать свои лица.

Знаешь, зачем они отдают в жены девочек в семь лет? Речь не идет о раннем сексе. В этом плане пуштуны крайне традиционны. Мальчику, жениху, ведь тоже всего семь. Так девочка с раннего возраста переезжает под крыло к родителям мужа, воспитывается ими, и все спокойны за ее честь.

— Но так мир пуштунов и их представления о том, что правильно и что нет, не изменились со времен Средневековья.

Тут нужно вспомнить, что рассказывают о возникновении «Талибана»: в 1994 году группа правительственных солдат похитила двух девочек из пуштунской деревни и насиловала их всю ночь. После этого основатель движения мулла Омар собрал своих учеников («талиб» означает «ученик, студент») из медресе, они взяли в руки оружие и перебили эту воинскую часть, но были вынуждены убить и пострадавших девочек, согласно Пуштунвалаю. Иначе позор ложился на весь род.

В 1994 году пуштуны дали себе зарок остановить беспредел правительственных войск, а два года спустя, в 1996 году, они первый раз захватили власть в Афганистане. И тут уже вспыхнули моджахеды, то есть узбеки и таджики, надо сказать, безуспешно.

Обоюдная война закончилась в 1999 году, когда американцы, поддержав моджахедов, разбомбили родное селение муллы Омара. В результате этой бомбежки погибли 3 тысячи жителей, включая всю семью муллы Омара. После чего талибы совместно с «Аль-Каидой» (организация признана террористической и запрещена в России), имевшей финансовые возможности и поддержку саудитов, устроили в Америке 11 сентября.

В том же, 2001 году американцы высадили в Афганистане воинский контингент и снова, в который раз, передали власть в стране меньшинству, отняв у пуштунов их исконные земли и права. Все последние годы США усиливали свое присутствие здесь, умер от туберкулеза мулла Омар, был убит глава «Аль-Каиды» Усама бен Ладен.

Но все это проблемы американцев и их взаимоотношения с пуштунами. Для нас эти племена, в отличие от тех же моджахедов, никогда не были ярыми врагами. Почему пуштуны ухаживали за могилами наших солдат времен афганской войны? Потому что считали, что во время своего присутствия в Афганистане мы ничего плохого им не сделали, ни у кого ничего не отнимали, что-то строили, как-то помогали. С их точки зрения, «кодекс чести» советские войска не нарушали.

— Давай будем честны, советские войска присутствовали в Афганистане с 1958 по 1974 год. В 1974-м — вывод войск, в 1979-м — снова ввод. Когда в 1973 году двоюродный брат короля Дауд сместил короля Захир-шаха и стал первым президентом Афганистана, он вернул в страну религиозные ценности. Потом к власти пришла Народно-демократическая партия. Потом Хафизулла Амин, генеральный секретарь НДПА, заговорил о размещении войск НАТО в Афганистане.

Разумеется, наши этого допустить не могли. И тогда 27 декабря 1979 года было принято решение опять ввести войска. Король Захир-шах (пуштун) был настроен просоветски, его брат Дауд (пуштун) был настроен просоветски, Амин же (тоже пуштун) был настроен проамерикански. Он учился в США, были слухи, что он работал на ЦРУ. На самом деле если бы туда не вошли наши, то в тот же день вошли бы американцы. Наши просто десантировались быстрее. Я не знаю, насколько эта информация подтверждена открытыми источниками, но было именно так. Американцы развернулись в воздухе. Мы защищали свои границы и свои интересы.

— Американцы сами устроили свои проблемы. В 2019 году пуштуны вели переговоры со Штатами, чтобы допустить своих кандидатов до предвыборной гонки на выборах президента Афганистана. Но, так как все лидеры родов пуштунов входили в «Талибан» как организацию управления, совет племен, их не допустили. Явка избирателей была меньше 30%. И вскоре после окончания голосования пуштуны перешли в наступление.

Три месяца назад они поставили ультиматум: либо американцы выводят свои войска до 11 сентября, либо они продолжают газават. И Байдену ничего не оставалось, как сказать, что он согласен. Чтобы не получить повторения трагедии 20-летней давности. Потому что у многих пуштунов давно американские паспорта, они легализировались там и ждут только приказа. Нынешняя американская администрация прекрасно это понимает.

— Пуштуны заявляют, что будут управлять своей страной, торговать опием, добывать полезные ископаемые, а деньги пускать на развитие. Это их полное право, я считаю.

— На самом деле это вброс, видео старое. Никакого отношения к нынешним событиям оно не имеет. В 2015 году в Кандагаре открылся парк развлечений, и это были съемки оттуда. Ты просто не понимаешь. Пуштуны как дети. Их мальчикам слишком рано приходится становиться воинами, и, когда уже взрослые мужчины в перерывах между боями имеют возможность расслабиться, они это делают со всей радостью, на которую способны.

— А ты уверена, что это сделали пуштуны? Да, наши признали «Талибан» запрещенной террористической организацией в угоду американцам. Думаю, что в ближайшем будущем в РФ все чаще станут отходить от этого названия и называть пуштунов пуштунами.

В конце концов, если их большинство, они имеют право жить на своей территории так, как они хотят. У пуштунов есть собственное представление о том, каким должно быть их государство. Они изменились. Они не обманывают, когда говорят об этом. Они выросли. Они хотят строить Афганистан по примеру Саудовской Аравии.

И поверь, как только уровень безопасности в стране станет, с их точки зрения, достаточным, те же женщины получат возможности управлять автомобилем и смогут свободно передвигаться. Как это, кстати, есть у богатых саудитов.

Как только те поняли, что женщинам невозможно добираться до больших торговых центров и делать покупки без автомобиля, им выдали права на вождение. Ты можешь не верить мне, но большинство пуштунских женщин та жизнь, которую они ведут с рождения, не только не угнетает — они вполне себе счастливы. Спроси у них, и они ответят, что с радостью носят паранджу.

— Да, пока аэропорт Кабула закрыт. Идет эвакуация НАТО (после написания этого материала военные США завершили эвакуацию из Афганистана и аэропорт перешел к талибам — «МК»). Если ты хочешь сейчас лететь в Афганистан, то должна долететь до Карачи — это крупнейший город Пакистана. Оттуда 10–12 часов добираться на автобусе. Границы там открыты, и через пункт пропуска пуштуны вполне могут приехать и уехать, куда захотят. Все остальные сперва должны доказать свою благонадежность. 

Для тех, кто не работал на американцев, это будет несложно. За месяц пуштуны разберутся с новым «Северным альянсом», проверят кого надо. Следует попросту подождать. Они уже объявили амнистию. Думаю, с конца сентября аэропорт Кабула заработает для всех. Пуштуны не мракобесы. Они просто возвращают свое.

— «Талибан» (террористическая организация, запрещенная в России) на заре своего существования, действительно, во многом имела черты пуштунского национально-исламского движения, активно использовавшего джихадистские лозунги и практики. При этом доминирующую роль в руководстве первого «Талибана» (вторая половина 90-х — 2001 гг.) играли выходцы из Большого Кандагара (провинции Кандагар, Забуль, Гельманд), принадлежавшие к пуштунской группе племен дуррани. Тот же основатель движения талибов мулла Мохаммад Омар был пуштуном-дуррани.

К их числу относятся и ныне широко известные лидеры «Талибана» мулла Якуб и мулла Абдул Гани Барадар. Позднее все более важную, а сегодня, пожалуй, ключевую роль в руководстве «Талибана» начали играть люди из клана Хаккани, принадлежащего к пуштунской группе племен гильзаев.

Главарь «сети Хаккани» (террористическая организация, запрещенная в России) Сираджуддин Хаккани официально является одним из трех заместителей лидера «Талибана» маулави Хайбатуллы Ахунда. Многие эксперты в Афганистане и Пакистане утверждают, что между гильзайской фракцией Хаккани и группой дуррани в руководстве талибов давно идет скрытая и достаточно острая борьба за власть, которая, весьма вероятно, еще больше обострился в обозримой перспективе.

Во втором (нынешнем) «Талибане», вернувшемся к власти в Афганистане в середине августа, все более заметную роль начинают играть непуштунские элементы, в частности, таджикские полевые командиры. Именно благодаря их поддержке талибам удалось в течение трех недель захватить более 200 уездов на севере Афганистана, где в основном проживают таджики и узбеки. Многие афганские провинции на севере страны сегодня контролируются именно таджикскими группами.

Если нынешние вожди «Талибана» рассчитывают построить относительно устойчивый политический режим в Афганистане, им придется отказаться от исключительной ставки на пуштунские группы и взять курс на создание полиэтнического правительства. В противном случае режим талибов начнет рушиться гораздо быстрее, чем это произошло с институтами исламской республики, просуществовавшими почти 20 лет.

Кстати, точная численность пуштунов в сегодняшнем Афганистане неизвестна. Действительно, лет 30–40 начал это была доминирующая в афганском обществе этническая группа. Однако уже несколько лет назад официальная численность пуштунов, согласно данным переписи населения, скатилась к отметке 50 процентов (злые языки говорили, что на самом деле эта цифра оказалась еще ниже, но тогдашним политическим руководством Афганистана было принято решение остановиться на половинной доле пуштунов в афганском этническом оркестре).

Ряд экспертов полагают, что пуштуны давно уже не являются не только доминирующей этнической группой, но даже большинством населения Афганистана. По их мнению, после тридцати лет непрекращающейся войны, в том числе благодаря талибам, которые около 20 лет гнали на джихад пуштунскую молодежь, численность пуштунов значительно снизилась — именно пуштуны стали в итоге главными жертвами организованного талибами джихада. В результате, полагают некоторые афганские аналитики, численность пуштунов и таджиков в современном Афганистане «примерно сравнялась».

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон и вовсе на днях заявил, что доля таджиков в населении Афганистана составляет 46 процентов. Если верить этой цифре, да еще учесть заметное присутствие в афганском обществе узбеков и хазарейцев (как минимум в целом около 20 процентов), то численность пуштунов в Афганистане окажется в районе 35–40 процентов. Рискнем предположить, что господин Рахмон несколько преувеличил долю таджиков. Но даже в этом случае придется признать, что пуштуны больше не являются господствующим этносом в Афганистане.

Нынешний «Талибан» лишь в некоторой степени остается выразителем интересов пуштунского населения страны. После того, как талибы были вытеснены американцами и натовцами из Афганистана в Пакистан, они попали под жесткий контроль пакистанской армии и спецслужб. К моменту своего триумфа летом 2021 года «Талибан» окончательно превратился в гибридную армию Исламабада, руками которой он вел гибридную же войну против афганского правительства.

Сегодняшние главари талибов — это, прежде всего, проводники интересов Пакистана в Афганистане. А, как показывает практика, эти интересы очень далеки от интересов пуштунского народа.

В самом Пакистане пуштуны представляют одну из дискриминационных этнических групп, которая подвергается политическим репрессиям и настоящему геноциду (присутствие пуштуна Имран Хана на посту премьера страны не должно вводить в заблуждение — он находится под полным контролем пенджабской верхушки армии и разведки Пакистана). Именно поэтому в пушунской провинции Хайбер-Пахтунхва в Пакистане уже несколько лет существует и набирает популярность движение «Пуштун Тахафуз» («Защита пуштунов»). Его лидеры и активисты ведут борьбу под лозунгами прекращения геноцида пуштунов, обвиняя в этом армию, спецслужбы и политическое руководство Пакистана.

Пакистанское руководство много лет использует «Талибан» в качестве инструмента управления, давления и истребления (под лозунгами джихада) пуштунов по обе стороны «линии Дюранда» (афгано-пакистанской границы). Мало сомнений в том, что Исламабад продолжит это делать и теперь, когда главари талибов обживаются в апартаментах президентского дворца «Арг» в Кабуле.

Так что ставить знак равенства между пуштунами и талибами в современном Афганистане не стоит. Тем более — между интересами талибской террористической группировки, находящейся в зависимости от пакистанского истеблишмента, проводящего антипуштунскую и антиафганскую политику, и пуштунами, воспринимающими государственную линию Исламабада как форму оккупации и этнического угнетения.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.