ГКЧП вел тайную рельсовую войну

Путчисты перекрыли движение поездам с шахтерами в сторону Москвы

30 лет назад, в разгар путча ГКЧП центром всех главных событий в стране являлась Москва. Однако, даже на далекой периферии кое-где в августовские дни 1991-го бушевали нешуточные страсти. Корресподент «МК» , волей случая оказавшись тогда под Воркутой, стал свидетелем настоящей «партизанской рельсовой войны», развернувшейся в этих суровых северных краях.

Фото: Геннадий Черкасов

Кому – путч и защита демократии на столичных баррикадах, а кому – отпуск, который намечено провести, путешествуя по Северному Уралу. Так уж получилось, что наша группа туристов-«дикарей» выехала из столицы в вагоне легендарного скорого «Москва — Воркута» 18 августа 1991 года. О грядущей попытке госпереворота, естественно, никто из нас – ни сном, ни духом. Про события, которые взорвали страну, довелось узнать на следующий день, сидя в купе вагона за тысячу верст от Первопрестольной, — из скупых сообщений, транслируемых в радиоэфире.

Признаюсь честно, — никто из нас не стал сразу же пытаться сделать разворот на 180 градусов и спешить в столицу, чтобы подсобить нашим. Уж слишком туманно выглядела московская ситуация в тех весьма завуалированных формулировках, которые давало радио, доступное на просторах Республики Коми. А потом выяснилось, что даже при большом желании повернуть назад в Москву ни у нас, ни у наших попутчиков на получится.

От проводника вагона мы узнали (а он, в свою очередь, услышал новость от начальника поезда, имеющего прямую радиосвязь с большой землей), что движение пассажирских поездов со стороны Воркуты на Москву перекрыто.

Почему? Кто распорядился? – Оставалось только гадать.

К тому времени шахтеры уже не раз демонстрировали своими протестными выступлениями, что они представляют собой грозную силу. Именно шахтерские пикеты и забастовки во многом способствовали продвижению опального Ельцина во власть. Видимо теперь, когда ГКЧП попытался переломить ситуацию в стране, отодвинув в сторону и Горбачева, и Ельцина, кто-то из влиятельных путчистов решил подстраховаться и озаботился принять меры по недопущению в столицу отрядов шахтерских активистов, способных заметно повысить «обороноспособность» того же Бориса Николаевича.

Но все-таки в реальность таких уже почти военно-тактических мер верилось с трудом. На ум приходила запомнившаяся из учебников по истории эпопея 1917 года, когда революционный Петроград волновался, удастся ли остановить войска генерала Корнилова, двинувшиеся на него наводить порядок. Но где Корнилов и где воркутинские шахтеры!

Однако действительность вроде бы подтверждала услышанную от поездной бригады информацию. На протяжении нескольких часов нашему скорому не попалось ни одного встречного пассажирского поезда.

Своеобразный пик этой железнодорожной эпопеи наступил на следующий день, 20 августа. Состав подошел к последней перед Воркутой крупной станции Сейда. (Крупной по местным меркам. Сам железнодорожный узел – 5 или 6 путей. Небольшое станционное здание, а рядом с ним – полуумерший поселок, в котором пригодные для жилья дома, как показалось тогда, можно по пальцам пересчитать.)

Стоянка здесь по непонятным причинам затянулась.

На соседнем пути застыл другой пассажирский поезд. На его вагонах маршрутные таблички «Воркута – Москва». Вот он, тот самый встречный! Неужели везет боевой отряд шахтеров, и его здесь тормознули?

Общение с толпившимися на платформе пассажирами воркутинского состава не подтвердило таких предположений. Публика оказалась среднестатистическая, — много женщин, детишки… Впрочем, и крепких мужиков тоже достаточно. Но не похоже, чтобы они были объединены в некий добровольческий корпус. Скорее всего эти люди просто едут к большой цивилизации с вполне обыденными целями – в отпуск, в командировку… Хотя услышанные разговоры заставляли подумать о том, что при случае мужчины-воркутинцы без особых колебаний предпримут самые решительные действия против затеи гекачепистов. Эпитеты в адрес Янаева, Крючкова и Ко витали в воздухе весьма перченые.

Фото: Михаил Ковалев

Оказалось, что поезд, следующий на Москву, стоит здесь довольно давно. То есть, действительно, его вперед не пускают. Один из путейских рабочих, с которым довелось поговорить, это подтвердил. А еще добавил интересную деталь. Якобы, участок магистрали в южном направлении – между Сейдой и станцией Сивая Маска, — закрыт. Туда еще утром по чьему-то распоряжению отправили бригаду рабочих на мотодрезине. Вроде бы для устранения возникшей неисправности рельсового пути. Но на самом деле никакой неисправности нет, а дрезина эта просто стоит на одном из промежуточных разъездов и блокирует движение других составов.

«Так можно же объехать по другому пути, который имеется на разъезде». «Этот путь для вашего скорого оставляли, а сейчас, они, наверное, уже и его перекрыли». «Что, еще одну дрезину туда подогнали?» «Это не обязательно. Теперь, когда «московский» прошел, можно переставить дрезину на участок, где всего одна колея. Но даже и это не обязательно: им достаточно просто имитировать проведение ремонтных работ. Перегон формально закрыт, и никто даже в экстренном случае не рискнет туда состав направлять, — хоть с той, хоть с этой стороны».

После затянувшейся почти на полчаса «технологической» остановки наш поезд, наконец, двинулся дальше на север. Но в заполярную шахтерскую столицу мы не попали. Да это и не планировалось, ведь конечным пунктом нашей железнодорожной поездки был расположенный в полусотне километров от Воркуты маленький разъезд Чум. Оттуда мы стартовали в поход на восток – к горам Северного Урала. Если и были какие-то сомнения — может, все-таки вернуться в Москву? — то сперва от такого варианта отвращала увиденная ситуация с перекрытием пассажирского движения на воркутинской магистрали, а еще через день острота ситуации сошла на нет, — по радио сообщили о подавлении путча.

Позднее я попытался все-таки выяснить, что же за история была в августе 1991-го с этой необъявленной рельсовой войной на Печорской магистрали? Но никаких внятных ответов от железнодорожных управленцев добиться не удалось. Однако увиденное и услышанное автором этих строк 30 лет назад на маленькой станции Сейда, расположенной всего в 75 километрах от Воркуты, заставляет думать, что кто-то из гекачепистов все-таки решил тогда перестраховаться от появления в Москве нежелательных гостей с далеких воркутинских окраин.

Лица свободы девяностых: опубликованы редкие кадры дней ГКЧП

Смотрите фотогалерею по теме

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.