«Кнут и пряник» талибов: какие порядки насаждают боевики в Афганистане

Вернется ли страна к жестокому средневековью

Стремительное наступление боевиков движения «Талибан» (запрещенная в России террористическая организация) привело к захвату ими за несколько дней десятка столиц провинций Афганистана – что фактически дает радикалам контроль над двумя третями страны. Что происходит в захваченных талибами местностях и какой будет жизнь афганцев под властью радикалов – попробуем разобраться.

Кабул «кажется осажденным городом в осажденной стране», рассказала NPR Morning Edition работающая в Афганистане журналистка Линн О’Доннелл. Это выражается, в частности, в том, что множество людей хлынули в столицу из соседних регионов Афганистана. Общественные парки в Кабуле превратились в лагеря для перемещенных лиц. Цены на продукты питания и топливо растут, поскольку талибы перекрывают маршруты завоза товаров в столицу.

Но самое ужасное, что существует реальная опасность того, что Кабул может стать следующим афганским городом, который падет под ударами талибов и перейдет вновь к ним в руки – как это было в 1996 году.

Корреспондент CNN в Кабуле Кларисса Уорд рассказывает о мольбах о помощи от тех афганцев, которые работали с возглавляемой США антитеррористической коалицией и теперь опасаются возмездия со стороны талибов. «Прямо сейчас в столице царит ощущение явного страха и почти паники», — говорит Уорд.

* * *

Условия в контролируемых Талибаном частях страны западные журналисты называют «жестокими». «Талибан» хватает людей, которые работали на вооруженные силы США или афганское правительство. Женщинам приказывают оставаться в своих домах, если их не сопровождает родственник-мужчина. Также звучат опасения, что женщин будут насильно выдавать замуж за боевиков «Талибана». Девочек в перешедших под контроль боевиков районах забирают из школ, а школы для девочек закрываются.

Талибы умело сочетают политику «кнута и пряника». Где-то они демонстративно проявляют покладистость и избегают кровопролития, договариваясь с властями о сдаче населенных пунктов без боя. Где-то начинают насаждать свои жесткие правила – и мало сомнений в том, что со временем, когда «Талибан» вовсю почувствует свою власть, гайки будут закручены до предела.

Пока же попадающие в социальные сети сообщения и изображения из Афганистана дают возможность как в калейдоскопе наблюдать за действиями боевиков, берущих один афганский город за другим.

В городе Калат, административном центре провинции Забуль, талибы достигли договоренности с местными властями – «отцы города» согласились сдать населенный пункт без боя. В обмен боевики пообещали чиновникам безопасный выезд из города.

Видеокадры, сделанные в окрестностях города Фарах (столицы одноименной афганской провинции), показывают кортеж из машин, в которых, как утверждается, в сторону иранской границы движутся местные чиновники, ранее договорившиеся с талибами о сдаче города без сопротивления.

В городе Газни талибы не только разрешили местным шиитам провести траурные мероприятия по случаю мученичества имама Хусейна, но и пообещали обеспечить их безопасность.

Размещенные в соцсетях кадры из Гильменда показывают, как талибы-триумфаторы спускают трехцветные флаги Исламской Республики Афганистан и заменяют их на белые полотнища «Исламского Эмирата Афганистан».

На кадрах, сделанных, как утверждается, в Кандагаре, видно, как талибы оперативно устроили переименование городских объектов – переименовали площадь, названную в честь глава афганской национальной полиции генерала Разика, погибшего в результате покушения в 2018 году, в площадь Омара (судя по всему, подразумевается покойный ныне основатель «Талибана» мулла Омар).

В Кандагаре, как пишут пользователи Твиттера, талибы зашли в офис одного из банков и приказали работавшим там девяти женщинам уйти. Сотрудниц вооруженные люди проводили по домам и велели не возвращаться более на работу, заявив, что работать должны их родственники-мужчины.

Кадры из города Газни показывают, как талибы наказали двух человек, заподозренных в воровстве – им вымазали лица в черный цвет и провели по улицам.

* * *

На Западе звучат – и звучат вполне обоснованно – опасения за судьбу не просто свободы прессы в Афганистану, но и за судьбу афганских журналистов, людей из плоти и крови.

В опубликованной в The New York Times статье говорится: «Двадцать лет назад Афганистан был информационной пустыней. При талибах не было независимых СМИ. Не было женщин-журналистов. Не было общественного обсуждения. Голоса простых людей были заглушены и оттеснены. «Новостями» служили указы «Талибана»… В течение следующих двух десятилетий все это полностью изменилось. Сегодня динамичные сети радио, телевидения и онлайн-СМИ охватывают все 34 провинции».

Но что будет с прессой завтра, когда власть в стране перейдет к радикалам? Исполнительный директор Комитета по защите журналистов Джоэл Саймон написал в Washington Post статью, в которой призвал США спасти жизни афганских журналистов. В противном случае, утверждает он, «погибнет целое поколение репортеров».

На днях появились сообщения, что из-за наступления талибов более 90 средств массовой информации в Афганистане уже закрылись, а беспокойство за безопасность журналистов продолжает расти.

Журналистка из северной части Афганистана написала анонимную статью для The Guardian после того, как талибы взяли под контроль ее город: «На прошлой неделе я работала новостным журналистом. Сегодня я не могу писать под своим именем или говорить, откуда я. Вся моя жизнь оказалась стерта всего за несколько дней… Все мои коллеги по СМИ в ужасе. Все, что я могу сделать, это продолжать бежать и надеяться, что скоро откроется дорога из провинции. Пожалуйста, молитесь за меня».

* * *

«Пора задаться вопросом, как группировка, которую осуждают как диких религиозных фундаменталистов и спонсоров международного терроризма, могла оправиться от полного поражения два десятилетия назад и стать будущими правителями Афганистана, – недоуменно восклицает Марк Алмонд, автор статьи в британской газете Daily Mail. – Означает ли очевидная неминуемая победа Талибана, что стране суждено вернуться к жестокому средневековому режиму, правившему там в 2001 году?»

Талибы предпринимают немало усилий, чтобы убедить не только соотечественников, но и международное сообщество, что они не такие ужасные террористы и тираны, какими привык воспринимать их мир. И судя по всему, в этом они достаточно преуспели – иначе с чего бы в Москве принимали бородачей-переговорщиков в тюрбанах из запрещенной Верховным судом РФ террористической группировки.

Новое поколение талибов идет вразрез со старой линией группировки, демонстративно отказывавшейся от современных технологий и запрещавшей в Афганистане интернет. Молодые сторонники «Талибана» активно пользуются возможностями соцсетей и СМИ для продвижения своей идеологии. Да и представители старшего поколения пытаются произвести хорошее впечатление на международной арене, показывая себя договороспособными политиками, претендующими на легитимное управление Афганистана. И даже говорят, что насилию надо положить конец, а женщины имеют права (в соответствии, конечно, с исламскими законами).

Вполне возможно, что в своей «экспортной» версии «Талибан» будет умереннее, чем прежде. Возможно, не будет откровенного заигрывания с международными террористическими группировками, не будет резких действий в отношении соседних стран. В конце концов, талибы соблюдают пока свою часть сделки с США – воздерживаются от нападений на покидающих Афганистан американских военнослужащих.

Но следы, оставленные несколькими годами правления радикальных исламистов в 1990-е, заставляют задуматься о том, каким талибский режим может оказаться в 2020-е.

Многие афганцы, уставшие от кровавых войн и междоусобиц, в середине девяностых восприняли приход талибов к власти как знак того, что в страну наконец пришли мир и стабильность, пусть и с жесткими шариатскими правилами.

Действительно, исстрадавшиеся за многие годы афганцы поначалу в целом приветствовали талибов, которые начали с того, что стали искоренять коррупцию, обуздали беззаконие и создали условия для процветания бизнеса. Но «медовый месяц» скоро кончился.

И та зверская расправа, которую учинили ворвавшиеся в Кабул талибы над скрывавшемся в миссии ООН бывшим коммунистическим руководителем Афганистана Наджибуллой, стала символом всего жестокого правления радикалов.

Тогда, в первой версии «Исламского Эмирата» афганским женщинам было запрещено работать, посещать школу или покидать дом без родственников-мужчин. Мужчин же заставляли отращивать бороды и носить головные уборы. Музыка и другие развлечения были запрещены. Нарушители правил рисковали подвергнуться публичной порке, избиению или унижению. А женщин, нарушавших строгие правила, бывало, и убивали.

Муллы из «Талибана» ввели наказания в соответствии со своим строгим толкованием законов шариата. Осужденных убийц казнили публично, прелюбодеев и гомосексуалистов забивали камнями до смерти, ворам отрубали руки. Телевидение, музыка и кино были запрещены.

Мир на все эти дела смотрел с недоумением, режим талибов по большей части не признавал (с «Исламским Эмиратом» дипломатические отношения поддерживали только Пакистан, Саудовская Аравия и ОАЭ), но отделывался в лучшем случае отповедями и громким осуждением – например, когда талибы начали взрывать считающиеся историческим памятником мирового значения гигантские буддистские статуи в провинции Бамиан).

Собственно, есть основания думать, что и в модернизированной версии талибского режима кардинальных изменений не предвидится. Согласно различным сообщениям афганских СМИ, полевые командиры «Талибана» на севере и северо-востоке Афганистана потребовали от местных жителей по одной девушке на семью выдать замуж за боевиков. Опять говорят, что женщины не могут покидать дом без сопровождения родственника-мужчины. А мужчинам приказано молиться в мечетях и отращивать бороды.

«Тревожные сообщения об убийствах из мести «коллаборационистов», сотрудничавших с Западом, и жестоких избиениях женщин и девочек из районов, «освобожденных» их воинами в последние недели, показывают разрыв между ситуацией на местах и ​​сладкими разговорами группировки о «новом Талибане», – пишет в Daily Mail Марк Алмонд. – Послушайте англоязычного мирного переговорщика «Талибана» Сухейла Шахина, и вас можно простить за то, что вы думаете, что «Талибан» провел либерализацию за последние два десятилетия. Но существует явное несоответствие между вежливыми членами Дохинской группы «Талибана» — его базирующейся в Катаре переговорной группой — и командирами и пехотинцами на земле, которые хлещут женщин за то, что они не носят паранджу, и похищают девочек до подросткового возраста, чтобы они были выданы замуж за боевиков «Талибана» как военный трофей».

Да и с какой стати талибам, почувствовавшим вкус победы и реванша, возвращающимся к власти, отказываться от своих идеалов и обустраивать жизнь Афганистана на чуждый им, занесенный из «неверного» Запада манер?

А от главного внешнего раздражителя – сотрудничества с наиболее одиозными террористическими группировками и угрозы для других стран – талибам можно и отказаться. И тогда вряд ли у иностранных держав будет повод для того, чтобы еще раз изгнать «Талибан» из Афганистана.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.