Военный эксперт объяснил плюсы дрона «Охотник»: лучше легкого истребителя

Мураховский: «Хватит играть в догонялки, надо срезать углы»

В 2022 году должна завершиться работа над новым тяжелым ударным беспилотным летательным аппаратом С-70 «Охотник». Об этом во время посещения Новосибирского авиационного завода заявил министр обороны Сергей Шойгу. Он анонсировал на этот год подписание военным ведомством долгосрочного контракта на крупную партию таких аппаратов для вооруженных сил.

Автор: Geektrooper2. Фото: ru.wikipedia.org

Чем примечателен новый «Охотник», на какие позиции он выводит нашу страну в списке мировых производителей беспилотников – об этом «МК» рассказал ведущий российский военный эксперт, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» полковник запаса Виктор Мураховский. 

Информации об «Охотнике» пока мало – его точные характеристики не разглашаются. Из открытых источников известно, что этот аппарат весом порядка 20 тонн сделан по схеме «летающее крыло» с использованием технологий снижения радиолокационной заметности.

В августе 2019-го он совершил первый двадцатиминутный полет. Тогда же выполнил первый совместный полет с истребителем пятого поколения Су-57. А в начале нынешнего года впервые нанес удар по наземной цели авиабомбами. В перспективе «Охотник» сможет наносить удары высокоточными управляемыми ракетами «воздух — поверхность» и «воздух — воздух».

— У нас был известный период отставания по ударным беспилотникам, — рассказывает Виктор Мураховский. — Можно сказать, в данный момент мы нагоняем в создании дронов различного класса США, Израиль, другие страны, которые уже имеют достаточно серьезные ударно-разведывательные машины. Кое-чего достигли. Если почитать прессу, там многие уже всерьез сравнивают наш «Иноходец» или «Орион» с американским «Reaper», или «Альтиус» с их более крупными машинами.

Что же касается «Охотника», то я считаю, мы в его создании пошли правильным путём, когда приняли решение разработать беспилотный летательный аппарат «Охотник» как сверхзвуковой ударный комплекс для наших Воздушно-космических сил. Такой машины на данный момент нет ни у кого. Хватит играть в догонялки, надо срезать углы.

Если мы посмотрим на другие страны, то все беспилотники там сейчас дозвуковые, типа американского globalhack. Из-за этого они являются легкой целью для систем ПВО и истребителей. То есть их возможности, по сути, реализуются в нынешних военных конфликтах благодаря тому, что у противника нет серьезной противовоздушной обороны именно как системы ПВО.  И мы видим, как американцы безнаказанно, без какого-либо противодействия, наносят удары со своих беспилотных летательных аппаратов в Афганистане, Ираке.  Видим, что турецкие беспилотники активно используются в Ливии, в том же Ираке или на севере Сирии. 

Так что, если ориентироваться на применение беспилотников в конфликте с негосударственными вооружёнными формированиями, либо против стран, у которых нет серьезной системы ПВО и истребительной авиации, то действительно, в создании таких дронов мы — в роли догоняющих.  

Однако совсем другую картинку мы видели во время применения беспилотников Азербайджана против армии Нагорного Карабаха, где была развернута ПВО. Пусть лишь очаговая, не сведенная в единую систему. Работали отдельные устаревшие зенитно-ракетные комплексы, старая автоматизированная система управления, купленная в Иордании, образец которой был создан ещё в 70-е годы прошлого века, а затем ее модернизировали непонятным образом где-то в Белоруссии. Но даже при такой ПВО беспилотники Азербайджана — а там применялись в основном израильские и в незначительном числе турецкие — понесли серьезные потери, так как стали для нее доступной целью.

Так что если мы ориентируемся на то, чтобы осуществлять сдерживание в случае конфликта и отражать агрессию со стороны развитых в технологическом и военном отношении стран, то в конфликте с ними такого рода беспилотники долго не проживут. Именно поэтому мы пошли по пути, когда сразу создаем малозаметный сверхзвуковой аппарат, который может действовать как автономно, так и с дистанционным пилотированием, в едином боевом строю с истребителями, полностью интегрированным в автоматизированную систему управления авиационными группировками. Он имеет возможность выполнять те задачи, которые выполняет лёгкий тактический самолёт в разных армиях мира. При этом такой беспилотник будет дешевле, поскольку нет необходимости устанавливать место для пилота, системы катапультирования, жизнеобеспечения. Аппарат будет более компактным и сможет применяться для выполнения очень рискованных для пилотируемой авиации задач. То есть, когда вероятность потери самолета и пилота очень высока.

И я могу сказать, что здесь мы на передовой линии, в ряду ведущих стран, и даже чуть опережаем. Такая концепция как «ведущий» и «лояльный ведомый», на Западе известна давно. Там тоже разрабатывают беспилотники, способные действовать совместно с пилотируемой авиацией.  Но вот чтобы уже фактически в следующем году был завершён этап испытаний и, как заявил министр, предполагается заключение контрактов на поставку большой серии этих аппаратов, на таком уровне подобных разработок пока нет ни у кого.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.