Губернаторов надо лечить. Без очереди

Не ешьте эту колбасу, это колбаса для населения

Наши важные сановники живут не в России. Это всем известно. Внешне кажется, будто российский чиновник живёт на родине, но по-настоящему он живёт в совсем другой стране. В этой стране другая медицина, другая еда и вообще другая жизнь.

Машины «скорой» (с больными внутри) часами стоят в долгой очереди. Фото: Соцсети

Сегодня на планете самая важная и печальная тема — эпидемия коронавируса. Но начнём с весёлого факта. Только что стало известно: губернатор Сахалина распорядился до конца этого года (за оставшиеся пять месяцев) установить 500 электрозаправок для автомобилей.

Неизвестно, есть ли на Сахалине хоть один электромобиль. Для сравнения: в Москве сейчас около 200 электрозаправок. Получается: одна на шестьдесят тысяч жителей. А если сахалинский губернатор выполнит обещание, там будет одна заправка на 400 человек.

Не зная реальной жизни, можно подумать, будто жители Сахалина в сотни раз богаче москвичей. А ведь на самом деле они гораздо беднее. Этот анекдотический пример показывает, как далёк губернатор от народа и как он близок к деньгам бюджета. Это была присказка.

Теперь — о печальном, о небывалой тяжёлой затянувшейся эпидемии. Болеют миллионы, умирают тысячи; и вирус этот — большой демократ: ему всё равно, дворник ты или губернатор.

За минувшие два года ковидом болели многие сановники России. Болел премьер-министр, министр культуры, министр строительства, министр науки и пр.

Болели десятки депутатов Госдумы и даже лидеры фракций. Вирус, как видим, не делал снисхождения для важных господ.

За это время все мы сотни раз смотрели видеосюжеты из разных городов: жуткие многочасовые очереди машин «скорой помощи», которые привезли ковидных больных, чтобы сдать их в приёмный покой больницы. Только вообразите задыхающегося человека с высокой температурой, который лежит в фургоне, а фургон стоит на жаре пять, семь, девять часов. А в это время другие больные и их родственники сходят с ума, не понимая, почему «скорая», которую они вызвали, не едет так долго. Она не едет, потому что в очереди стоит.

Всё, о чём здесь сказано, не уникальные случаи, а наша повседневная жизнь с ковидом, который то поднимает волну, то слегка отступает, а когда поднимается очередная волна, многочасовые очереди возникают опять.

Всё это время с высоких трибун звучат речи о том, как надо заботиться о народе. Телевизор регулярно показывает нам эти совещания, где вельможи отчитываются, обещают, обещают, обещают. И не вспоминают, как по всей России сносили больницы и закрывали фельдшерские пункты, оптимизируя нашу медицину; как приказывали главврачам давать «хорошую статистику» (а любое руководство статистикой превращает её в ложь).

За время эпидемии ковидом болели сотни больших начальников. Но мы ни разу не слышали, чтобы такой начальник несколько часов ждал  приёмки в больницу, лёжа в машине «скорой помощи». Мы ни разу не слышали, что хоть один из этих начальников лежал в коридоре, потому что палаты забиты. Когда такой важный член общества болеет, палата особенная, уход за членом особенный. А их жёны, тёщи, дети? Никто не лежит часами в машине, никто не ждёт «скорую» целый день, никто не лежит в коридоре. 

Они живут на другой планете, и эпидемия лишний раз это доказала. А когда они говорят о народе, то возникает такое чувство, будто у важных начальников в руках не люди, а счётные палочки — учебное пособие.

Когда дети-первоклассники учатся считать, эти палочки обозначают то яблоки, то птичек или рыбок, огурцы и килограммы, а иногда — человечков. Кончился урок, и палочки-человечки засунуты в пенал до следующего раза.

…Как-то раз случилось оказаться за столом, где была жена сравнительно большого начальника. И вдруг она сказала:

— Не ешьте эту колбасу, это колбаса для населения.

Ничего не может быть лучше для понимания реальной жизни, чем эта фраза про колбасу.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.