Наезд Байдена на Путина нашел объяснение

На «хамство» президента США можно не обращать внимания

На старательно созданном американской стороной «добром и позитивном» эмоциональном фоне начались в Женеве переговоры между РФ и США о стратегической стабильности. Выступая перед верхушкой американских спецслужб, Джо Байден сначала в шутку назвал Путина своим «очень близким другом», а потом обрушил на Россию град упреков и насмешек. Мол, кроме нефтяных скважин и ядерного оружия у них ничего нет, но зато они «нарушают наш суверенитет», вмешиваясь в выборы в Конгресс в 2022 году.

Фото: en.wikipedia.org

Как все это сочетается с заявленным тем же самым Байденом курсом на деэскалацию отношений с Москвой? С точки зрения нынешней американской администрации, сочетается просто идеально. И не важно, что в России привыкли думать и действовать в логике «либо вражда, либо дружба или хотя бы взаимоуважительный деловой разговор».  Нам пора привыкнуть к тому, что Вашингтон эпохи президента Байдена действует в рамках совсем иной логики — привыкнуть и перестать ждать от американцев пусть даже не добрых, а хотя бы вежливых  слов. 

Обидно, конечно. Основной неформальный запрос России к своим международным партнерам состоит именно в уважении. А здесь облом — но облом, который на самом деле таковым совсем не является. Имея сейчас дело с Байденом, надо обращать внимание не на то, что он говорит, а на то, что он делает. А делает он, надо признать, по нынешним меркам достаточно много: вполне отвечающая российским интересам сделка с Германией по «Северному потоку-2», робкое, но вполне отчетливое возобновление российско-американского диалога, демонстративная холодность  по отношению к планам официального Киева в очередной раз проверить Москву на прочность и серьезность намерений в Донбассе. 

Почему все сопровождается тем, что в нашей столице может восприниматься только как хамство?

Года четыре тому назад у меня за пышно накрытым столом состоялся разговор по душам с бывшим министром обороны Великобритании. Стол был накрыт настолько хорошо, что собеседник растрогался и начал доказывать, что на самом он очень хорошо относится к нашей стране. В ответ я брякнул: никогда бы не подумал, что вы soft on Russia (английское выражение, означающее «занимать мягкую позицию по отношению к России»). Как же мой собутыльник испугался — настолько, что, как показалось, он даже протрезвел. Самое страшное обвинение, которое вы можете бросить британскому политику, — это упрек в том, что он якобы занимает мягкотелую позицию по отношению к Москве.

В Вашингтоне все обстоит точно таким же образом. Сказать, что мы в этом городе по-прежнему непопулярны, — ничего не сказать. Снижая уровень реального напряжения в отношениях РФ и США, Байден, как очень опытный политик, прикрывает свой политический тыл обидной для Москвы риторикой. Эта риторика звучит в его устах очень органично? Так оно и есть. И причина состоит в том, что нынешний президент США истово верит в то, что он говорит. Взгляды Байдена Россию не просто сформировались очень давно. Они окостенели и не подлежат изменению вне зависимости от того, что происходит в реальном мире. 

Нынешний американский лидер взошел на вашингтонский политический Олимп в 70-е годы прошлого века — период, когда многие вполне серьезные фигуры в США искренне считали, что их страна проигрывает холодную войну СССР. Следующие два десятилетия не оставили от такой точки зрения камня на камне. Страх перед Москвой сменился в американской столице пренебрежением в ее адрес. Вот в этих-то «святых девяностых» Байден и застрял. То, что он сейчас говорит о России в качестве президента, даже в деталях не отличается от его публичных высказываний о нашей стране в качестве вице-президента при Обаме. В картине мира по версии Байдена Россия — супердержава из дня вчерашнего, Китай — супердержава из дня завтрашнего. 

Как опытный и хитрый практикующий политик, Байден пытается не дать окончательно сформироваться российско-китайскому альянсу и выводит отношения между РФ и США из того безнадежного и глубокого тупика, в котором они оказались при Трампе. Как высокомерный догматик, Байден считает допустимым говорить о России то, что он говорит. С его точки зрения, мы все равно никуда не денемся: у Москвы нет альтернативы прагматичному диалогу с США — даже если в ходе этого диалога американцы будут откровенно хамить. 

Обидно — но в то же самое время вполне терпимо. В 80-е и 90-е годы американские лидеры, говоря о нашей стране, щедро «лили сироп и елей». Вспоминая об этом, я испытываю гораздо более неприятные и болезненные эмоции, чем при выслушивании очередных колкостей Байдена.

Целью российской внешней политики не может быть побуждение президента США к позитивной риторике о нашей стране. Целью нашей  внешней политики может быть только защита и продвижение  российских  национальных интересов. Страна, которая уверена сама в себе, вполне может позволить себе такую роскошь, как игнор хамства Байдена. 

Что реально внушает опасение, так это жесткая антироссийская линия, которую продолжает проводить сообщество американских спецслужб. Из слов президента США однозначно следовало, что именно эта «птичка» нашептала ему про планы Москвы «нарушить американский суверенитет», вмешавшись в выборы 2022 года. Я надеялся на то, что эта популярная в годы Трампа «пластинка» уже сдана в утиль. Выходит — не сдана. Значит, нам придется жить с этим дальше. Уверен, что России это вполне по силам.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.