Пилотажники рассказали об авиационных приметах и секретах мастерства

«Русские витязи» и «Стрижи» показали высший класс

«Пирамида», «конверт», «стрела», групповые синхронные «бочки» и «мертвые петли», «зеркало»… От многообразия фигур высшего пилотажа захватывает дух. И это далеко не все, что с легкостью и завораживающей красотой, выполняют летчики широко известных на весь мир российских пилотажных групп «Стрижи» и «Русские витязи».

Фото: Министерство обороны РФ

Корреспондент «МК» побывал на подмосковном аэродроме в Кубинке, где смогла увидеть тренировочные полеты и пообщаться с асами.

Более 30 лет назад командованием ВВС было принято решение о формировании на подмосковной авиабазе в Кубинке специальных пилотажных групп. Их целью было привлечь молодёжь в авиацию, и главное – продемонстрировать всему миру возможности российской авиатехники.

«Русские Витязи» — единственная в мире авиагруппа, показывавшая фигуры высшего пилотажа на тяжёлых истребителях Су-27, сформирована 5 апреля 1991 года из летчиков 1-й эскадрильи 237-го гвардейского Проскуровского смешанного авиаполка. Мало кто знает, но изначально группа именовалась «Голубые молнии», но в 1991 году, практически перед самым отъездом на первый авиапоказ в Польшу выяснилось, что такое название уже существует у японских летчиков. Чтобы избежать путаницы «Молнии» переименовали в «Витязей».

6 мая 1991 года авиагруппа высшего пилотажа ВВС «Стрижи» на сверхзвуковых реактивных фронтовых истребителях МиГ-29, созданная на базе того же гвардейского Проскуровского авиаполка, впервые выступила на авиационном показе.

Вскоре о «Русских витязях» и «Стрижах» заговорил весь мир. Сейчас пилотажные группы ежегодно выступают на самых значимых авиапоказах и выставках.

Есть только истребители и небо

Небо над авиабазой голубое-голубое, почти без единого облачка. Идеальное небо, чтобы в полной мере насладиться красотой полетов. Истребители томятся в ожидании на площадке. С одной стороны красавцы «Витязи» с ярко-красной надписью на боку, с другой длинноносые «Стрижи».

— Сегодня у «Витязей» тренировочный полет пройдет на самых современных многоцелевых истребителях Су-35, «Стрижи» — на легких фронтовых истребителях МиГ-29, — вводит в курс дела офицер.

Справка «МК»

Су-35 — российский многоцелевой сверхманёвренный истребитель с управляемым вектором тяги поколения 4++. Разработан в ОКБ Сухого в 2008 году. Су-35 является одним из основных истребителей ВВС России.

МиГ-29 – советский (российский) многоцелевой истребитель четвёртого поколения, разработанный в ОКБ «МиГ».

Военный летчик рассказал, что «витязи» также летают и на двухместных истребителях Су-30СМ. При выполнении боевых задач второе место в кабине — предназначено для штурмана, в учебных полетах там сидит инструктор, который корректирует действия молодого пилота.

Фото: Лина Корсак

Рев двигателей заглушает слова сопровождающего. Первый «витязь» покинул строй и покатился по бетонным плитам, за ним второй и третий. Гул стоит такой, что хочется закрыть ладонями уши.

— Пойдемте поближе, отсюда будет плохо видно,- кричит офицер.

Наблюдать за полетами с близкого расстояния, это совсем не то же самое, что на авиашоу в толпе. Есть только истребители и небо, и больше ничего. Самолеты в плотном строю словно скреплены какими-то невидимыми приспособлениями, не позволяющими нарушить дистанцию внутри группы. Сердце замирает при каждом маневре. А мастерство, с которым пилоты контролируют многотонные машины в воздухе, поражает воображение.

МиГ-29 на фоне сушки и правда выглядит как маленькая птичка. Легкий истребитель даже внешне похож чем-то на стрижа. Маленький, юркий, с легкостью рассекает носом-иголкой воздух.

— Как они, вообще, это выделывают на тяжелых боевых машинах? – при каждом очередном маневре асов пилотажа, в голове по кругу проносится один и тот же вопрос.

Фото: Лина Корсак

— Сейчас «Стрижи» выстроятся шестеркой в фигуру «пирамида», — поясняет происходящее в небе один из офицеров. — Далее выполнят групповую «бочку», петлю Нестерова. Выстроят «конверт», «стрелу». Продемонстрируют «Кубинский бриллиант» — совместный полет девяти самолетов: тяжелых Су-35С и легких МиГ-29. Это визитная карточка пилотажных групп из подмосковной Кубинки!

Штучный товар

Два тренировочных полета закончены, пилотам надо отдохнуть и подготовиться к третьему, заключительному на сегодняшний день, этапу. 

Перед полетами общаться с журналистами считается плохой приметой. Но мне все же удалось побеседовать с командиром звена авиагруппы «Стрижи» майором Дмитрием Косоруковым. На мою удачу, его летный день на сегодня был закончен.

Фото: Лина Корсак

— Сейчас все унифицируют, объединяют, чтобы все было компактно в одном самолете, делают авиационные комплексы. И как легкий фронтовой истребитель, он остался уникальным. Его плюсы, как боевой машины, в том, что он неприхотлив, может работать с грунтовых полос. Очень прост в обслуживании. Можно поменять двигатель всего за 3 часа, на автомобиле такое возможно. И в то же время обладает серьезными боевыми показателями.

— Я бы не сказал. Есть конечно определенные моменты по прицельному комплексу. Су-35 оснащен современными технологиями. Там стоят мониторы, у нас приборы.

— Косые петли, петля Нестерова («мертвая петля») в составе 9 самолетов, дополнительное перестроение из «копья» в «ромб» из 9 самолетов.

— Пока не надоест или топливо не закончится. Хоть из петли в петлю входить.

— Конечно. В этом нет ничего особенно, любой мог бы, — улыбается офицер.

— Я родился в семье военнослужащего, правда не летчика, а танкиста. Как и положено у военных, наша семья много ездила по всей необъятной Родине. Наверно, как у всех мальчишек, у меня была мечта стать космонавтом. На то время для того, чтобы воплотить это желание в жизнь, надо было сначала стать военным летчиком. После девятого класса, когда подошло время определяться в выборе будущей профессии, я поступил в Челябинскую школу-интернат с первоначальной летной подготовкой. Началась летная практика, но в сложные 90-е годы не на всех воспитанников даже хватало топлива чтобы в принципе полетать.

Среди нашего потока тренировочно летали всего два человека. Один из них был я. Видимо это и стало ключевым моментом для осознания, что я должен дальше идти по этому пути. После окончания школы уехал поступать в Армавирское летное училище.

— К тому моменту, когда у меня возникло желание попробовать себя в пилотажной группе, я уже три года отработал летчиком-инструктором. В любой профессии необходимо развитие, я думаю. Если человек не идет вперед, через какое-то время он сам себя перестает уважать. Мне хотелось чего-то нового, интересного. В 2008 году сделал запрос,мою кандидатуру рассмотрели. Не сразу все получилось, конечно. Попал сюда лишь спустя два года, в 2010 году. В тот год вместе со мной пришло много кандидатов, но подготовить всех невозможно. Пилотажники — штучный товар, если можно так выразиться. Отбирают одно-двух и планомерно их готовят.

— Изначально я пошел по линии одиночного высшего пилотажа, с расчетом на то, чтобы потом стать «соло-пилотажником». В группе тогда хватало людей, и готовить еще кого-то дополнительно не было необходимости. Как в любом становлении поначалу было сложно преодолеть себя. Перед каждым полетом возникало определенное волнение. Но это абсолютно нормально.

— Каждый раз волнуюсь. Если волнения не будет, то пора заканчивать с полетами. Потому что любая ошибка, допущенная в небе, может закончиться трагически. Необходимо все продумать на земле, перед полетом отключиться от всех проблем.

— Любой полет начинается с земли. По правилам летного обучения сначала необходимо провести наземную подготовку. На нашей терминологии она называется «пеший по-летному». Когда отрабатывают групповую слетанность, начинают от простого к сложного. Сначала полет в тройке, потом в шестерке, девятке. И каждый момент многократно отрабатывается. Все возможные нюансы в рамках внештатных ситуаций, тоже обговариваются заранее. Взаимодействие между собой — это определенный комплекс сигналов, знаков, выработанный годами. Люди все абсолютно разные. Кто-то летает «чувствами», кто-то опирается на цифры. Но эти люди должны чувствовать и понимать друг друга, чтобы находиться в общем строю.

Фото: Лина Корсак

-Безусловно. Без конкуренции нет развития. Но она должна быть честной и правильной.

— Чтобы количество взлетов равнялось количеству посадок.

***

Мы покидали военный аэродром в Кубинке под рев авиационных моторов: полеты продолжались. А в душе еще долго был восторг и удивление от этих необычных крылатых людей. Побед, вам, асы!

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.