В России впервые появилось нежелательное СМИ

Как этот статус скажется на журналистах и читателях Издание «Проект» стало первым российским СМИ, признанным нежелательной организацией. Что грозит его сотрудникам, читателям и почему это произошло — в материале РБК

В России впервые появилось нежелательное СМИ

Роман Баданин

В четверг, 15 июля, на сайте Генпрокуратуры появилось заявление о том, что организация Project Media, Inc. (США) признана нежелательной на территории России. Как сообщила Генпрокуратура, «поводом для принятия данного решения послужило то, что деятельность организации представляет угрозу основам конституционного строя и безопасности Российской Федерации».

Судя по записи в реестре офшорного штата Делавэр, юрлицо Project Media, Inc. было там зарегистрировано в 2018 году. По информации «Дождя», Project Media, Inc. является издателем «Проекта».

Чем это грозит изданию

Признание издания «Проект» нежелательным фактически означает закрытие СМИ, рассказал РБК старший юрист «Команды 29» Максим Оленичев. Организации, признанной нежелательной, запрещено вести любую деятельность в России, а за сотрудничество с ней граждан могут привлечь к ответственности. Для «Проекта», в частности, теперь будет действовать запрет на распространение информации и проведение любых финансовых операций. «Если сотрудники после признания будут участвовать в деятельности издания, то их сначала привлекут к административной ответственности по ст. 20.33 КоАП, если они после этого будут продолжать деятельность в течение двух лет— то предусмотрена уголовная ответственность по ст. 284.1 УК в виде лишения свободы на срок от года до четырех»,— сказал Оленичев. Отдельным преступлением считается и осуществление руководства нежелательной организацией (до шести лет лишения свободы).

Законодательство об участии в нежелательной организации в конце июня было в очередной раз ужесточено. Теперь оно, помимо уголовных сроков, предусматривает штрафы до 500 тыс. руб.

По словам директора и ведущего юриста Центра защиты прав СМИ (признан в России НКО-иноагентом) Галины Араповой, вопрос заключается в том, признанли нежелательной организацией «Проект» или американское юрлицо, создавшее его. «Проект», который выпускается в России, зарегистрирован на сайте «Проект.медиа», и это можно проверить,— уточнила она.— То юридическое лицо, которое внесено в реестр нежелательных организаций, не является редакцией, не администрирует этот сайт, поэтому, когда мы говорим, что «Проект» признан нежелательной организацией— забегаем вперед». Минюсту сначала необходимо объяснить связь между этими организациями, считаетюрист.

Всего в списке «иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации», 40 наименований. Там помимо прочего фонд «Открытое общество» (Фонд Сороса), движение Ходорковского «Открытая Россия» и одноименная организация, базирующаяся в Великобритании. Также в списке остаются фонд «Свободная Россия», созданный российскими эмигрантами в США, Пражский центр гражданского общества, Ассоциация школ политических исследований при Совете Европы и другие. Исключить организацию из списка нежелательных можно только по решению суда.

Что это значит для читателей издания

За репосты публикаций «нежелательных организаций» в России не раз возбуждались дела. В 2020 году Би-би-си сообщала, что за три года с момента внесения британских структур Ходорковского в реестр нежелательных организаций следственные органы возбудили около 300 дел против россиян, которые в той или иной степени поддерживают «Открытую Россию» (признана иноагентом). Почти все они были возбуждены на основании репостов в соцсетях.

С момента внесения в реестр делать репосты и размещать ссылки на прежние тексты «Проекта» нельзя: это может быть расценено как «участие в деятельности нежелательной организации», рассказала РБК старший юрист Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова. «На практике «участие в деятельности» трактуется контролирующими органами очень широко: <…> они под участием понимают в том числе и способствование распространению материалов»,— сказала она.

Чем статус «нежелательная организация» отличается от «иноагента»

Разница между «иноагентом» и «нежелательной организацией» весьма существенная, говоритуправляющий партнер Коллегии медиаюристов Федор Кравченко. Этот статус гораздо мягче, чем статус нежелательной организации, хотя создает определенные сложности, убежден юрист. Формально он не запрещает работать в России. Журналист или организация, признанная «СМИ-иноагентом» может законно собирать в России информацию и даже публиковать свои материалы при условии, что она «большими буквами» будет писать на них, что они подготовлены иностранным агентом.

"Включение любой организации в реестр «нежелательных» однозначно приравнивается к полному запрету ее деятельности в России под страхом уголовного наказания для всех, кто этот запрет нарушает. В каком-то смысле, это «высшая мера наказания» для организации, наряду с признанием ее экстремистской или террористической»,—говорит управляющий партнер Коллегии медиаюристов Федор Кравченко.

Какие санкции введеныпротив журналистов

Одновременно Минюст включил в список иноагентов восьмерых журналистов. Среди них сотрудники «Проекта», «Открытых медиа» и «Радио Свобода». В список попали главный редактор «Проекта» Роман Баданин, журналисты этого издания Петр Маняхин, Ольга Чуракова, Мария Железнова, Юлия Лукьянова. Также иностранными агентами признаны главный редактор «Открытых медиа» Юлия Ярош и замглавреда издания Максим Гликин. В список иноагентов попала и Елизавета Маетная с «Радио Свобода» (признано иноагентом).

«Конечно, ситуация неприятная. Нельзя сказать, что не ожидала чего-то подобного, никогда не скрывала сотрудничество с Михаилом Ходорковским— грантодателем проекта «Открытые медиа»,— пояснила РБК Ярош.— Наверное, учитывая все происходящее в стране, преследование наших коллег, чего-то подобного стоило ожидать». Журналист отметила, что для нее это «клеймо и ограничение по трудоустройству в России». «Если в какой-то момент я захочу прекратить сотрудничество с Михаилом Ходорковским и делать что-то другое, то я, конечно, буду ограничена в своих возможностях»,— добавила Ярош. При этом, по ее словам, так как «Открытые медиа» не внесены «ни в какие списки, ни в список иноагентов, ни в список нежелательных организаций, то им ничего не мешает продолжать работу».

Что означает статус иноагента для журналиста

Физические лица, признанные СМИ-иноагентами, должны маркировать свои публикации, иначе предусмотрен штраф от 100 тыс. до 300 тыс. руб. за каждое нарушение, рассказал РБК юрист Оленичев. Журналисты теперь также обязаны ежеквартально предоставлять отчеты об источниках финансирования в Минюст. Маркировать требуется не только тексты, которые были написаны журналистами-иноагентами, но и те, которые были отредактированы ими, отметил Оленичев. «Редакторская правка текста тоже считается участием в создании материала, а следовательно, подлежит маркировке»,— сказал юрист. Будетли считаться редактирование созданием материала— вопрос открытый, не согласен с ним руководитель проекта «Сетевые свободы» Дамир Гайнутдинов.

Если главный редактор признан иностранным агентом, на статусе издания это не отразится, сказал РБК Гайнутдинов. «Статус агента индивидуален. В данном случае у издания есть только обязанность маркировать упоминания агентов»,— сказал он.

Как перестать быть иноагентом

Чтобы выйти из реестра иноагентов, человек должен подать заявление в Минюст и доказать, что он не получает иностранное финансирование и не занимается политической деятельностью, говорит Оленичев. Однако шансы, по его словам, невысоки. «Политической наше государство признает практически любую деятельность, и если журналист работает, то это публичная деятельность»,— сказал он. Доказать, что человек не получает иностранное финансирование, также проблематично, и «при желании его можно найти»: закон учитывает не только прямые поступления из-за рубежа, но и полученные через российских физических лиц, заключает юрист.

15 июля был расширен и список НКО иностранных агентов: туда внесли Институт права и публичной политики. Председателем его попечительского совета является адвокат Генри Резник, в него входят судья ЕСПЧ в отставке Анатолий Ковлер и судья Конституционного суда в отставке Татьяна Морщакова. Институт готовил экспертные заключения для ЕСПЧ и для Конституционного суда, помогал россиянам с подготовкой обращений туда, проводил семинары, издавал научные журналы.

В России впервые появилось нежелательное СМИ

Евгения Кузнецова,

В России впервые появилось нежелательное СМИ

Елизавета Ламова,

В России впервые появилось нежелательное СМИ

Евгения Лебедева Приучастии Анастасия Серова РБК на YouTube Прямые эфиры, видео и записи передач на нашем YouTube канале

В России впервые появилось нежелательное СМИ

Источник rbc.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.