Эксперт объяснил успех китайского чуда: «Вечный двигатель»

Ошеломительные успехи Китая пугают Запад

Китай в этом году отмечает столетие Коммунистической партии – торжества идут одно за другим. Кульминацией стало выступление председателя КНР Си Цзиньпина с программной речью перед многотысячной толпой на пекинской площади Тяньаньмэнь. Чего сумела за 100 лет добиться КПК и куда движется Поднебесная – об этом мы поговорили с экспертом.

Фото: pixabay.com

Си Цзиньпин заявил, что Коммунистическая партия Китая за первые сто лет своего существования достигла цели построения умеренно процветающего общества для всех и искоренения бедности. Под партийным руководством социалистическая система с китайской спецификой вступает в новую эру, и только она может «спасти Китай», провозгласил лидер КНР.

Завоевания необходимо защищать – и Си Цзиньпин пообещал поднять вооруженные силы до «стандартов мирового класса», чтобы защищать национальные интересы Китая как внутри страны, так и в регионе.

Китайский вождь пообещал, что Китай не будет выслушивать «ханжескую проповедь» извне, но при этом никого не будет «запугивать, притеснять или порабощать». А недоброжелателям и потенциальным противникам Си пригрозил, что они наткнутся «со стальной стеной, выкованной 1,4 миллиардами человек». Он подтвердил обязательство «восстановить стабильность» в Гонконге с помощью закона о национальной безопасности и «вернуть» Тайвань китайской нации.

С чем пришел Китай к столетию КПК, нам рассказал российский востоковед, руководитель Экспертного совета Российско-китайского комитета дружбы, мира и развития Юрий Тавровский

– Китай завершил большую главу своей истории и открывает главу новую. Старая глава называлась «сяокан», то есть «общество средней зажиточности». Си Цзиньпин в 2012 году обещал создать к 2021 году такое общество – и он его создал. Что это значит? Это значит удвоение доходов на душу населения. На каждого китайца теперь приходится более 10 тысяч долларов в год. Это удвоение ВВП. И полная ликвидация абсолютной бедности в стране, которая тысячелетиями была нищей. В стране, в которой к моменту прихода Си Цзиньпина к власти в 2012 году было еще 99 миллионов нищих. И за это время с этим явлением китайцы покончили. Это первая страна в мире, которая достигла таких успехов.

Китайцы программу создания общества средней зажиточности выполнили, о чем с высокой трибуны отчитался Си Цзиньпин. И теперь он объявил новую программу, которая будет называться «социалистической модернизацией» и рассчитана она до 2035 года, то есть на четырнадцать лет. Он пообещал новое удвоение ВВП, новое удвоение доходов на душу населения и прочие приятные вещи – такие как инновации, научные прорывы и т. д.

Это второй этап его футуристического плана под названием «Китайская мечта», который рассчитан до 2049 года. Вот он в 2012 году сказал, что будет осуществлена китайская мечта о великом возрождении китайской нации, превратим Китай в современное, сильное, цивилизованное социалистическое государство. И многие тогда сказали: «Ну-ну, хорошо обещать, что будет в 2049 году, когда мы живем в 2012-м». Понимая это, Си Цзиньпин наметил промежуточные реперные точки. И как раз в одной из таких точек мы сейчас находимся, – и в год, когда Китай отмечает столетие создания Коммунистической партии, все это было сделано!

И это очень страшно для окружающего мира, в первую очередь – для американцев, для Запада. Потому что если дело пойдет таким образом, то уже скоро, к 2049 году Китай станет самой мощной державой в мире. Как же жить дальше? Поэтому сейчас все силы брошены на то, чтобы хотя бы затормозить это движение вперед. Разными методами – например, в Соединенных Штатах выделено 280 млрд долларов на науку, на технологии. Явно это не рыночный метод. А ведь китайцев на Западе все время критикуют, что они добиваются преимущества нерыночными методами. У них тоже есть план «Китай 2025» – достичь к 2025 году первенства в основных научных и технологических направлениях. Теперь, получается, что американцы то же самое копируют, потому что эффективно.

Такая же ситуация сложилась и с COVID-19. Когда китайцы начали устраивать локдауны, все сразу закричали, что это недемократично, это ужасно, это тоталитарный режим. А потом что случилось? Пошли по китайскому пути!

То есть китайская модель, которую они называют «социализм с китайской спецификой», доказывает свою эффективность. Это «вечный двигатель», который обеспечивает Китаю мощные темпы, которые позволяют стране сохранять устойчивость даже под ударами вроде коронавируса или торговой войны со стороны Америки. Это позволило Си Цзиньпину в его речи озвучить важную мысль о том, что Китай создал новый мирохозяйственный уклад. Этот уклад соединяет лучшие стороны рыночной экономики и лучшие черты социалистической плановой экономики – и все это под руководством Коммунистической партии.

Какая сегодня страна Китай? Капиталистическая? Можно сказать, что да. Потому что 60 процентов ВВП и 60 процентов экспорта– в рыночном секторе, 80 процентов рабочих мест дает тоже рыночный сектор. С другой стороны, социалистический сектор – это все банки, естественные монополии, это пятилетние планы, по которым живет Китай и которые дают очень большой эффект. И над всем этим стоит Коммунистическая партия, в которой насчитывается 95 миллионов человек. И четыре миллиона парторганизаций.

Я сравнил бы современную Коммунистическую партию Китая в условиях XXI века с мощной компьютерной сетью. Ее члены, эти самые 95 миллионов, это «персональные компьютеры». А парторганизации – это компьютерные «хабы». Затем идут провинциальные комитеты, а в центре – супермощный компьютер, ЦК. Туда сходится вся информация о том, что происходит в стране. Там ее анализируют, там принимают решения и спускают обратно вниз для исполнения.

И эта сеть работает исключительно эффективно. Только благодаря этой сети они победили COVID. В Китае за всю пандемию умерло менее 5000 человек…

– Других нет. А почему, собственно, мы должны сомневаться? А в Америке – для сравнения – от коронавируса умерло более 600 тысяч человек… В Китае это все именно за счет партии, за счет ее мобилизационного потенциала, за счет жесткой организации. Такие партии, как КПК, лучше всего проявляют себя в моменты испытаний. Как это было у нас во время Великой Отечественной войны, в период восстановления. А у китайцев во время пандемии COVID-19 партия и система под названием «социализм с китайской спецификой» показали свое преимущество.  

– Безусловно, они будут совать палки. Сейчас по инициативе Америки создается своего рода «антикитайский Интернационал». Байден провозгласил «демократический альянс»: НАТО, «большая семерка»… Конечно, с одной стороны, Китай будут стараться затормозить.

Но с другой стороны, Запад настолько связан с Китаем, что порвать все эти существующие связи просто невозможно. Даже с Америкой после всех трамповских мер (тарифов и т. д.) торговля-то выросла! С Европой торговля растет – и тут никуда не денешься, потому что Китай является «мастерской мира». Теперь он становится и главным рынком, потому что уровень жизни китайцев стремительно растет. 

Сейчас средний класс в КНР составляет 500 миллионов человек. А в 2035 году будет 800-900 миллионов. Сейчас все стараются выйти на китайский рынок: и сырье, и продовольствие – и предметы роскоши. «Феррари» и прочие штуки в Китай доставляются непрерывно.

И если не будет китайского рынка, если поругаться с Пекином, то будут кранты… Можно посмотреть на Австралию, которая продавала китайцам свою железную руду, зерно, мясо. А потом австралийцы начали требовать выяснить источники COVID, присоединившись к этой кампании. И китайцы решили их «выпороть». И выпороли! Все поставки сокращены до минимума – и австралийцы просто визжат от боли. Потому что за несколько десятилетий выстроены экономические и торговые цепочки – от вина и баранины до руды и угля. Почему сейчас мы столько угля посылаем китайцам – потому что они перестали покупать его у Австралии.

А к тому же Китай становится все более и более самодостаточным. У них с этого года провозглашена концепция «двух циркуляций» в торговле: внешняя циркуляция и внутренняя. Так вот, внутренняя имеет приоритетное значение, а внешняя – дополнительное.

Смотрите, китайский рынок, о котором может только мечтать любая международная компания, это 1 млрд 400 млн покупателей. Причем, именно покупателей, потому что десятки миллионов нищих перестали быть быть нищими, а стали покупателями! А сотни миллионов это средний класс. Кто покупает машины Илона Маска, который срочно строит завод в Китае? На этот рынок рвутся. Какие палки можно тут ставить?

Ну, можно затруднять приток технологий – и это, конечно, китайцам будет неприятно, болезненно. Когда американцы еще при Трампе прекратили экспорт чипов, китайцам это очень не понравилось. Они срочно начали налаживать свои производства. Но они эти проблемы уже решили. Опять же за счет того, что у партии и правительства колоссальный аналитический аппарат. Они, скорее всего, предвидели это – может быть, с задержкой на год-два. И успевают принять контрмеры.

Так что не думаю, что удастся такими мерами сдержать Китай. Но американцы могут попробовать другие методы: например, военные. Они могут подставить тайваньцев, подтолкнуть их к провозглашению независимости. Это может быть неприятно. Естественно, что никакие американцы помогать тайваньцам не будут, а будет междоусобная братоубийственная гражданская война…

– Для того, чтобы ослабить Китай. А судьба тайваньцев их не волнует. Что, американцев волновала судьба афганцев? Иракцев? Вьетнамцев, которые воевали на стороне США? Всех бросили.

– Прежде всего, решение внутри страны подавлять любые очаги сепаратизма – типа гонконгского, тибетского или синьцзянского. И мы видим, что происходит ужесточение, потому что китайцы поняли, что живут в условиях холодной войны. И в этих рамках никакие «цветные революции» недопустимо.

А что касается внешних вызовов, то, думаю, что Си Цзиньпин имел в виду ситуацию в Южно-Китайском море и Тайвань. В первую очередь – Тайвань.

Помните, Путин пообещал кое-кому «выбить зубы», а Си Цзиньпин – «разбить голову». Оба лидера чувствуют, что их подвели к грани военного соприкосновения. И ведь одновременно с «Дефендером» (британский эсминец, проникший в территориальные воды России у берегов Крыма – «МК»), американский корабль вошел в Тайваньский пролив. То есть одновременно идет давление на Россию и Китай, прощупывание их решимости идти на ответные действия – и это, в свою очередь, подталкивает Москву и Пекин друг к другу.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.