Кризисная группа увидела проблему в мандате миротворцев в Карабахе

В интересах всех сторон конфликта в Нагорном Карабахе — уточнение мандата миротворцев, создание регулярного канала связи, обеспечение доступа в зону международных организаций, считают эксперты Международной кризисной группы

Кризисная группа увидела проблему в мандате миротворцев в Карабахе

Перемирие между Арменией и Азербайджаном после окончания войны за Нагорный Карабах остается хрупким, пишут эксперты Международной кризисной группы (International Crisis Group) в докладе «Послевоенные перспективы для Нагорного Карабаха» (есть в распоряжении РБК). Источниками постоянного напряжения являются множество факторов, в том числе близость позиций сторон друг к другу и к жилым районам, ежедневные споры о послевоенном устройстве (от порядка разминирования до использования сельскохозяйственных земель), а также зависимость армянской и азербайджанской сторон от доступа к ключевым транспортным магистралям.

Для снижения напряженности авторы доклада, составленного на основе интервью с экспертами и официальными лицами трех стран— Азербайджана, Армении и России, предлагают ряд мер. РБК разобрался, насколько они могут помочь стабилизации ситуации.

Мандат для российских миротворцев

Одно из ключевых предложений ICG— утверждение мандата российских миротворцев. Армения, Азербайджан и Россия согласовали их размещение в заявлении, опубликованном 10 ноября прошлого года. Оно положило конец боевым действиям, продолжавшимся в Нагорном Карабахе 44 дня и унесшим жизни около 6 тыс. человек. Согласно подписанному в Москве документу, вдоль линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и вдоль Лачинского коридора сроком на пять лет развертывается миротворческий контингент в составе 1960 российских военнослужащих со стрелковым оружием, 90 бронетранспортеров, 380 единиц автомобильной и специальной техники.

Описание задачи миротворцев уложилось в три предложения, детально их мандат не был расписан, указывают эксперты, и на месте российские военнослужащие столкнулись со множеством задач, которые им приходится решать. В частности, миротворцы начали с установки постов наблюдения, но почти сразу одновременно стали сопровождать автобусы с мирными жителями, которые ехали обратно в Степанакерт (столица непризнанной Нагорно-Карабахской республики) и в другие районы, оставшиеся под контролем армянской стороны. Также они приняли участие в восстановленииразрушенной инфраструктуры. И это еще не все. Так, 7 июня, по сообщению российского Минобороны, миротворцы обеспечили посещение 100 паломниками и жителями Нагорного Карабаха христианского монастыря Амарас.

Кризисная группа увидела проблему в мандате миротворцев в Карабахе

«Встает вопрос, что миротворцы будут делать дальше, по мере того как идет время. Они будут не только предотвращать военную эскалацию, но и искать потерявшихся коров следующие пять лет? Какимибы благими ни были их намерения, миротворцы не могут заниматься всем»,— уверены международные эксперты. Они указывают, что помимо миротворцев в регион прибыла группа российского МЧС, так что общая численность российских специалистов насчитывает около 4 тыс. человек. Однако отсутствие формализованного мандата миротворцев заставляет наблюдателей гадать, как именно они поступят в случае новой эскалации конфликта, указано в докладе.

Согласно данным ICG, Москва работает над тем, чтобы сформулировать более четкий мандат для миротворцев, но уже два подготовленных варианта были отвергнуты сторонами конфликта. От своих усилий Москва отказываться не собирается, но и торопиться не намерена, описывается российский подход в докладе. В пользу согласования четкого мандата, по мнению экспертов ICG, говорит и то, что в случае обострения ситуации весь негатив будет направлен именно на российскую сторону.

«Несмотря на сложности, все стороны моглибы выиграть от более четкого мандата миротворческих сил. Сейчас на фронте спокойная обстановка, и миротворцы могут просто реагировать. Но, если возникнут трения, все участники будут иметь собственные ожидания, которые могут противоречить друг другу и выходить за рамки возможностей миссии. Жители ожидают, что российские миротворцы их защитят, в то время как у официальных лиц с обеих сторон было больше вопросов, чем ответов, о правилах применения миротворцев. Вызванное этим разочарование может обострить напряженность на передовой»,— резюмируют эксперты.

Кризисная группа увидела проблему в мандате миротворцев в Карабахе

Четкий мандат, в котором указывается, когда и при каких обстоятельствах миротворцы должны вмешиваться, могутли они стрелять только в целях самообороны или также для защиты гражданских лиц, какую помощь они должны оказывать и кому, каковы их административные обязанности, если таковые имеются, и так далее, могбы предотвратить потенциальные инциденты. Он также способен укрепить доверие к российским военным не только среди официальных лиц, но и среди жителей, которые ежедневно взаимодействуют с миротворцами, указано в докладе.

Задача сформулировать более подробный мандат для миротворцев вполне решаема, но он должен быть согласован тремя сторонами, у которых взгляды различаются, прокомментировал выводы ICG главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. По его мнению, эта задача не является срочной, гораздо более актуальной можно считать выполнение договоренностей по восстановлению транспортной инфраструктуры, что моглобы разблокировать экономические связи в регионе.

Если исходить из того, что более чем за полгода пребывания миротворцев в регионе нареканий к их действиям у обеих сторон нет и особых конфликтов на линии соприкосновения не было, то можно сделать вывод, что нынешний уровень взаимодействия с населением и властями достаточен, чтобы решать все возникающие вопросы,— так что предложение рассмотреть мандат с более четким прописыванием полномочий врядли можно считать своевременным, считает старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин.

Линия связи и доступ международных организаций

После окончания войны в регионе сложился хрупкий баланс сил, что чревато новыми вспышками насилия, предупреждают авторы доклада ICG. После того как армянская сторона потеряла значительную часть Нагорного Карабаха и прилегающих к нему территорий, трети армянского населения пришлось переехать.

Изменилась и линия фронта— если по итогам войны 1994 года стороны разделяли несколько сотен метров, которые за прошедшие с окончания войны годы были оборудованы сложной системой траншей и укрепсооружений, то сейчас армянскую и азербайджанскую сторону разделяют в некоторых районах всего 30–70 м и обе стороны сосредоточены на укреплении новой линии фронта. Если раньше, для тогочтобы осмотреть позицию противника, требовались бинокли, то сейчас все можно увидеть невооруженным глазом, описывают ситуацию авторы доклада. При этом у Азербайджана, по мнению экспертов, преимущество— у армянской стороны хуже обзор. Но есть два района— город Шуши и территории Кельбаджарского района, в которых азербайджанские военные отрезаны от территории своей страны, а потому им приходится пользоваться дорогами, вдоль которых расположены армянские поселения. Во время перемещений их сопровождают российские миротворцы— все это создает дополнительное напряжение. Поэтому эксперты ICG считают необходимым для них создать линию экстренной связи между двумя сторонами.

Дипломатическое урегулирование статуса Нагорного Карабаха в настоящее время зашло в тупик, также констатируют эксперты. Баку и Ереван максимально обостряют риторику. Азербайджан исключает право региона на самоуправление, предлагая Карабаху статус «культурной автономии». Ереван настаивает на независимости НКР. Ни в одной из столиц нет долгосрочного плана для Нагорного Карабаха, тем более что Армению после поражения в войне поглотил внутренний кризис и в июне пройдут досрочные парламентские выборы, указывают эксперты.

Кризисная группа увидела проблему в мандате миротворцев в Карабахе

В этих условиях помочь пострадавшему населению региона моглибы международные организации и иностранные правительства, будь у них такая возможность. Однако с 1990-х годов единственной международной организацией, которая может работать по всему региону, остается Международный комитет Красного Креста, говорится в докладе ICG. Работа других организацией упирается в неурегулированность статуса Нагорного Карабаха. Владимир Путин поручил МИД России проинформировать о ситуации Международный комитет Красного Креста, Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев, ЮНЕСКО, а также наладить с ними полноценную работу. Но, как пишут эксперты, если Ереван считает возможным, чтобы представители этих структур могли свободно перемещаться по всей территории региона, то Баку настаивает, чтобы доступ осуществлялся только через территории, находящиеся под его контролем. Тем не менее международные организации моглибы предложить временное решение, например увеличение помощи организациям, уже работающим в Нагорном Карабахе, резюмируют в ICG.

Кризисная группа увидела проблему в мандате миротворцев в Карабахе

Полина Химшиашвили

Источник rbc.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.