«Некуда бежать»: живущая в Палестине россиянка описала повседневную жизнь

«Бомбежки, разрушения, большие человеческие потери»

Непримиримое палестино-израильское противостояние не утихает. Израиль продолжает операцию против движения ХАМАС в Газе, а на Западном берегу происходят всеобщие забастовки, перерастают в столкновения палестинцев с израильскими силовиками. Живущая в Вифлееме россиянка Галина рассказала о том, как приходится жить в условиях эскалации конфликта.

Фото: AP

– Я живу в Вифлееме, это Западный берег реки Иордан. Самая тяжелая ситуация сейчас, конечно, в секторе Газа: бомбежки, разрушения, большие человеческие потери. Погибают и женщины, и дети, и пожилые люди.

Когда говорят, что бомбят исключительно кабинеты руководителей движения ХАМАС, это неправда. Страдают и мирные жители. У ХАМАС свое государство, свои министерства. Зачем им размещать кабинеты в жилых домах? Это вообще нелогично. Я бы еще поняла, если бы это была какая-то подпольная организация. В Газе живут и наши соотечественницы – россиянки и украинки.

– У нас в этом плане все-таки полегче. Мы находимся подальше от зоны конфликта. Но не нужно забывать, что второй пункт эскалации – это Иерусалим, который расположен от Вифлеема в 12 километрах. Вообще все очень перемешано, поэтому нельзя сказать, что противостояние нас никак не коснулось.

Между тем во вторник на палестинских территориях, в том числе и у нас в городе, прошла всеобщая забастовка. Все от мала до велика вышли на демонстрацию. Люди брали с собой детей, чтобы показать, что шествие носит мирный характер. Никто же не собирается вызывать на себя огонь и не держит камень за пазухой с ребенком на руках. При этом еще до того, как люди подошли к месту сбора, израильские военные уже начали выпускать слезоточивый газ. Многие задыхались, убегали. Есть раненые и погибшие.

– Конечно. На сутки закрылись все магазины, частные и государственные учреждения, школы, университеты, банки. От этого, ко всему прочему, страдает и экономика, которая до сих пор не отошла от последствий коронавируса. Кроме того, Вифлеем — туристический город. У нас много отелей, гостиниц, ресторанов. А сферы туризма, гостеприимства и общественного питания, как известно, страдают в этот период больше всего.  

Системе здравоохранения до сих пор приходится не просто. Когда мы с мужем и дочерью переболели COVID-19 в марте, проходила забастовка врачей. Возникли проблемы с выплатами, не хватало больничных коек. У нас в Вифлееме коронавирусный центр рассчитан на 50 человек. Потом стали открываться инфекционные отделения при государственных и частных медучреждениях. Сейчас заболеваемость пошла на спад. Однако прививок все равно не хватает.

В Вифлееме до сих пор есть ограничения на проведение свадеб, молитв и других общественных собраний. До Рамадана действовал запрет на перемещение между городами. А в праздник люди обычно собираются семьями.

– Стало сложнее перемещаться между городами. К примеру, многим жителям Вифлеема приходится по работе ездить в соседний Хеврон. По дороге на машины с арабскими номерами могут напасть израильские поселенцы.

Вчера мои внуки были в Иерусалиме. Они вообще там живут, но сейчас, когда школы закрыты, они приехали к нам. В городе полно солдат, обстановка достаточно напряженная. Кроме того, муж моей дочери работает в городе Беэр-Шева, а его, как известно, сейчас бомбит ХАМАС.

– Нет, к счастью, не коснулись. Израиль стреляет только по сектору Газа. Вообще стоит сказать, что эта проблема будет существовать до тех пор, пока она не решится политически в своей основе. Конфликт будет разгораться, потом снова утихать и так далее.

– Здесь никогда не бывает паники в этом плане. Дело в том, что это для нас не ново. Люди привыкли к подобным ситуациям, поэтому и относятся к ним абсолютно нормально. Более того, у нас нет никаких бомбоубежищ. Когда мой 60-летний муж вышел вчера на мирное шествие и израильские военнослужащие выпустили газ, ему просто некуда было бежать. Только люди, живущие в близлежащих домах, открывали двери демонстрантам, давали им воду.

– Большинство наших соотечественниц с радостью рванули бы на лето к родственникам в Россию, Украину, Узбекистан. Но до 20 июня продлили занятия в школах, поэтому многие пока сидят с детьми и не рыпаются. К тому же выехать от нас очень проблематично и дорого. Сначала из Вифлеема мы едем через мост в Иорданию, если самолет не летит в тот же день, то там надо где-то переночевать. Приходится снимать номер в отеле. Билет на прямой рейс из Аммана в Москву стоит 1000 долларов на человека. А лететь нужно с детьми. Соответственно, сумма увеличивается в 2–3 раза.

Для сравнения: билет из Тель-Авива в российскую столицу обойдется примерно в 400–600 долларов. Из-за коронавируса перед вылетом приходится сдавать еще и тест, который стоит примерно 50 долларов. А вообще в принципе люди здесь даже не задумываются о том, чтобы куда-то уехать.

– Нет. Во-первых, многим просто некуда бежать. Во-вторых, местные жители считают, что это их земля, и даже их присутствие здесь – это уже борьба. Такова их гражданская позиция. Никто тебя не обязывает стрелять, бросать камни, ходить на демонстрации. К тому же жизнь – она жизнь… Люди выходят замуж, женятся, разводятся. Это случается. И у наших соотечественниц это бывает. При этом 99% из них даже после развода остаются в Палестине. 

– У многих здесь построен быт, есть работа, друзья, семья, дети учатся в школах, некоторые из них могут не знать русский язык. В общем есть какая-то основа. Другим попросту некуда возвращаться. И потом, например, в 45 лет начинать жизнь с чистого листа уже страшновато.

У меня есть знакомая украинка из сектора Газа. Оказалось, что ее муж уже на протяжении двух лет получает специализацию в России. Они особо не общаются, находятся на стадии развода. А она здесь в Газе одна с детьми и даже не собирается никуда уезжать.

Вместе с тем многие бы хотели выехать из Газы. К примеру, украинки даже связывались с посольством Украины. Там сказали, что могут довезти их только до границы. После этого им придется добираться самостоятельно. А у них попросту нет денег, чтобы действовать дальше. Недавно мне звонили из посольства Узбекистана, предлагали вывезти своих граждан. Но оказалось, что узбеков в секторе Газа нет…

— Нет, не было. Мы переживали и более тяжелые времена во время первой и второй интифады.

– Как минимум тем, что основные военные действия происходят сейчас в Газе. А до появления палестинской автономии израильские солдаты были везде. Они даже расположили свой военный пункт на крыше нашего дома. Это намного опаснее, чем пропускные пункты, как сейчас. 

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.