Запретная война: защита исторической памяти перерастает в борьбу с «мыслепреступлениями»

Законопроект, внесенный в Думу, запрещает «неправильную» трактовку событий Второй мировой

Скоро законодательная идея сказывается, да не скоро законопроект делается. Впрочем, не так чтобы и долго. Предложение ввести норму, запрещающую приравнивать действия советской стороны в годы Второй мировой войны к действиям нацистов, было высказано депутатом Еленой Ямпольской в конце октября, и вот результат: соответствующий проект готов и внесен в Думу. Возможно, даже немного попридержали, чтобы усилить торжественность момента. Принимай, мол, Родина, депутатский подарок к Дню Победы.

Фото: Министерство обороны РФ

Дареному коню, как известно, в зубы не смотрят. Но, думается, на законодательные подарки это правило не распространяется. Что поделаешь, сама жизнь заставляет пренебречь хорошими манерами: случаи, когда вместо резвого и полезного в хозяйстве скакуна нам всучивают троянского конягу, увы, нередки. В общем, не взыщите, господа парламентарии, но придется разобрать ваш дар по косточкам.

Законопроект, авторство которого принадлежит председателю думского Комитета по культуре Елене Ямпольской, первому заместителя спикера нижней палаты Александру Жукову и сенатору Алексею Пушкову, представляет собой поправки к закону "Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов", принятому еще в далеком 1995 году.

В закон вводится статья 6.1., устанавливающая запрет на публичное "отождествление целей, решений и действий руководства СССР, командования, военнослужащих СССР с целями, решениями и действиями руководства нацистской Германии, командования, военнослужащих нацистской Германии и стран оси… а также отрицание решающей роли советского народа в разгроме нацистской Германии и гуманитарной миссии Союза ССР при освобождении стран Европы".

Первый вопрос, который рождает прочтение этих строк: а что будет с теми, кто "отождествляет" и "отрицает"? Но ответа на него в проекте нет. Более того, по уверению авторов, их творение не требует принятия дополнительных законодательных актов.

Впрочем, в случае утверждения проекта — а, может быть, уже на стадии рассмотрения — эта недоработка, несомненно, будет исправлена. Очевидно же, что любой запрет не имеет смысла, если не подразумевает ответственности за его нарушение.

Хотя, возможно, дело тут отнюдь не в недосмотре. Не исключено, что депутаты просто решили не омрачать праздник новым поводом для "этапов длинных, сроков огромных". Омрачат чуть позже — будни. Нельзя исключать также, что вопрос о сроках не решен по причине крайней расплывчатости самого предмета законодательного регулирования. Проще говоря, не ясно пока, за что именно сажать.

Начнем с ключевого термина внесенного проекта — с "отождествления". Таковое, пишут законотворцы в своей пояснительной записке, встречается нынче сплошь и рядом: "В последнее время в средствах массовой информации… регулярно публикуются и передаются в эфир бездоказательные обобщающие уничижительные высказывания, отождествляющие цели, решения и действия… руководства, командования и военнослужащих СССР с целями, решениями и действиями руководства, командования и военнослужащих нацистской Германии".

Однако тождество в философском смысле означает полное совпадение свойств предметов. Между тем, пожалуй, самый отчаянный историк-антисталинист не решится поставить знак равенства между СССР той эпохи и Третьим рейхом. Очевидно же, что и государства были разные и цели у них совершенно не совпадали. Кто с этим спорит? Речь в большинстве случаев идет о сравнении двух политических режимов с обнаружением в результате — да, некоторого сходства.

Ну так ведь и защищаемое парламентариями руководство СССР на начальном этапе Второй мировой этой похожести сходства совершенно не стеснялось. "Это наш Гиммлер", — представил товарищ Сталин главу советского НКВД Лаврентия Берия министру иностранных дел Германии Риббентропу во время визита последнего в Москву.

А несколько позднее, отвечая на поздравление Риббентропа со своим 60-летием, заверил, что "дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной". Под совместно пролитой кровью имелись в виду, как нетрудно догадаться, боевые потери, связанные с советско-германским разделом Польши.

Чтобы ни у кого не осталось на этот счет никаких сомнений, процитируем доклад главы советского правительства Молотова на сессии Верховного Совета СССР, в котором события, открывшие летопись Второй мировой, описывались следующим образом: "Оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем — Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора".

И что теперь прикажете делать с этим историческим знанием? Подпадает оно под запрет? Если верно подозрение, что авторы законопроекта трактуют "отождествление" более широко, чем классики философии — а для этого, к сожалению, есть все основания, — то историкам, занимающимся этой "скользкой" темой, лучше не рисковать, лучше завершить свои труды до принятия закона. А еще лучше, от греха — вовсе не завершать.

И другой, не менее важный вопрос: что делать с уже опубликованными произведениями, в которых обнаружится "крамола"? Что делать, например, с таким без преувеличения великим произведением русской литературы XX века, как роман Василия Гроссмана "Жизнь и судьба", с творчеством Солженицына, с произведениями множества других писателей, историков, публицистов, в которых проводятся параллели между сталинизмом и фашизмом?

Нет, технических проблем с утилизацией "неправильных" книг, наверное, не возникнет. Но возникнут другие проблемы. Сомнительно, что акт "книжного аутодафе" докажет нашу полную непохожесть на тех, кого мы 76 лет назад победили. Скорее докажет обратное.

Словом, как говорила одна героиня Людмилы Гурченко, "девочки, уймите вашу мать!". Борцам с "фальсификацией истории" пора уже остановиться. Лучшее, право — враг хорошего. Эту бы энергию да в мирное русло — на поднятие уровня жизни наших ветеранов. А то вон даже Казахстан с Узбекистаном смеются над размером ветеранских пособий, выплаченных в этом году в России в честь Дня Победы.

С юридической же точки зрения память о Победе и так уже вполне надежно защищена. За "распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, о ветеранах Великой Отечественной войны, совершенные публично", согласно действующему УК РФ, можно схлопотать до пяти лет лишения свободы.

Собственно, и эти формулировки, по мнению многих историков, нуждаются в уточнении. Оставляют чересчур большой простор для интерпретации: что это такое "заведомо ложные сведения", ни в одном законе не прописано. Об этом, правда, много говорится в книгах историков. Но в каждой — по-разному.

Но теперь под запрет подпадет даже "ложная" трактовка "неложных" сведений. Иными словами, борьба с историческими фейками плавно перерастает в борьбу с "мыслепреступлениями". А это, согласитесь, вряд ли то, о чем мечтали, за что умирали борцы с фашизмом.

В Одессе шествие «Бессмертного полка» закончилось дракой

Смотрите видео по теме

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.