Война до последнего дипломата: как России ответить Чехии

Чем опасно изгнание послов

«Готовьтесь паковать чемоданы!» — эта фраза вполне может служить символом современного состояния российской внешней политики на европейском направлении. Конечно, на данный момент отклик на страстный призыв Чехии — давайте все месте навалимся и отправим дипломатов из местных российских посольств куда подальше ( читай, в Москву) — пока оказался для Праги достаточно разочаровывающим. Даже такие «заклятые друзья России» как Польша и страны Балтии ограничились мерами, которые можно назвать скорее символическими. Но инициированная Чехией война до последнего ( или, в крайнем случае, предпоследнего дипломата) — это все равно очень плохой прецедент. Прецедент, который в будущем может сделать отношения России и Запада еще более непростыми и непредсказуемыми.

Прилет чешских дипломатов в Прагу из России. Фото: AP.

Как показывает пример России и Грузии, сворачивание формальных дипломатических связей между государствами совсем не обязательно оборачивается прекращением реальных контактов. Посла РФ в Тбилиси и посла Грузии в Москве нет, начиная с 2008 года. Но колышет ли это российских туристов и тех, кто этих туристов старательно в Тбилиси зазывает? Даже скандальные инциденты типа недавнего «веселого» отмечания дня рождения Владимира Познера в грузинской столице очень многими воспринимаются как своего рода казусы, не имеющие отношения к реальной жизни реальных людей. Мол, не все же, как Познер, плотно занимаются высокой политикой? А раз так, то какая разница, есть ли в Грузии российское посольство или нет?

Применительно к Тбилиси такая постановка вопроса, возможно, оправдана. Наличие или отсутствие официальных дипломатических связей между двумя странами никоим образом не влияет на тот факт, что наши отношения находятся в глухом и безнадежном тупике. Но вот обязательно ли то, что верно для Грузии, верно и для других стран? Я самым решительным образом убежден, что нет. Конечно, развитие технологий сделало свое дело. Реальное значение дипломатического присутствия «на местах» уже давно не то, что прежде. Некоторое время назад — еще до пандемии коронавируса — у меня состоялся разговор по душам с послом России в одном постсоветском государстве.

Политический режим в этой стране не отличается особой открытостью и демократичностью. Поэтому я выразил своему собеседнику свое сочувствие: типа трудно вам работать, наверное? К моему изумлению, он дал мне понять, что это совсем не так. По его словам, все самые трудные и спорные вопросы межгосударственных отношений решается напрямую в ходе телефонных переговоров Путина с президентом страны пребывания. А его главная задача как посла — не мельтешить и не лезть туда, где его вмешательство не требуется.

Так, может, бог с ними, с посольствами? Не следует ли их признать в принципе устаревшими учреждениями? Не оказывают ли отдельные страны НАТО услугу Москве, решая проблему кадровой раздутости наших дипломатических представительств? Глупость, глупость и еще раз глупость. Принцип «обо всем можно прочитать на местном новостном сайте — нет никакого смысла держать в других странах своих собственных корреспондентов» привел в последние десятилетия к резкому снижению качества освещения международных проблем в мировых СМИ. Из «местных новостных сайтов» можно почерпнуть лишь конкретные новостные сюжеты вроде: министр Х дал в морду депутату Y. Но вот какие глубинные проблемы скрываются за этими завлекательными сюжетными линиями?

Одно дело — если ты имеешь хотя бы прошлый опыт непосредственного знакомства с регионом, и совсем другое — если ты вооружен только гугл-переводчиком и умением использовать клавиши «copy » и «paste». В дипломатии действует тот же самый принцип. Как написал генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов: « Посольства, консульства, торгпредства — это нервные окончания сложного внешнеполитического механизма, своего рода подушечки пальцев, которыми страна тактильно воспринимает своих партнеров. Никакие, пусть даже самые тонкие перчатки не позволят сохранить непосредственность этого восприятия».

Разумеется, качество работы некоторых дипломатических представительств России ( а также других стран) оставляет желать лучшего. Но разговор сейчас идет не об уровне профессионального мастерства конкретных послов и их подчиненных, а об общем принципе. Дипломатия основана на «работе в поле»: постоянном изучении страны пребывания. Только так можно понять другое государство. Только так можно дать компетентный и полезный совет руководству своей собственной страны.

Сокращение дипломатического присутствия России на Западе и западного дипломатического присутствия в России — это не просто плохо, а очень плохо. Для того, чтобы иметь шансы договориться друг с другом, мы должны друг друга понимать. А для того, чтобы друг друга понимать, мы должны иметь на местах своих представителей. Затеянный Чехией (впрочем, почему затеянный? Продолженный) круговорот дипломатов в природе еще больше загоняет отношения Москвы и Запада в тупик. У России есть возможность асимметрично ответить Праге, ударив по очень хорошо зарабатывающим на российском рынке чешским компаниям. Но это не решит главную проблему. А решать ее все равно придется обязательно.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.