Рассорился с Россией и Китаем: первые 100 дней Джо Байдена

Какими международными успехами может похвастаться 46-й президент США

Приближается момент, когда исполнится 100 дней с того времени, когда президентом США стал Джо Байден. Дата в известном смысле символическая, но она позволяет сделать некоторые выводы о том, в каком направлении движется новая администрация США, с какими трудностями сталкивается. И чего от 46-го главы Белого дома ждать миру. Мы решили посмотреть, что за первую свою «стодневку» Байден сумел сделать на международном направлении.

Перед новым американским президентом во весь рост встал огромный комплекс внутренних проблем Соединенных Штатов – пандемия коронавируса и связанные с ней социально-экономические трудности, проблема мигрантов, расовые волнения, вопрос контроля над оружием. Но и от внешнеполитической повестки никуда не денешься. И одна из ее главных тем – Россия.

Еще до инаугурации Джо Байдена в начале года директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов в комментарии «МК» прогнозировал, каким будет российский вектор внешней политики 46-го президента Америки. Эксперт, в частности, напомнил, что Байден был членом администрации Барака Обамы, которая зарекомендовала себя сторонником контроля над вооружениями.

Действительно, с приходом Байдена была весьма оперативно решена проблема Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3), действие которого истекало 4 февраля 2021 года. Уже через несколько дней после инаугурации Байдена состоялся телефонный разговор президентов России и США, во время которого Москва и Вашингтон договорились продлить СНВ-III без дополнительных условий ещё на пять лет.

Дело, безусловно, хорошее – но это пока единственное светлое пятно в крайне непростых российско-американских отношениях. В остальном же при Байдене, как и опасались эксперты, в этой сфере все очень плохо. Если и при администрации Трампа все было на уровне плинтуса, но Трамп хотя бы в своей риторике допускал успокаивающие и даже в чем-то лестные для Москвы заявления, то у Байдена даже на словесном уровне не демонстрируется ни малейшего желания поладить с Россией.

Достаточно вспомнить, что послы Антонов и Салливан находятся соответственно в Москве и Вашингтоне, куда прибыли «для консультаций». Байден в интервью телеканалу ABC News пообещал, что российский президент «заплатит» за вероятное вмешательство в американские выборы. Кроме того, глава Белого дома назвал Владимира Путина «убийцей». Страны обменялись взаимной высылкой дипломатов. Белый дом за «вмешательство» РФ в американские президентские выборы 2020 года и организацию масштабных кибератак ввел новую порцию жестких антироссийских санкций, на что последовала не менее жесткая реакция из России.

Москва ввела, в частности, санкции против восьми высокопоставленных чиновников администрации США, в том числе директора ФБР Кристофера Рэя и директора национальной разведки Аврил Хейнс. И это помимо «зеркальной» высылки десятка дипломатов, ограничения деятельности американских НКО в России и т.д.

Ничего хорошего из первых 100 дней байденовского президентства для российско-американских отношений, словом, не получилось (если не считать продления договора СНВ-3). И вряд ли стоит надеяться на улучшение в будущем – несмотря на прозвучавшую из Вашингтона инициативу провести где-нибудь на нейтральной территории этим летом саммит Путина и Байдена.

Стоит ли говорить, что на российском направлении Джо Байден по итогам первых трех месяцев своего пребывания в президентской должности вполне ожидаемо (другого как-то, собственно, никто и не ждал) получил «неуд».

Один из главных внешнеполитических вызовов для администрации Байдена – Китай, с которым Вашингтон здорово поссорился во времена Трампа. Как прогнозировал в преддверии инаугурации 46-го президента Америки директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов, стратегическое восприятие Китая как противника, как вызов в США останется и в будущем, но администрация Байдена может начать искать более мягкие способы достижения своих целей в отношениях с Пекином: «Будут переговоры, возможно, будут даже торговые войны, но не такие шумные, как при Трампе».

Переговоры, действительно, начались – в Анкоридже на Аляске в марте прошла первая встреча высокопоставленных представителей администрации Байдена и руководства КНР, которая, как предполагалось, должна была заложить основу для новых отношений между странами. Но с самого начала переговоры пошли вкривь да вкось. Госсекретарь Энтони Блинкен обвинил Пекин в кибератаках, экономическом шантаже союзников Вашингтона, нарушениях прав человека в Гонконге и Синьцзяне и заявил, что «отношения США с КНР будут когда нужно конкурентными, когда возможно — основанными на сотрудничестве и когда необходимо — враждебными». В ответ прозвучала отповедь главы канцелярии Комиссии ЦК Компартии Китая по иностранным делам: Ян Цзечи в пух и прах разнес американскую «слабеющую демократию», припомнил притеснения меньшинств в США.

С Пекином американская администрация будет действовать иначе, чем с Москвой – с китайцами у США больше «завязок». Но легкой жизни Байдену здесь ждать точно не стоит. Саммит на Аляске это хорошо показал.

А другой саммит – в котором Джо Байден собирается принять личное участие – пройдет в июне без присутствия китайских партнеров, но будет касаться Китая. Американский президент собрался на встречу «большой семерки» в Корнуолле. Анонсировано обсуждение соперничества демократических стран со странами авторитарными – и в первую очередь, с Китаем. Заместитель помощника американского президента по нацбезопасности Далип Сингх пообещал, что давление на Пекин будет усилено, в частности, из-за использования принудительного труда в Синьцзяне.

Американские эксперты Мэтью Банн и Джеймс Шлезингер, характеризуя вызовы президентской «стодневки» Байдена, прогнозировали, что новый президент США столкнется с широким спектром тревожных ядерных опасностей, от растущей вероятности ядерного конфликта до сохраняющегося риска ядерного или биологического терроризма. Ему придется действовать быстро, предрекали эксперты, чтобы продлить истекающий новый договор СНВ-3 (что и было сделано).

Ему также придется действовать, чтобы восстановить ограничения в отношении ядерной программы Ирана, изменить его поведение в регионе и построить отношения, менее подверженные конфликтам, считали эксперты.

В начале апреля появились сообщения о том, что администрация Джо Байдена пытается восстановить расторгнутое Трампом в одностороннем порядке ядерное соглашение с Тегераном. В Вене состоялись непрямые (через посредников) переговоры о возвращении к ядерной сделке 2015 года. Переговорщики охарактеризовали их как «конструктивные», хотя Белый дом и предупредил, что никаких немедленных прорывов не ожидается.

Штаты пытаются убедить Иран сократить свое обогащение урана до согласованных уровней, Тегеран же требует положить конец санкциям, первоначально снятым в соответствии с соглашением 2015 года и вновь введенным Трампом, а также освободиться от других ограничений, введенных администрацией прежнего президента Соединенных Штатов.

Но диверсия на иранском атомном объекта в Натанзе, кажется, наложила негативный отпечаток на перспективы скорого согласия между Вашингтоном и Тегераном по поводу ядерной сделки.

Бывший начальник штаба Пентагона Эрик Розенбах высказывался после избрания Байдена, что его администрация в течение следующих четырех лет ради защиты интересов Америки должна перейти от ведения войн в таких странах, как Афганистан и Ирак, к устранению текущих рисков, связанных с кибератаками, сбоями в космической деятельности, глобальным здоровьем и экономическим принуждением. 

Согласно достигнутым еще прошлой администрацией Трампа договоренностям с движением «Талибан» (признан террористической организацией и запрещен в России), американские войска должны были покинуть Афганистан уже к 1 мая 2021 года.

При Байдене стало очевидно, что уложиться в намеченный срок у США не получается. Срок теперь смещен – администрация обещает, что американские войска будут выведены из Афганистана к 11 сентября 2021 года – то есть к 20-й годовщине терактов 9/11. По информации CNN, Джо Байден в течение нескольких месяцев взвешивал это решение со своими советниками и дал понять, что не считает, что американские войска должны оставаться в Афганистане намного позже установленного срока.

Правда, скептики напоминают, что два предшественника Байдена – Барак Обама и Дональд Трамп – пытались, но в конечном итоге так и не смогли вывести войска США из Афганистана, тем более, что в Пентагоне многие выступают за сохранение военного присутствия на афганской земле, утверждая, что преждевременный уход американцев может привести к краху правительства в Кабуле под ударами боевиков.

На заре президентства Байдена ряд американских экспертов (среди них директор Гарвардского проекта климатических соглашений Роберт Ставинс, профессор А.Дж. Мейер и другие) напирали на шаги новой администрации по присоединению США к Парижскому соглашению по климату, поскольку изменение климата представляет собой величайшую долгосрочную угрозу для будущего человечества.

В свой первый день пребывания в президентской должности Джо Байден инициировал, как и обещал, процесс повторного присоединения к Парижскому соглашению по климату. Но, по мнению экспертов, это легкая часть, гораздо сложнее — дать количественное заявление о том, как и насколько в США будут сокращены выбросы парниковых газов в ближайшие десятилетия. 

В чем Байден преуспел – так это в организации климатического саммита мировых лидеров, куда пригласил (несмотря на все «контры») и Владимира Путина (а российский лидер это приглашение принял). Правда, из-за пандемии саммит оказался виртуальным. Но Джо Байден не только призвал лидеров  других стран объединить усилия в борьбе с общей проблемой глобального потепления климата, но и декларировал амбициозную цель: по его словам, США намерены к 2030 году на 50 процентов сократить выбросы углекислого газа в атмосферу по сравнению с уровнем 2005 года.  Прозвучало обещание весомо. Однако обещать, как известно, не значит жениться. И что там будет в 2030 году – Бог весть…

Но – вот чудо! – прозвучал на саммите и обнадеживающий мессидж. Джо Байден признался, что его воодушевил призыв Владимира Путина к совместным усилиям по удалению углекислого газа для борьбы с изменением климата, и он надеется на сотрудничество с Россией. И то дело…

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.