Китай вступил в санкционную войну с Европой

Это первый случай скоординированных западных антикитайских санкций при новой американской администрации Байдена

Китай объявил о введении штрафных мер против индивидуальных лиц и организаций из Евросоюза в ответ на антикитайские санкции за нарушение прав человека в Синьцзяне. Эксперт рассказал, к каким последствиям может привести эта ситуация, способна ли она перерасти в полномасштабное санкционное противостояние и создать платформу для сближения отношений Пекина с Россией, в отношении которой ЕС ввел схожие ограничения.

Фото: AP

«Китайская сторона приняла решение ввести санкции в отношении десяти индивидуальных лиц и четырех организаций из ЕС за подрыв суверенитета и интересов Китая, а также умышленное распространение лжи и дезинформацию», – говорится в заявлении МИД КНР.

В Пекине отметили, что шаг Евросоюза «основан на лжи, дезинформации, игнорировании и искажении фактов», а его действия являются «грубым вмешательством во внутренние дела Китая, нарушением международного права и основополагающих норм международных отношений».

В санкционный список КНР попали пять европарламентариев Рейнхард Бютикофер, Михаэль Галер, Рафаэль Глюксманн, Илхан Кючук, Мириам Лексман, депутат палаты представителей Бельгии Самуэль Коголати, депутат парламента Литвы Довиле Шакалене, член палаты представителей Нидерландов Сьёрд Вимер Сьёрдсма, а также шведский и немецкий ученые Бьерн Джерден и Адриан Зенц.

Кроме того, ограничения вводятся в отношении комитета по политике и безопасности Совета ЕС, комитета по правам человека Европарламента, Берлинского института Меркатора по изучению Китая и Альянса демократических фондов Дании.

В китайском внешнеполитическом ведомстве заявляют, что всем сотрудникам указанных организаций, индивидуальным лицам и их семьям запрещен въезд в материковый Китай и специальные административные районы Гонконг и Макао. Представители МИД КНР добавили, что связанным с ними компаниям и организациям запрещено вести любой бизнес с Китаем.

Действия Пекина стали ответным быстрым ударом на введенные единой Европой санкции в отношении Китая за систематические нарушения прав человека. Это первый санкционный пакет Брюсселя в отношении КНР за более чем 30 лет. В европейский санкционный список попали четыре физических и одно юридическое лицо из Китая. Их активы в Европейском союзе замораживаются. Кроме того, для них закрыт въезд в страны-участницы ЕС. Брюссель связывает свой шаг с преследованием уйгуров и представителей иных этнических и религиозных меньшинств в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР).

При этом Евросоюз действовал не в одиночку, а вместе с США, Великобританией и Канадой. Как отмечает Reuters, это первый случай скоординированных западных антикитайских санкций при новой американской администрации Байдена. Поводом для штрафных мер стали обвинения в том, что Пекин грубо нарушает права человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе . В адрес китайских властей звучат не просто обвинения в притеснении уйгурского населения, но и в «геноциде». Под самый занавес правления Трампа его госсекретарь Майк Помпео обвинил 19 января КНР в таких преступлениях против человечности как произвольные задержания или ограничение физической свободы множества мирных жителей, насильственная стерилизация, пытки, принудительный труд, жесткие ограничения свобод вероисповедания, выражения мнений и передвижения.

Со страниц западных СМИ последние несколько лет не сходит тема лагерей, в которых в КНР «перевоспитываются» сотни тысяч, а то и миллионы представителей тюркских меньшинств, исповедующих ислам. Нередко появляются рассказы людей, которые, как утверждается, вырвались из «китайского ГУЛАГа» – о жестоком обращении, о пытках, издевательствах.

На Западе притеснения этнических меньшинств рассматривают как часть политики «китаизации» национальных окраин, заселения их ханьцами и вытеснения местного населения. По некоторым оценкам, сейчас среди жителей Синьцзяна доля уйгуров составляет 45%, тогда как китайцев – 40%. Но в административном центре СУАР, городе Урумчи, около 75 процентов жителей – ханьцы. Не стоит забывать и о том, что в руководимом Коммунистической партией Китае у власти непростые отношения с религией – и неудивительно, что в происходящем в Синьцзяне критики нередко видят ущемление прав мусульман на свободу вероисповедания.

Со своей стороны, в Китае утверждают, что никакого притеснения по этническому или конфессиональному признаку в Синьцзяне нет, что нацменьшинства пользуются всеми правами и получают поддержку от центральных властей, что в городах строятся новые и ремонтируются старые мечети. А самое главное – что в автономном районе ведется борьба с терроризмом, сепаратизмом и религиозным экстремизмом.

Проблема уйгурского сепаратизма, выступающего под лозунгом независимости Восточного Туркестана, и исламистского терроризма для Китая давно превратилась в головную боль. И в самом Синьцзяне, и за его пределами в 1990-е – 2010-е гг. был совершен ряд терактов, жертвами которых стали десятки людей. Самый западный край Поднебесной лихорадило, бывали времена, когда люди боялись лишний раз выходить из дома. В Пекине решили положить этому конец, используя инструменты как «мягкой», так и «жесткой силы».

И, как уверяют в КНР, главная цель того, что на Западе называют «концлагерями» – борьба с радикализацией молодежи, перевоспитание, обучение и предоставление людям «социального лифта». До пандемии китайская сторона устраивала ряд поездок для зарубежных журналистов в эти самые «центры профессиональной подготовки», в которых содержатся молодые люди (к слову, среди них не только уйгуры, есть и живущие в СУАР казахи, киргизы и т.д.).

Как утверждается, многие попали туда попали в подобные центры после того, как были замечены в интересе к материалам радикально-исламистского характера или в нарушении предписанных законом требований к отправлению религиозного культа (например, те, кто молился в непредназначенных для этого общественных местах). Судя по рассказам, попавшие на карандаш властей люди оказывались перед выбором: либо отправиться в тюрьму, либо оказаться в «центре профподготовки», где их учат китайскому языку, законам и какой-либо профессии (от повара и няни до агронома и ветеринара). После прохождения обучения, по данным властей, выпускники «центров» получают государственную поддержку при устройстве на работу, приобретении жилья и т.д.

Но критики не доверяют уверениям китайских властей, уверяя, что иностранной прессе демонстрируются «потемкинские деревни», прикрывающие неприглядную правду. В Китае же считают, что обвинения в притеснениях уйгурского населения – еще одно свидетельство предвзятости Запада по отношению к КНР, нечестной конкуренции.

К чему приведет санкционное противостояние между Европой и Поднебесной – на этот вопрос нам ответил эксперт.

«В последние годы Евросоюз крайне аккуратно подходит к санкциям в отношении Китая, и, честно говоря, ничего особенно из них пока не выходит, — комментирует «МК» российский востоковед, директор Института Дальнего Востока РАН, профессор НИУ ВШЭ Алексей Маслов. – Судя по всему, Европейский союз просто отрабатывает свою роль. И, поскольку на Брюссель в этом вопросе периодически давит Вашингтон, он пытается создать такие штрафные меры, которые не затронут жизненно важные моменты взаимодействия.

В прошлом году торговля между Китаем и Евросоюзом составила более 700 млрд долларов. Это значительно больше, чем с Соединенными Штатами и почти в 7 раз больше, чем с Россией. Таким образом торговый дефицит на стороне ЕС, то есть КНР продает больше, чем покупает. Поэтому, если все-таки будет развиваться какая-то конфликтная ситуация, Европейский союз пострадает значительно сильнее.

Китай довольно активно инвестировал в ЕС, причем в абсолютно разные сектора, начиная от высокотехнологичных предприятий (в Германии или во Франции), заканчивая портами (в Греции и Италии) и железными дорогами (в Чехии, Словакии и в других государствах Восточной Европы). И в случае, если КНР по-настоящему начнет уходить из Европы, многие проекты останутся незавершенными. Не думаю, что у Евросоюза есть деньги их достраивать.

Более того, очень большое взаимодействие между Пекином и Брюсселем идет по линии автопрома, по поставкам экологически чистых продуктов питания из Европы в Китай. В принципе, ни одна из сторон не хочет обострять ситуацию. Сейчас все ждут разрешения противостояния между КНР и Соединенными Штатами. Когда оно начнет сдуваться, что гарантированно произойдет в ближайшие годы, Европа с чистым лицом выйдет на взаимодействие с Китаем.

Вместе с тем, если брать не политическую составляющую, а чисто европейский бизнес, то он также крайне заинтересован в том, чтобы между странами не было никаких конфликтных ситуаций, в том числе в области высоких технологий. Дело в том, что многие европейские лаборатории – в том числе и университетские – активно работают с Пекином и получают за это дело немалые деньги. Следовательно, в этой ситуации не нужно ожидать каких-то невообразимых секторальных санкций.

Впрочем, есть еще один политический момент. Обратите внимание на то, что сказал только что глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров. По его словам, у России практически разрушено взаимодействие с Евросоюзом. А вот Китай как раз взаимодействие с ЕС разрушать не собирается. Он снова хочет казаться белым и пушистым».

Отвечая на вопрос о том, создаст ли санкционное противостояние между Пекином и Вашингтоном платформу для сближения отношений КНР с Россией, в отношении которой ЕС ввел схожие ограничения, эксперт отметил: «Платформа уже создана, однако она не может быть основана только на обоюдных недовольствах. Соответственно, следующим шагом должно быть сформулировано глобальное видение России и Китая. Страны должны решить, к какому миру они стремятся, и что они вкладывают в его строительство. Этот вопрос, вероятнее всего, будет подниматься на очной встрече лидеров стран, которая должна состояться в этом году.

Вероятно, речь на встрече пойдет о максимально свободном перемещении людей и грузов, устранении как таковой санкционной политики из рычагов экономического давления, а также о возвращении роли международных организаций. В настоящее время санкции объявляют либо Соединенные Штаты, либо Евросоюз. При этом ООН не играет в этом вопросе никакой роли, а ВОЗ вообще самоустранилась в этой санкционной политике. Разумеется, главы государств обязательно затронут тему сотрудничества в области в киберпространства, ведь киберугрозы сейчас являются новым атомным оружием».

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.