Политологи о митингах Навального: «Хотели по белорусскому варианту, не получилось»

Эксперты считают, что без оппозиционера его сторонники не смогут активно влиять на политическую повестку

После вступление в законную силу решения суда о замене Алексею Навальному условного срока на реальный многих заинтересовал вопрос о том, как это событие отразится на активности акций в его поддержку. С одной стороны, если бы суть этих акций состояла только в оказании давления на суд, дальнейшее их проведение  теперь и бессмысленно, и затруднительно. С другой стороны, оппозиционер возвращался в Москву понимая, что вероятность остаться на свободе у него практически равна нулю, а значит, оказаться в заключении накануне думских выборов вполне входило в его планы.

Фото: Геннадий Черкасов

Кто-то в такой ситуации склонен считать, что белорусский сценарий и план Алексея Навального не просто похожи, а представляют единое целое и различаются только в деталях. Вот прогноз от Александра Лукашенко: «Всё делают, как у нас, за исключением [того, что] игра будет вдолгую, до думских выборов. Это будет первая репетиция. Получится — не получится. А после думских выборов будет еще моднее».

В самой Белоруссии акции недовольных президентом, начавшись в августе прошлого года, продолжаются и поныне, утеряв массовость и перейдя в локальный «дворовый» формат. И хотя в конце прошлого года белорусские силовики начали поговаривать, что вопрос с массовыми акциями они решили, похоже, мнение их может и поменяться. Вожди оппозиции, включая экс-кандидата в президенты Светлану Тихановскую, бодро заявляют, что весной, когда потеплеет, все развернется в прежнем масштабе. Сама Тихановская обещает даже вернуться в Минск, если Евросоюз обеспечит ей некие гарантии безопасности. Как это можно сделать, не вполне ясно, учитывая, что белорусская генпрокуратура в декабре прошлого года возбудила против нее  очередное дело — о создании экстремистского формирования и руководстве им. 

Пока мнения экспертов насчет перспектив оставшегося без лидера «штаба Навального» сильно разнятся. Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры, например, считает, что организацию Алексея Навального ждет увядание, и в этом процессе от «штабистов» зависит немного: «Без Навального протесты бессмысленны. Стратегию и тактику остатки штабов могут выбирать любую. Их будущее зависит не от них, а от действий власти».

Сергей Марков, генеральный директор Института политических исследований, уверен, что так называемый «штаб Навального» сейчас находится в замешательстве и не готов сформулировать актуальный план действий: «Как будет развиваться ситуация не знают и сами организаторы, то есть Владимир Ашурков, Леонид Волков и Мария Певчих.  В этой организации есть некоторая разница между участниками: эти трое ориентируются на британские спецслужбы, а Навальный на американские. В этом штабе  фактически произошел переворот: Ашурков, Волков и Певчих отстранили Навального  от власти и, по сути, посадили его в тюрьму, выпихнув его в Россию, уговорив, что ему так выгоднее. Но они планировали, что эти акции будут развиваться по восходящей,  по белорусскому сценарию. Но этот сценарий провалился. 23-го января, после эпидемии, все соскучились, решили выйти на улицу по драйву. 31-го-  уже меньше чем 23-го, хотя власти готовились, что будет больше. 2-го февраля вообще по минимуму численность оказалось, а 14-го акция вообще провалилась. 

Поэтому сейчас там проходят мозговые штурмы: в какой форме проводить эти акции, или может вообще их на время отложить, сделать упор на внешние санкции. Но я думаю победит другая точка зрения, что акции необходимо проводить  в любом случае, но так, чтобы нельзя их было понять, что они немногочисленные. Отчасти шаг в этом направлении был сделан акцией с фонариками. Дальше скажут: давайте в такой-то день будем гудеть в автомобилях, в такой-то день выключим свет в окнах. А как это посчитаешь?  Никак.  Можно объявить, что свет выключило 10 миллионов. Кроме этого  будут ждать каких-то внешних событий, которые точно последуют. Например, кого-нибудь отравят, но не до конца. Думаю, скорее всего, депутата парламента какого-нибудь европейского. А дальше будут ждать какого-нибудь  внутриполитического события. 

Сейчас и (на Западе тоже) идут дискуссии, но окончательно решения по санкциям, по информации, которую мы имеем, пока не принято. Плюс свое слово еще скажут офицеры спецслужб.  То есть хотели по белорусскому варианту, не получилось. Хотели бы по украинскому, но и он не получится: очевидно, что власти никакого майдана не допустят».

Алексей Макаркин, вице-президент фонда «Центр политических технологий»  полагает, что решающее влияние на активность сторонников Алексея Навального в течение ближайшего года будет оказывать наличие поводов, на которые они смогут реагировать: «Их активность  будет зависеть от двух вещей.  Во-первых, от того, что дальше будет со структурой ФБК (организация ино-агент), сохранится ли она, и в каком виде. Сейчас на нее будет идти весьма сильное давление. Дальше речь о достаточно  долгосрочных вещах. Понятно, что кто-то будет оттуда уходить, но важно, сколько людей останется. 

И во-вторых, от поводов. Люди просто так на улицу не выходят. Им для этого необходима какая-то эмоция, раскрутка. Поддержка,  число людей, симпатизирующих протесту, вряд ли будет сильно увеличиваться. И здесь все будет зависеть от  того, какое стимулирование протестов может появиться.  Ближайшим поводом может быть избирательная кампания в Государственную Думу. Понятно, что кандидаты от Навального вряд ли будут зарегистрированы, но тогда будет требование регистрации, потом «умное голосование»  и много всего. Многое будет зависеть от того, насколько эффективно они проведут эту кампанию. Она, по сути, начинается во второй половине весны».

Цепь солидарности с Юлией Навальной попытались разорвать провокаторы: кадры акции

Смотрите фотогалерею по теме

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.