«Никита Хрущев подарил нам великое счастье»: почему Сталина любят больше

К 65-летию исторического доклада «О культе личности» на XX съезде КПСС

Если бы мы жили в христианской стране, то первым из руководителей России мы бы причислили к лику святых Никиту Хрущева. Такого, что он сделал для счастья людей, никогда не было не только в истории России, но и в истории человечества. Он дал счастье освобождения от тюремных застенков, от сталинского ГУЛАГа сразу нескольким миллионам. Современный человек, наверное, не представляет, какое было счастье для каждого узника сталинского ГУЛАГа вдруг узнать, что он завтра будет свободен и уже скоро будет дома, увидит своих родителей, детей.

Фото: Алексей Меринов

Такой концентрации счастья одновременно среди миллионов людей, которую создал Никита Хрущев после смерти Сталина, особенно после ХХ съезда КПСС, никогда в истории человечества не было и не могло быть, ибо никогда не было такой страны, как сталинский СССР, где бы миллионы и миллионы людей одновременно находились в тюрьмах, голодали, умирали.

Я принадлежу к тем, кто благодаря Хрущеву получил великое счастье в жизни — на протяжении почти 20 лет быть рядом с моей любимой бабушкой Анной Шаповаловой. Ее «вина» была только в том, что ее двухкомнатная квартира на Водопроводной, которую ей подарил на свадьбу еще до революции ее дядя Порфирий Шаповалов, владелец доходных домов в Одессе, понадобилась майору МВД Кротову. И таких невинно осужденных, как потом скажет в своем докладе «О культе личности» Никита Хрущев на ХХ съезде КПСС, были миллионы. Но почему-то этот величайший подвиг Хрущева, желание восстановить справедливость, вернуть домой миллионы невиновных людей, не был оценен ни после смерти Хрущева, ни тем более сейчас, в якобы посткоммунистической России.

Для большинства населения сегодня святым является не Хрущев, который подарил свободу, который переселил из сталинских бараков в пятиэтажки миллионы рабочих, который начал платить колхозникам за их трудодни, а Сталин, который морил голодом, по приказу которого расстреливали сотни тысяч людей, который превратил страну в ГУЛАГ, в национальную тюрьму.

Как все это объяснить? Что мы за народ, который не хочет помнить добро, а поклоняется откровенному злу, преступнику? Это Хрущев еще в своем докладе на ХХ съезде КПСС сказал, что Сталин является «убийцей и извергом», что он отправил в тюрьмы «миллионы невинных людей». Но у нас сегодня в горницах верующих старух рядом с иконой Божьей Матери висит портрет не Хрущева, а Сталина. Может быть, как считает наш великий патриот Александр Проханов, «русская идея» как раз и состоит в праве руководителя страны убивать столько людей, сколько ему захочется?

Сталин не оставил нам свои воспоминания, но было бы интересно узнать, что происходило в сознании, душе этого человека, когда он организовывал голодомор, гибель миллионов людей, и прежде всего детей, во имя того, чтобы заставить крестьянина вступить в колхоз. И что поразительно. Я никогда не слышал от патриархов Русской православной церкви, в том числе и от нынешнего патриарха Кирилла, ни одного доброго слова о Хрущеве, который спас миллионы человеческих жизней. И, наверное, в этом нет их вины, ибо, как я сказал, наш православный народ все-таки предпочитает поклоняться не тем, кто творит добро, а тем, кто творит не просто зло, а особое, вселенское зло.

Мне могут возразить: ну и что, убийца Сталин оставил нам великую державу, и не будь Хрущева с его докладом «О культе личности», тем более — Горбачева с его перестройкой, как говорят сегодня наши депутаты, мы бы сохранили наследство Сталина. И поэтому я думаю, сегодня, накануне 65-летнего юбилея доклада о культе личности Сталина на ХХ съезде КПСС в феврале 1956 года, важно все-таки осознать, чем на самом деле была эта великая держава, созданная Сталиным, и почему достаточно было сначала Хрущеву, а потом Горбачеву заговорить языком правды, открыть правду о красном терроре, и от этой страны ничего не осталось. Политики и депутаты, которые сегодня критикуют Хрущева и Горбачева за то, что они осмелились рассказать о преступлениях Сталина, на самом деле не отдают себе отчет о реальных скрепах сталинской системы. А ведь все держалось на изначальной лжи государственной идеологии, которая рассказывала нам о преимуществах социализма над капитализмом.

Все держалось на системе страха перед правдой и о жизни в СССР, и о страшной человеческой цене всех достижений советской власти. Что это за великая держава, если ее главной скрепой был именно этот механизм страха, система доносительства, цензура, Спецхран и самое жесткое преследование за инакомыслие, за так называемые «антисоветские высказывания»? При Сталине за антисоветские высказывания давали 25 лет тюрьмы.

Как рассказывал близкий мне мой шеф в «Комсомольской правде», среди его однокурсников, которые поступили на факультет журналистики в конце 1940-х, трое оказались в лагере за рассказы вслух анекдотов о Сталине. Кстати, как я помню, «Никитку» сначала полюбили за то, что о нем можно было рассказывать любые анекдоты, можно было его критиковать.

И, кстати, вся эта история с докладом Хрущева «О культе личности» еще раз показала, что жажда правды имеет и моральную подоплеку. Ведь у Хрущева за жаждой правды было и нормальное человеческое чувство сострадания к жертвам сталинского террора. Если ложь, как правило, оправдывает насилие и преступления, то правда, напротив, ведет к возрождению ценностей человеческой жизни, ведет к тому, что в душах людей появляется чувство сострадания к жертвам насилия.

Известно, как много времени Хрущев уделял встречам с женами партийных деятелей, репрессированных Сталиным. Он сам душой чувствовал их боль, иначе бы он не встречался с ними. Обо всем этом он пишет в своих «Воспоминаниях». Я согласен и с А. Солженицыным, и с Роем Медведевым, что главная причина появления этого доклада Хрущева «О культе личности» была результатом «душевного движения сохранившейся у него способности к добрым делам, раскаянию». Наверное, надо было все-таки быть мужественным человеком, чтобы спустя всего несколько лет после смерти Сталина, когда были живы все его соратники и близкие ему по духу Молотов, Каганович, Ворошилов, сказать, что вся эта история была «сплошным преступлением», убийством «невинных людей». И этот инстинкт правды был жив у Хрущева до самой смерти. В своих «Воспоминаниях» он пишет, что на самом деле «в капиталистических условиях, когда я работал рядовым слесарем, я, рабочий, имел лучшие жилищные условия, чем сейчас мои собратья», т.е. советские рабочие.

Конечно, нужно быть объективным. Никита Хрущев ни в коем случае не хотел смерти СССР, ни в коем случае не хотел разрушить созданную Сталиным советскую систему. Он был отцом идеологии «шестидесятников», он считал, что «марксизм-ленинизм и злодейство несовместимы». Он считал, что если бы Ленину удалось лишить Сталина должности генерального секретаря и на его место пришел бы «более терпимый человек», то не было бы всех ужасов сталинской эпохи.

Кстати, у Хрущева нет даже ощущения связи между сталинскими преступлениями и созданной им политической системой. Это позже «шестидесятники» будут говорить, что Сталин извратил демократическую суть ленинизма и создал авторитарную деспотическую систему. Но Хрущев породил миф, который привел к перестройке и в конечном счете разрушил СССР.

Хрущев верил, что можно соединить советскую систему с внутрипартийной демократией, с правдой. Ведь на самом деле сначала в идеологии перестройки Горбачева не было ничего, чего бы не было в докладе Хрущева «О культе личности». Хрущев считал, что можно сочетать советскую систему с партийной демократией. Горбачев, кстати, вслед за Дубчеком, за идеологами «пражской весны» считал, что социализм можно соединить с подлинной западной демократией. Но, как выяснилось, стоит сделать один шаг в сторону демократии, как к правде о преступлениях Сталина добавляется вся правда о большевистской революции, о красном терроре. Как только появляется демократия, появляются и те, кто говорит, что идея террора, идея смерти, идея безумных жертв лежит в основе марксистского учения о революции.

И тогда Молох правды доводит дело до конца: ничего не остается от марксистской государственной идеологии, а свобода, демократия выталкивает из страны все те народы, которые большевики силой заставили жить в СССР. И потому, вслед за распадом марксистско-ленинской идеологии, происходит распад СССР, и в конечном итоге гибнет великая держава Сталина, в основе которой лежали ложь и насилие.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.