Путин заставил чиновников сделать невозможное возможным

Расхождение реальности власти и реальности народа видно без микроскопа

Теща с оказией передала из Литвы палку колбасы — то немногое, что еще не разучилась делать бывшая союзная республика. И вот теперь дилемма — если я ее схомячу на Новый год, то стану иностранным агентом. Похоже на бред, но таков закон. У нас много чего, выходящего из под государственного пера и из властительных уст, похоже на бред. И невозможное легко становится возможным. Просто реальность, в которой существует «государство», и наша с вами реальность — они разные и всё больше расходятся. На прошедшей неделе это было видно без микроскопа.

Фото: kremlin.ru

Лучше всего делать невозможное возможным получается у Владимира Владимировича. На днях он нам всем сделал подарок — поддержал идею выходного дня 31 декабря. Все равно же, говорит, долго отдыхаем в новогодние праздники, один день погоды не сделает. Пусть, мол, регионы в этот раз сами решают, а потом уж закон примем. И что же? Даже там, где ну никак не получалось — всё получилось. Вот, например, еще 28 ноября мэр столицы Сергей Собянин объяснял в интервью, что объявить 31 декабря выходным днем в Москве не выйдет. Не может он обязать предприятия распустить сотрудников перед Новым годом, а у городских чиновников «именно в этот день работы даже больше обычного, так как они должны обеспечить москвичам хорошие праздники». Однако после слов Путина вышло. Последний день года в Москве стал выходным. «Мы, конечно, не можем всех обязать 31-го числа не работать, но обяжем свои бюджетные организации и тех, которые не задействованы в подготовке Нового года и прохождения праздников. И рекомендуем, конечно, всем другим предприятиям и организациям, чтобы 31 декабря сделали для горожан выходным днем», — сказал Сергей Семенович, подписав распоряжение.

Или вот, если помните, по осени посчитав цыплят, наши власти рассказали нам о рекордном урожае. Много — значит дешево. Но цены на еду решили поиграть в альпиниста и почему-то полезли на Эверест. И, знаете, Минэкономразвития, в лице своего главы Максима Решетникова, нашло на неделе объяснение этому феномену. Это всё, сказал Решетников, выступая в Совете Федерации из-за… снижения урожая. Ну и еще из-за роста мировых цен (при этом продукты в магазинах Европы почему-то не дорожают — статистика есть в открытом доступе) и из-за ослабления рубля (чего, по словам Путина, быть не должно, поскольку мы тут импортозаместились и курс доллара нам не страшен).

Есть такая штука — торфяной пожар. Он все время там под землей тлеет и периодически на поверхность вырывается. И вот тогда прибегают пожарные и начинают этот очаг заливать. Наше правительство затушило возгорание с ценами на масло, муку и сахар. Но не тут-то было. Полыхнуло в другом месте — подскочили в цене яйца и овощи… Никак капиталистический мальчиш-плохиш мальчишу-кибальчишу не сдается. Пришлось спешно принимать закон, что правительство может теперь в виде исключения устанавливать предельные цены на продукты — не более чем на 90 дней, и не по всей стране, а выборочно. Будет теперь с мокрой тряпкой по всей России-матушке носиться и пламя сбивать то тут, то там.

Ну и чтобы уж совсем с реальностью в этом месте разобраться. Владимир Путин сказал, что инфляция на уровне 3,25% — хороший показатель для России. А вот граждане какие-то несознательные: рост цен в последние два месяца 65% россиян расценивают как очень высокую инфляцию. И, вот неблагодарные, считают, что главная причина роста цен — политика властей. А уж потом идут «экономические факторы» и «пандемия».

Вот еще замечательный пример заботы о нас с вами — зампред Банка России господин Заботкин предостерег от хранения средств в долларах. Говорит, ненадежный он, поскольку американцы санкции везде вводят и это когда-нибудь приведет к сокращению использования доллара по всему миру. Наверное, это правда. Я вот помню, что когда доллар стоил 87 копеек — его, доллара этого, у нас и вовсе не было. Так что стоит прислушаться и держать деньги (у кого они есть) в стабильно показывающих отрицательный рост рублях. Сложная фраза, да? Примерно как снижение рекордного урожая.

Кстати, насчет санкций. Под очередной удар попали предприятия «Роскосмоса», и Дмитрий Олегович Рогозин удивился. Это что же, говорит, раз «батут заработал», то можно «плюнуть в самарский колодец»? Это он имел в виду предприятие по выпуску ракет-носителей, на которых в том числе американские астронавты к МКС летали. Обидно быть использованным. Но очень хороший урок любителям порассуждать о том, что там, за бугром, — друзья, которые добра нам желают. Поэтому когда будете выбирать оппозиционера нынешней власти, посмотрите, как он относится к загранице. Если думает, что она нам поможет — гоните туда, куда Макар телят не гонял.

Вот с этим советом я стал на шаг ближе к статусу иностранного агента. Это ведь формально — политическая деятельность. Опять же формально — тещина колбаса это материальное средство, полученное мною из-за рубежа. Осталось доказать, что я ее съел. И всё — статус мой.

Хотя чего бояться-то? Тут ведь выяснилось, что то, что нас не убивает, то просто не хотело. Хотело бы — убило. А остановить нашу законодательную машину все равно невозможно — на неделе спикер Госдумы Володин сообщил, что в этом году нижняя палата приняла законов еще больше, чем в прошлом. Так, может, и хорошо, что мчится она все чаще не той дорогой, по которой мы идем?

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.