Россия знаково отстала в области военных беспилотников

Много «эффективных менеджеров» и мало отечественных двигателей

Осенняя война в Карабахе в очередной раз показала эффективность и перспективность ударных беспилотников и барражирующих боеприпасов, а также автоматизированных систем боевого управления тактического звена. Воюющая по-старому армянская армия ничего этим средствам вооруженной борьбы противопоставить не смогла. Но уроки из произошедшего должна извлечь и Россия, у которой до сих пор нет массовых ударных беспилотников.

Фото: ru.wikipedia.org

Разведывательно-ударные беспилотные комплексы более 20 лет эффективно используются армией США. В начале этого года, как утверждает ряд экспертов, именно с помощью ударного дрона в Ираке был убит легендарный иранский генерал Касем Сулеймани. Это был настолько чувствительный удар по иранским вооруженным силам, что США и Иран были в шаге от войны.

В прошлом году налет ударных беспилотников, запущенных йеменскими повстанцами по объектам нефтяной инфраструктуры Саудовской Аравии, аукнулся на мировых нефтяных биржах. 

Турция — одна из стран, которая еще лет 15 назад увидела перспективность беспилотного оружия. Она закупила лицензии в Израиле, наладила серийное производство целого семейства беспилотников различного класса и назначения. Турецкие ударные дроны показали себя в Сирии, Ливии, и вот теперь в Нагорном Карабахе. Было несколько видеосвидетельств уничтожения в Ливии турецкими дронами зенитных комплексов «Панцирь» российского производства.

Свои ударные дроны есть также у Китая, Ирана. При разработке они использовали трофейные американские беспилотники. Российский авиапром задачу обеспечения российской армии ударными беспилотниками пока не решил.

У нас есть несколько проектов ударных дронов. Наиболее продвинутый – беспилотник «Орион» компании «Кронштадт». Создается с 2011 года. Первые аппараты массой в одну тонную армия заказала. Один беспилотник может нести до 200 кг управляемых боеприпасов. Это примерно 4 управляемых ракеты или 4 корректируемые авиабомбы массой по 50 кг. Не очень много, учитывая, например, самолет Су-30 или Су-34 может нести бомбы и ракет общей массой более 8 тонн.

Все остальные ударные беспилотные проекты доделать не удается. Например, аппарат «Альтаир» взлетной массой 3-4 тонны по заказу военных начинала делать казанская фирма имени М.П.Симонова. Не справилась. Дошло до уголовного дела в отношении руководителя. В ход были пущены административные рычаги, и проект передали Уральскому заводу гражданской авиации.

Этот «гражданский» завод известен тем, что уже несколько лет занят выпуском военных разведывательных беспилотников «Форпост» массой в несколько десятков килограммов. Это русифицированная версия израильского беспилотника. Хватит ли фирме опыта лицензионной сборки для того, чтобы создать принципиально новый тяжелый ударный беспилотный аппарат – большой вопрос.

Фирма Сухого тоже пробует освоить беспилотную нишу с тяжелым беспилотным аппаратом «Охотник» массой свыше 20 тонн. Судя по всему, серийных поставок ждать еще долго. Да и цена в Интернете называется заоблачная – 1,5 млрд рублей.

В сухом остатке российская армия имеет сотни легких разведывательных беспилотных аппаратов и полностью неудовлетворенный спрос на ударные беспилотники. Почему так произошло – активно обсуждают пользователи Сети в специализированных чатах и группах.

Одна из проблем – недостаток малогабаритных ракет и корректируемых бомб, предназначенных для использования ударными дронами. В числе перспективных проектов – кассетная планирующая бомба «Дрель» с уникальными суббоеприпасами. Но масса такой кассеты – 500 кг. Не каждому дрону под силу.

В армии США, как отметил Андрей Астахов, Авиационное командование специальных операций (ARSOAC) совместно с Командованием специальных операций США (USSOCOM) провело серию комплексных пусковых испытаний управляемой авиационной бомбы GBU-69/B Small Glide Amunities (SGM) с борта средневысотного беспилотника с увеличенной дальностью полета MQ-1C Gray Eagle Extended Range (GE-ER). К сожалению, пишут пользователи, у нас подобное оружие можно увидеть на выставках только в виде макетов.

«С нашими «эффективными» менеджерами трудно ожидать прорывных решений», — написал Alexander Tanakov.

Михаил Пижмин считает, что проблема в том, что «до сих пор не могут понять, что без долгих систематических вложений в образование, науку, инженерные разработки (не только в железо, а главное в инженеров и ученых) ничего не возможно, не будет никакого результата».

Отмечая опасность ударных дронов, пользователь с ником Sergey Mosienko написал: «Групповая атака средств воздушного нападения может идти с разных курсов и эшелонов, расчеты показали низкую вероятность уничтожения целей средствами войсковой ПВО».

По мнению Александра Гомберга, одна из основных причин провала по беспилотным летательным аппаратам – отсутствие поршневых и малоразмерных турбовинтовых и турбореактивных двухконтурных двигателей.

«Проблеме лет 30 уже. И никак! Вот ЦИАМ (Центральный институт авиационного моторостроения. – «МК») покажет целую плеяду моторов АПД (авиационный поршневой двигатель-демонстратор. – «МК»), только летать на них нельзя. Деньги были потрачены большие. Результат — ноль!», — написал Александр Гомберг.

По его мнению, это происходит из-за того, что в России кто-то лоббирует интересы западных производителей двигателей для беспилотников, в том числе для ударных. «У каждой катастрофы есть имя и фамилия! И все они известны», — написал пользователь.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.