Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

Когда слышишь или читаешь слово «рейдер», сразу в памяти всплывает что-то германское. Либо мутный силуэт «Тирпитца» где-то на Севере, одним своим присутствием вызывающий расслабление организмов у британцев, либо переделанный из гражданского корабля вспомогательный крейсер с командой из отборных головорезов типа «Пингвина» или «Корморана».

На самом деле, куда было деваться немцам? Флот открытого моря остался в прошлом, а то, что они успели построить к началу ими же затеянной войны, никоим образом не могло сравниться с британским флотом. Поэтому ни о каких эскадренных боях типа Ютланда немцы даже не мечтали, поскольку эскадр у них больше не было.

А было то, что было. 4 линкора, 6 тяжелых и 6 легких крейсеров. Из которых за первые полтора года войны немцы умудрились потерять линкор, 2 тяжелых и 2 легких крейсера.

Отсюда вполне себе разумная тактика рейдерства, особенно если учесть, что даже без учета помощи союзников британский флот насчитывал 15 линкоров и линейных крейсеров, 7 авианосцев, 66 крейсеров и 184 эсминца. И примерно 30% от этого количества еще строилось на британских верфях.

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

Из этого количества только в Атлантике было сконцентрировано 13 линкоров, 3 авианосца и почти 40 крейсеров. Правда, вся эта мощь была рассредоточена от Гренландии до Антарктиды, но тем не менее.

В целом немцам нечего было противопоставить британской мощи, кроме, пожалуй, тактики, примененной еще в Первую мировую войну. То есть попытаться устроить блокаду Британских островов, максимально усложнив доставку всего необходимого из колоний.

Два пути: подводные лодки и надводные корабли, поскольку самолетов дальнего радиуса действия, способных наносить реальный урон, у немцев не было в достаточных количествах. Я уже писал о «Кондорах», FW.200, которые потопили бомбами не один корабль, но их было слишком мало, чтобы всерьез напрячь Британию.

Так что оставались действия подводного флота и надводных рейдеров. Если с подводными лодками у немцев все было более или менее неплохо, то в качестве надводных рейдеров в ход шло все, что можно было использовать в этом плане, от линкора до пассажирского лайнера.

Вообще, в истории Второй мировой войны все еще остается много белых пятен. Какие-то просто не представляют интереса, о каких-то просто не осталось к нашим дням свидетельств очевидцев, но есть такие, о которых можно подумать. Как, например, приводимый случай, в котором, с одной стороны, ничего особенного и нет, с другой – имеет место быть историческая загадка.

Февраль 1941 года. Германское главнокомандование изо всех сил пытается осложнить вопрос с поставками в Великобританию путем перехвата атлантических конвоев.

Была спланирована операция «Нордзеетур», в рамках которой в море должны были выйти уже знакомые нам «Шарнхорст» и «Гнейзенау» при поддержке «Хиппера» и эсминцев. Но «Гнейзенау» все еще ремонтировался после полученных повреждений в шторм в декабре 1940 года, а вот с «Шарнхорстом» получилось странно. Вроде бы неповрежденный корабль остался в порту, что можно отнести к загадкам, потому что ситуация получилась странная: «Шарнхорст» и «Хиппер» в паре могли наделать дел вполне нешуточных. Но по факту в дело пошел только «Адмирал Хиппер» с эскортом из эсминца и трех миноносцев.

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

Крейсер вышел из Бреста и ушел в Атлантику. О том, что операция была задумана в спешке, свидетельствует тот факт, что на снабжение «Хиппера» топливом был отправлен танкер «Шпихерн», срочно переделанный из обычного торгового теплохода и с командой, которая мягко говоря, была не обучена таким маневрам, как заправка крейсера в открытом океане.

Крейсер и танкер встретились, и шоу с заправкой «Хиппера» растянулось на целых три дня. Это, конечно, показывает моряков с «Шпихерна» не с самой лучшей стороны в плане подготовки, но главное – крейсер заправили и он наконец вышел на охоту.

План был очень прост: «Хиппер» должен был «пошуметь» южнее основных маршрутов конвоев, на широте Испании и Марокко, дабы отвлечь внимание от «Шарнхорста» и «Гнейзенау», которые по окончании ремонта последнего должны были выйти севернее и атаковать конвои, шедшие из Канады. В целом весьма неплохая задумка, вот только на такое дело лучше было бы отрядить более независимых в плане дальности «Дойчландов».

«Хиппер» на протяжении недели старательно делал вид, что кого-то разыскивает на юге, впрочем, особо стараясь не попадаться на глаза британцам. Этакий «крейсер-призрак», который видели везде.

10 февраля от командующего северным отрядом адмирала Лютьенса, державшего флаг на «Гнейзенау», пришло известие о том, что линкоры были обнаружены британцами. Командир «Хиппера» капитан Майзель решил не искать приключений на кормовые башни и двинулся на юго-восток, к Азорским островам. Это оказалось не просто правильным, а очень даже счастливым (для немцев) решением.

На следующий день, 11 февраля 1941 года, не повезло пароходу «Айсланд», который отстал от конвоя HG-53. Капитан «Айсланда» не стал играть в героя и на допросе в каюте капитана «Хиппера» рассказал все: маршрут конвоя, количество судов, какое охранение.

Охранение конвоя было таким, что немцы оживились и рванули догонять. Два эсминца, которые были новыми до Первой мировой войны, и вооруженный траулер, который можно было бы обозвать канонерской лодкой, – это для «Хиппера» не было угрозой совершенно.

И рейдер на полном ходу пошел в ту сторону, которую указал капитан «Айсланда». И вот ночью на радаре показались отметки судов. Не выдавая себя, немцы решили подождать до утра, чтобы при свете солнца затеять сражение.

Однако утром оказалось, что все еще более прекрасно (опять же с точки зрения немцев), ибо они натолкнулись не на конвой HG-53, а на SLS-64, шедший из Фритауна. Конвой состоял из 19 судов, которые ползли со скоростью 8 узлов и вообще не охранялись!

С первыми лучами солнца немецкие моряки с удивлением начали считать суда совершенно другого конвоя, которые шли мимо на параллельном курсе. Причем никому в составе конвоя не пришло в голову, что это немецкий рейдер. «Хиппера» приняли за «Ринаун», сказалась хорошая работа немецких радистов, выдававших в эфир позывные, схожие с позывными «Ринауна».

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

«Адмирал Хиппер»

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

«Ринаун»
Но когда окончательно рассвело, то есть в 6 утра, немцы перестали играть в прятки, спустили британский флаг и открыли огонь по практически беззащитным судам. Да, некоторые корабли в составе конвоя имели кое-какое вооружение, но что могли сделать 76-мм и 102-мм пушчонки против «Хиппера»? Вот они ничего и не сделали.

Развив максимальную скорость в 31 узел, «Хиппер» догнал конвой и пошел параллельным курсом, открыв огонь из всего вооружения и выпустив торпеды из аппаратов на правом борту. Затем, обогнав конвой, крейсер развернулся и открыл огонь из вооружения левого борта, опустошив торпедные аппараты и левого борта. 12 торпед – это 12 торпед. А еще восемь 203-мм орудий, двенадцать 105-мм орудий, двенадцать 37-мм автоматов, десять 20-мм автоматов. И все это стреляло.

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

Согласно рапортам артиллеристов, всего было обстреляно 26 кораблей. У немцев на «Хиппере» было два старших артиллерийских офицера, на левом и правом бортах. Старший артиллерийский офицер руководил стрельбой обоих калибров, тем же занимался главный торпедист в отношении своих торпедных аппаратов.

Так что цифра 26 целей не придумана, ясно, что некоторые корабли получили от «Хиппера» дважды, а может, и трижды.

Бой, начавшийся с дистанции около 3 миль, превратился в бойню на дистанции 5 кабельтовых, а в самом конце расстояние от стволов крейсера до целей было около 2 кабельтовых. В дело пошли даже зенитные автоматы.

В таких условиях для потопления транспорта достаточно было попасть одним снарядом крупного калибра в района ватерлинии. Как покажут результаты, немцы с этой задачей справились.

Орудия главного калибра били залпами по четыре орудия, фактически без пристрелки, что на таких дистанциях было и не нужно, каждый снаряд и без того летел в цель. За первый час сражения было выпущено более 200 снарядов главного калибра. Огонь велся фугасными снарядами с головным взрывателем, что было вполне действенно при обстреле совершенно небронированных целей.

Далее стрельба главным калибром велась по ватерлинии, с максимально точным прицеливанием. 105-мм «универсалы» стреляли туда же, а зенитные автоматы вели огонь по мостикам и рубкам кораблей. 105-мм орудия выпустили, согласно отчетам, 760 снарядов.

Выпущенные торпеды тоже не прошли мимо такой цели, как конвой в плотном построении. Согласно данным наблюдения, из 12 выпущенных торпед попали в цель 11, но одна не взорвалась. 6 судов затонули из-за попадания в них торпед.

Естественно, в таких условиях было бы разумно перезарядить аппараты, но мешало волнение на море. Тем не менее, попытка перезарядить торпедные аппараты была предпринята. Были подготовлены 2 торпеды, но третья чудом не улетела за борт, сорвавшись с транспортной тележки. Отдали команду «самый малый» и на такой скорости расчеты смогли зарядить еще 2 торпеды. Правда, к тому времени бой уже закончился.

В 7.40 утра, то есть через полтора часа после начала… боя, конвой SLS-64 перестал существовать как таковой.

Нельзя сказать, что все прошло так уж гладко, потому что такая интенсивная стрельба главным калибром не могла не сказаться на узлах и механизмах корабля.

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

На самом деле немецкие артиллеристы продемонстрировали не только умение вести точный огонь (хотя ладно, в упор стрелять все умеют), но и выходить из нештатных ситуаций.

В башне «А» перегорели предохранители и вышла из строя система подачи снарядов. Пока менялись предохранители, расчеты подавали заряды и снаряды вручную.

В башне «В» при первых залпах вышел из строя лоток для подачи снарядов. Он перестал опускаться в нижнее положение. Пока ремонтники приводили механизм в чувство, расчет подавал снаряды с помощью механических талей.

Расчету башни «С» повезло: у них сломался «всего-навсего» гидравлический прибойник и весь бой им пришлось досылать снаряды вручную.

Отмечено в корабельном журнале, что все неисправности устранялись «без ущерба для скорострельности». Что только подтверждает хорошую выучку немецких артиллеристов.

Кроме проблем с орудиями главного калибра, намучились и со 105-мм универсальными орудиями. Горели предохранители, особенно заведовавшие цепями электромоторов подачи снарядов и наведения. Установки выходили из строя систематически и регулярно, как от сотрясений при стрельбе орудий ГК, так и от воздействия пороховых газов.

В принципе, без проблем отстрелялись только торпедные аппараты.

Надо подвести итоги, но вот тут начинаются чудеса.

Вообще, побоище, которое устроил «Хиппер», — это рекорд. Причем рекорд результативности для одиночного корабля за две мировые войны.

По мнению немецкой стороны, экипаж «Адмирала Хиппера» потопил 13 или 14 судов водоизмещением около 75 000 тонн.

Мнение британской стороны несколько отличается.

Британцы признали потопленными 7 судов:
— «Уорлэби» (4876 рег. т);
— «Вестбери» (4712 рег. т);
— «Оусвестри Грейндж» (4684 рег. т);
— «Шрусбери» (4542 рег. т);
— «Дерринейн» (4896 рег. т);
— «Персеус» (5172 рег. т, принадлежал Греции);
— «Боргестад» (3924 рег. т, принадлежал Норвегии).

Удалось дойти до портов:
— «Лорнастону» (4934 рег. т, Британия);
— «Каллиопи» (4965 рег. т, Греция);
— «Эйдерби» (4876 рег. т, Британия);
— «Клунпарку» (4811 рег. т, Британия);
— «Блэйратоллу» (4788 рег. т, Британия).

Получается 12 судов. Но во всех сводках количество кораблей в составе конвоя указано 19. Куда делись еще 7 судов, непонятно.

Немцы, понятно, считают (и не без основания) их потопленными.

На самом деле вот еще один список:
— «Волтурно»;
— «Марго»;
— «Поликтор» (Греция);
— «Анна Мазараки» (Греция).

Эти корабли собрал вокруг «Марго» вице-коммодор Айвор Прайс и привел в порт Фуншал, что на Мадейре.

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

«Марго»
«Варангберг» (Норвегия) (вместе с греческим «Каллиопи») прибыл в Гибралтар.

То есть 10 судов (три сильно поврежденных) уцелело.

В общем, картина по конвою SLS-64 оказалась такой: из Фритауна вышло 19 судов. 7 потопил «Хиппер», 10 дошли до портов. Еще 2… Нет данных.

Но уже не 14. То есть тут уже 7 и 2.

Хотя, прекратив побоище и начиная отход на север, Майзель записал в отчёте: «Я решаю прервать бой, хотя видны ещё шесть пароходов».

К этому же времени относится и запись в судовом журнале:

Пока потоплено 12 судов, ещё шесть на плаву, и из них два на ходу. Два или три из четырёх стоявших сильно повреждены. Один из них тонет и, возможно, утонет ещё один. Мы потопили 13 судов водоизмещением 78 000 тонн. Из-за возможности появления вражеских тяжёлых кораблей я больше не могу оставаться здесь. Потребовалось бы несколько часов, чтобы собрать все разбросанные спасательные шлюпки.
И здесь возникает логичный вопрос: а почему капитан Майзель не превратил победу в окончательную и бесповоротную?

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

Я бы сказал так: извечная немецкая осторожность и нежелание рискнуть. Этим немцы грешили всю войну, пока Кригсмарине воевало.

Лангсдорф после блестящего боя у Ла Платы затапливает «Адмирала графа Шпее» и бездарно пускает себе пулю в лоб. Хотя можно было запросто не поддаваться на провокации и разметать британские крейсера.

Лютьенс на «Бисмарке» не разрешил расклинить взрывом рули, боясь повредить валы, и линкор ушел на дно с отбалансированными гребными валами, но на дно.

Майзель, очевидно, не сильно отличался от коллег, потому просто не проявил должной решительности. Он до самого конца, очевидно, не верил в то, что конвой идет без эскорта, а потому постоянно ожидал появления британских крейсеров. Отсюда и уход через полтора часа боя.

Кроме того, были израсходованы на 2/3 фугасные снаряды и торпеды в аппаратах, а перезарядка оказалась делом непростым в условиях волнения на море. Но торпеды – это не главное оружие тяжелого крейсера. То, что Майзель решил оставить неприкосновенным запасом треть фугасных снарядов, это нормально. Появление британских эсминцев или легких крейсеров могло весьма осложнить жизнь «Хипперу», так как стрельба бронебойными и полубронебойными снарядами по легкобронированным кораблям не самый лучший выход.

Но в данном случае тяжелый крейсер очень ярко продемонстрировал, что он может в случае использования его в качестве рейдера. И, надо отметить, продемонстрировал более чем превосходно.

Высокая скорость, мощное вооружение – это были однозначно сильные стороны крейсера. На то он и крейсер, тем более тяжелый. Однако здесь проявились и недостатки в виде небольшой дальности действия и отсюда постоянной нужды в дозаправках.

Большим оказался и расход снарядов: 247 снарядов калибром 203 мм и 760 снарядов 105 мм плюс 12 торпед на семь потопленных судов – это многовато.

Видимо, именно потому «Адмирал Хиппер» не стали использовать постоянно в качестве рейдера.

Рейдеры. Звездный час «Адмирала Хиппера»

Вообще, именно на командире «Хиппера» лежит полная ответственность за сложившуюся неразбериху. Понятно, что Майзель находился постоянно в ожидании кораблей эскорта, с которыми тоже придется сражаться. Поэтому крейсер вед довольно хаотичный обстрел, тем более что стреляли оба борта в разное время.

Так что «Хиппер» на большой скорости маневрировал, накрывал и поражал суда, которые тоже маневрировали, пытаясь уйти от крейсера. Некоторые попадали под огонь не единожды, что, собственно, и позволило Майзелю записать себе потопление 13 судов.

Но даже такой результат, как потопление 7 судов и отправка на дно более 50 000 тонн грузов, необходимым британцам, – это уже достижение. Так что действия команды «Хиппера» были вполне хороши.

И последний вопрос. Самый интересный. Как так получилось, что британский флот, насчитывающий столько кораблей, не смог выделить пары эсминцев для обороны конвоя? Да, погоды они бы не сделали, но торпеды и дымовые завесы уже могли бы стать неплохим подспорьем против «Хиппера».

Рейдер – интересная концепция. Равно как и его применение. Если с умом – это гарантирует нанесение огромного ущерба противнику.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.