Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

С учетом раскрученности в СМИ (как наших, так и зарубежных) темы глубоководных суперторпед «Статус-6/Посейдон», ряд медиа практически все проходящие военно-технические события в области морских вооружений рассматривают «через них». В их числе оказались новости по развёртыванию работ ВМС США по разработке новой широкополосной (с большой зоной поражения и торпедной боевой частью) мины Hammerhead, которую в ряде СМИ назвали «убийцей Посейдона».

Это, мягко говоря, несколько неправильно. И совсем не только потому, что «Посейдона» как серийной системы оружия ещё нет.

Hammerhead против «Посейдонов».

Поражение высокоскоростного глубоководного объекта («Статус-6/Посейдон») возможно только ядерным боеприпасом или малогабаритной скоростной торпедой (антиторпедой) с мощной глубоководной энергоустановкой (например, Mk50 или ATT).

Успешное наведение на цели со скоростными характеристиками «Статуса-6/Посейдона» торпед с существенно более слабой энергетикой (поршневыми машинами на унитарном топливе) типа Mk46 и Mk54 возможно только при стартовой позиции этой торпеды практически на курсе «Статуса-6/Посейдона». Однако открытый цикл (с выхлопом в воду) этих энергоустановок исключает сохранение высоких ТТХ на километровой глубине, соответственно вероятность поражения цели типа «Статуса-6/Посейдона» для торпеды-боевой части минного комплекса близка к нулевой (или вообще невозможна).

Примечание: Теоретически, создание неконтактной аппаратуры обнаружения, позволяющей выдать необходимое целеуказание торпеде мины возможно, однако стоимость такой мины превысит все разумные пределы.

По этой причине наиболее эффективным способом уничтожения «Статуса-6/Посейдона» является применение скоростных глубоководных торпед (антиторпед) по высокоточному целеуказанию, выработанному авиационной поисково-прицельной системой противолодочного самолета. При этом, первоначальное обнаружение обеспечивалось стационарной (и мобильной при необходимости) системой освещения подводной обстановки. И это прекрасно сознавалось в США и СССР еще в 80-х годах (то есть на момент развертывания работы по теме «Статуса-6»).
Вместе с тем, минное оружие крайне опасно для самих подводных лодок, в том числе потенциальных носителей «Статуса-6/Посейдона».

Противолодочная мина-торпеда CAPTOR

Работы по минам-торпедам в ВМС США были начаты еще в 1960 году. На начальном этапе разработки существовали надежды на то, что широкополосная мина позволит уменьшить обычные расходы на минные постановки на два (!) порядка… В реальности оказалось все совсем не так. Например, радиус опасной зоны широкополосной мины превосходит радиус опасной зоны донной мины примерно в 30 раз, при этом стоимость первой (CAPTOR) в 1986 финансовом году составила 377 000 долл. (в 1978 финансовом году — 113 000 долл.), а второй – менее 20 тыс. долл. в ценах начала 2000-х годов.

Испытания прототипов CAPTOR начались в 1974 году, однако высокая сложность задачи привела к тому, что первоначальная оперативная готовность была достигнута CAPTOR только в сентябре 1979 года. Полномасштабное производство (15 в месяц) было утверждено в марте 1979 года. В то время первоначальные планы ВМС США предусматривали закупку 5785 мин CAPTOR. Однако проблемы с надежностью привели к приостановке производства в 1980 году (возобновлены в 1982 году). В 1982 финансовом году — 400 мин Mk60 CAPTOR.

Последующие закупки: 1983 год — 300 Mk60; 1984 год — 300 Mk60; 1985 год – 300 или 475 (по разным данным) Mk60. Поставка 600 Mk60 в 1986 году вызывает сомнения (по другим данным порядка 300 мин). Последний год производства – 1987 (493 Mk60).
Постановка мины обеспечивалась всеми носителями (авиация, надводные корабли и подлодки).

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

При этом основными считались авиация (в том числе стратегические бомбардировщики ВВС США) и подлодки (для постановки активных минных заграждений вблизи баз ВМФ СССР).

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Применение мин Mk60 CAPTOR с бомбардировщиков В-52.
Мина CAPTOR имеет общую массу 1040 кг, длину 3683 мм (лодочный вариант имеет массу 933 кг и длину 3353 мм), калибр 533 мм.

Данные по максимальной глубине установки расходятся: от 3000 футов (915 м) до 2000 футов.
Примерная дальность обнаружения целей – около 1500 метров, однако справедливо это только для атомных ПЛ ВМФ постройки середины 70-х годов, и уже на подлодках 3 поколения (на малошумных ходах) эта цифра была много ниже.

Говоря о неконтактной аппаратуре мины CAPTOR, необходимо отметить крайнюю лаконичность описания ее в западной литературе, и более того наличие в ней прямой дезинформации (учитывая специфику вопроса, совсем не удивительно).
В качестве боевой части применялась специальная модификация малогабаритной торпеды Mk 46 (Mod 4). Мероприятия по стыковке мины с новой (на конец 80-х годов) модификацией Mk 46 Mod 5 были завершены к 1989 году, но последствий не имели в виду прекращения серийного выпуска CAPTOR .

Мины CAPTOR активно применялись ВМС и ВВС США в ходе боевой подготовки в 80-х годов (для чего существовал ее практический вариант Mk66), однако значительное сокращение бюджетных расходов в 1990-х — 2000-х годах резко уменьшило интенсивность применения CAPTOR, с полным выводом из боекомплекта (на склад) к началу 2010 года.

Российские мины-торпеды

В ВМФ СССР впервые создали мину с движущейся ракетной боевой частью (не лишним здесь будет заметить, – что только благодаря инициативному офицеру Б.К. Лямину и его обращению в сентябре 1951 года с письмом к И.В. Сталину после того, как промышленность попыталась «похоронить» перспективную тему). Ссылка сайта allmines.netна страницу первой в мире мины с движущейся боевой частью КРМ.

Начав работы по минам-торпедам уже после американцев, мы первыми умудрились успешно завершить разработку с принятием на вооружение мины-торпеды (и развертыванием ее серийного производства).

С сайта allmines.netстраница мины ПМТ-1

В 1961 году студенты ЛКИ Рудаков и Гумиллер под руководством ведущего инженера А.И. Халеева разработали дипломный проект по теме «мина-торпеда». Дипломный проект неконтактной аппаратуры (НА) мины-торпеды разработал Н.Н. Горохов под руководством начальника лаборатории НИИ-400 О.К. Троицкого.
В 1962 году главный конструктор В.В. Ильин разработал предэскизный проект мины-торпеды.
С 1963 году проект мины-торпеды (тема «Лоцман») возглавил Л.В. Власов, которому в то время было 33 года.
В 1964 году был завершен и защищен эскизный проект. В качестве боевой части была адаптирована торпеда СЭТ-40, получившая шифр СЭТ-40УЛ.
В 1965 году завод «Двигатель» изготовил экспериментальную партию мин.
В 1966 году трагически погиб главный конструктор Л.В. Власов. С 1967 года дальнейшие работы по теме «Лоцман» продолжил А.Д. Ботов. К этому моменту уже были приняты на вооружение уникальные, не имеющие аналогов в мире, реактивные мины А.Д. Ботова РМ-2 и РМ-2Г, которые и по сей день, спустя 50 лет, стоят на вооружении и под шифром МШМ-2 (морская шельфовая мина) поставляются на экспорт.
Все проблемы были решены, и в 1968 году мина успешно прошла заводские испытания.
В 1971 году первый в мире противолодочный минно-торпедный комплекс был принят на вооружение.

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Мина ПМТ-1 и схема ее применения.
На создание последующих мин-торпед ВМФ определяющее влияние оказало появление «Кэптора» и стремление получить радиус опасной зоны мины (обнаружения цели) «не меньше американцев». Начало этой истории было скандально-поучительным.
Из книги экс-заместителя начальника Управления противолодочной борьбы (УПВ) ВМФ Р.А. Гусева «Основания минерского ремесла» СПб, 2006 год:

Время от времени руководство ВМФ и Минсудпрома требовало от военных институтов непосредственно себе, минуя заказывающие управления, анализ сведений, поступающих от ГРУ, по состоянию оружия и вооружения вероятных противников…

Ссора произошла как раз на почве косвенных данных о мине «Кэптор», включенных НИМТИ (Научно-исследовательский минно-торпедный институт) в доклад в высшие инстанции… Нашли сколько мин американцы предполагают разместить на Фареро-Исландском противолодочном рубеже, измерили длину этого рубежа, после чего разделили втрое на первое. Радиус реагирования существенно превышал тот, который был у нашей ПМТ-1 … Цифирь «забили» в доклад и смело расписались: И. Белявский (начальник минного отдела НИМТИ).

Первым прореагировал заместитель Главкома ВМФ Смирнов Н.И., внимательно читавший все подобные доклады. Он срочно вызвал к себе Костюченко (начальника минного отдела УПВ) и спросил:

— Как Вы могли допустить принятие на вооружение мины ПМТ-1, заведомо уступающие мине «Кэптор»?
Костюченко, не зная из-за чего весь сыр-бор, начал словесное маневрирование, уточнить с какого бока дует ветер:
— Нет такой информацнии … А откуда у Вас сведения, товарищ адмирал флота? Когда мы принимали на вооружение ПМТ-1 у американцев ничего не было, Вы же помните …
— Какую Вы задавали дальность обнаружения в ТТЗ?
Костюченко ответил.
— Ну, вот. В каком веке Вы живете в УПВ?! Нужно заказать 3-5 км. Не меньше.
— Заказывать можно и 10. Только сделать это сейчас невозможно. Откуда у Вас эти сведения?
— Данные надо анализировать по всем источникам. Надо иметь голову на плечах. Знать хотя бы дроби …
— Дайте мне неделю срока. Разберусь. Доложу. …
Через пару дней Костюченко уже был в ЦК, на Старой площади у Коксакова И.В.:
— У нас имеется информация, тов. Костюченко, что американцы серьезно обошли нас в минном оружии.
… Коксаков сделал взмах рукой и пара листочков стартовала со стола на пол, где сидел Костюченко… Цепкий взгляд вырвал из текста «по мнению НИМТИ».
Утром Костюченко был в НИМТИ, в кабинете Белявского:
— Игорь, доложи-ка мне откуда у тебя сведения о «Кэпторе»? Те, что в ГШ, ЦК, ВПК.
— Как получили? Очень просто. Взяли информацию из разных источников… В одном сообщалось о количестве мин на рубеже. Ну и мы измерили по карте длину этой «изгороди», — и самая секретная информация в кармане.
— Ну делить, положим, вы умеете. А ты учитывал, что эффективность такого заграждения в том же источнике они оценивали в 0,3? Мы же в рассчетах исходим из вероятности встречи с миной 0,7.
Белявский растерялся:
— Этого мы не учитывали.
Костюченко продолжил:
— Вот откуда у вас получились у «Кэптора» более высокие ТТХ. Итак, Игорь, сегодня подготовь дополнение к своему докладу и завтра отправь в ГШ и ЦК.
— Не буду…
— Ну тогда мне придется уволить тебя в две недели.
— Не горячись, я и сам собираюсь на пенсию. Только … не две недели, а — квартал. Да и потом, нет причины.
— Причину я тебе сказал: ввел в заблуждение высшее руководство страны … Приказ министра обороны беру на себя. Будь здоров, Игорь.
…Приказ об увольнении Белявского пришел через 12 дней.
Из книги «Основания минерского ремесла» образцы широкополосных мин ВМФ СССР, годы принятия и основные разработчики:

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Экспортный вариант мины-торпеды получил обозначение ПМК-2:

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Устройство мины-торпеды ПМК-2 (Морское минное оружие. Книга 1).
Здесь необходимо отметить две ключевых проблемы широкополосных мин: возможность их массированной постановки для достижения необходимой эффективности минных заграждений (что требовало компактности, умеренной массы и стоимости мин) и еще более острой проблемы -дальности обнаружения цели (реагирования) широкополосной мины. Острота последнего вопроса наглядно показана в конфликте начальников минных отделов НИМТИ и УПВ.

С компактностью у нас получилось «не очень». Несмотря на то, что по ТТХ МТПК формально «превзошли» «Кэптор», в реальности, увы, это было «умелое манипулирование цифрами». Например, превосходство МТПК по глубине постановки было «вынужденным», — хоть как-то использовать большие габариты наших мин для пользы. Для 8 0% реальных задач противолодочных мин-торпед глубины установки «Кэпторов» было вполне достаточно. Главное же, габаритные размеры и масса наших МТПК резко ограничивала возможности носителей и флотов по установке эффективных минных заграждений, в то время как «Кэптор» имел размерность близкую к нашей РМ-2Г, обеспечивавшей удвоенный боекомплект мин на подлодках (по отношению к торпедам).

Аналогичное решение было применено ВМС США и к «Кэптору».

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Мина CAPTOR приготовленная к подвеске на В-52. Наглядно видна компактность мины.
Однако еще более критической проблемой и для США (с учетом значительного снижения шумности отечественных подлодок), и особенно для СССР и РФ оказалась дальность обнаружения (реагирования) мин.
Из статьи (2006 года) Генерального директора КМПО «Гидроприбор» С.Г. Прошкина:

…возможности средств пассивного гидроакустического обнаружения при их традиционном построении достигают предела. За 25 лет акустическая шумность АПЛ снизилась более чем на 20дБ и оценивается значением 96-110 дБ… Как следствие, отношение сигнал помеха ОСП на требуемых дистанциях обнаружения достигло столь низкого уровня, что не может быть скомпенсировано (при традиционном построении систем обнаружения) ни «накоплением» при обработке сигналов (вследствие нестационарности помех), ни с помощью антенн больших волновых размеров (вследствие раскоррекции сигналов на антенной решетке)… В этих условиях чрезвычайно важным становится формирование новых концептуальных подходов к разработке бортовой аппаратуры МПО…
Мы последнее у себя «доблестно провалили», последний начальник который пытался что-то серьезное предпринимать в этом направлении, как раз и был С.Г. Прошкин, но его «ушли» с должности в конце 2006 года (и он сам безвременно ушел из жизни в 2010 году).
А вот у США – получилось…

Hammerhead как CAPTOR на новом технологическом и концептуальном уровне

С учетом резкого уменьшения шумности подлодок ВМФ СССР эффективность «Кэптора» значительно упала, в связи с чем с конца 80-х годов начались исследования перспективных вариантов широкополосных минных комплексов, как ВМС США, так и фирмами США инициативно. Пример последнего — проект мины ISBHM.

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Однако в условиях значительного сокращения оборонных расходов в 90-х годов, все эти перспективные проработки и исследования так и не стали реальными разработками.

И вот теперь новости о реальной (и более того – форсированной) разработке американской мины Hammerhead.
27 февраля 2020 года командование морских систем ВМС США (NAVSEA) объявило тендер на проектирование, разработку и производство новой морской мины под условным названием Hammerhead, причем особо подчеркивалась возможность обеспечения развертывания нескольких мин Hammerhead с борта необитаемых подводных аппаратов. Окончательный запрос предложений должен быть опубликован к осени, с присуждением контракта на полномасштабную разработку и испытания до 30 прототипов в 2021 финансовом году.

Собственно, все это было известно уже давно, и публично озвучивалось еще с 2000-х годах.

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Из презентаций ВМС США середины 2000-х гг.
Однако до последнего времени это были лишь предварительные проработки и презентации. Реальная работа по разработке новых мин-торпед в США началась с 2018 году. Публично это было озвучено в докладе капитана Даниэля Джорджа, руководителя программы службы по противоминной войне ВМС США на ежегодной конференции Национальной Ассоциации оборонной промышленности (NDIA) по экспедиционной войне 16 октября 2018 года.

Программа Hammerhead планирует использовать базовый корпус старого CAPTOR, компоненты парашютной системы и подвески к самолету. Однако новое оружие будет иметь улучшенные датчики наведения, электронику и программное обеспечение, а также лучшие батареи для питания модернизированных систем… Мина будет иметь модульную конструкцию и использовать программное обеспечение с открытой архитектурой с прицелом на добавление новых и улучшенных возможностей обнаружения и других возможностей в будущем.

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Схема Hammerhead с обозначением новых систем и используемых с Mk 60 CAPTOR
Примечание: исходя из опубликованной схемы используется (с ремонтом и модернизацией) старая торпеда Mk46, что вполне логично и естественно, и это должно быть очень серьёзным уроком для ВМФ РФ

Из статьи «Морское подводное оружие России сегодня и завтра. Состоится ли прорыв из торпедного кризиса»:

… С мнением ряда специалистов (в том числе и представителей 1 ЦНИИ, высказанном на круглом столе «Армии-15») о необходимости применения в минных комплексах базовой (новой) малогабаритной торпеды нельзя согласиться категорически. И дело здесь не только в том, что такое решение значительно повышает стоимость мины, ставя тем самым под вопрос целесообразность ее создания, главное же – выставление в составе мины современной торпеды есть прямая предпосылка к раскрытию государственной тайны. В 1968 году ВМС США успешно похитили из-под Владивостока две новейшие мины РМ-2. С тех пор подводная техника ушла далеко в своем развитии, и с учетом этого фактора боевой частью выставляемой мины должна быть «упрощённая торпеда», имеющая умеренную стоимость и не содержащая особо охраняемых сведений.
Американцы именно так и поступили, опять же в отличие от нас.

Выводы:

1. Мина Hammerhead является фактически глубокой модернизацией (причем из имеющегося задела и боекомплекта) ранее выпущенных мин CAPTOR.

2. За счет применения новых технологий планируется обеспечить не просто сохранение опасной зоны CAPTOR по современным малошумным целям, но и вероятно ее значительное увеличение.

3. Основными постановщиками мин Hammerhead будут авиация и ПЛА ВМС США, причем для последних, как правило, с использование боевых тяжелых НПА.

Полный анализ боевой эффективности мины Hammerhead, особенностей применения и места в системе вооружений США невозможен без экскурса в истории минного оружия ВМС США, эволюции его облика, взглядов на его применение и места в стратегии США (именно так!), оперативном искусстве ВМС и ВВС (!) США.
Рассмотрение этих вопросов (с уроками и выводами для ВМФ РФ) – в следующей статье.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.