Судьбу Молдавии решают гастарбайтеры: их голоса определяют вектор развития страны

Санду активировала зарубежную диаспору

    В минувшее воскресенье в Молдове прошли президентские выборы, на которых из 8 кандидатов ни один не смог набрать необходимые 50% плюс 1 голос. Поэтому 15 ноября в повторной попытке встретятся два лидера 1-го тура — антиподы: Игорь Додон, действующий президент, и Майя Санду, лидер оппозиционной парламентской партии «Действие и солидарность». Каждый из претендентов на высший в Молдове государственный пост получил чуть больше трети голосов избирателей с разницей в 3,5 % в пользу оппозиционной Санду. И во втором туре может сыграть роль фактор фальсификаций.

Фото: pixabay.com

Всю предвыборную кампанию партии, противостоящие власти, активно продавливали тезис о предстоящих фальсификациях. Однако ни международные, ни многочисленные местные наблюдатели не получили убедительных подтверждений, что на итоги выборов могли повлиять незаконные технологии. Даже озвученные Санду 300 нарушений, направленных в ЦИК, не содержат ничего, что бы могло поставить под сомнение корректность выборов. Напротив, у некоторых аналитиков появилось подозрение, что обвинения оппозиции в адрес властей в подкупе избирателей и иных способах влияния на голоса сограждан, на самом деле были прикрытием их собственных тайных способов «работы» с множеством активистов за рубежом. Учитывая сложность контроля в условиях коронавируса происходящего за пределами Молдовы, можно вполне допустить, что проплаченные агитаторы могли без особого труда склонять соотечественников за вознаграждение голосовать за проевропейского кандидата. Что в итоге и вылилось в беспрецедентные 70% голосов в пользу Санду.

Странно и другое: в прошлом году на парламентских выборах, которые имели исключительное значение для оппозиции, в странах Европы, США и Канады к урнам для голосования удалось убедить прийти в 2 раза меньше избирателей, чем на этот раз, когда в многочасовых очередях в Италии, Германии, Франции, Великобритании стояли почти 150 тыс. гастарбайтеров из Молдовы. Это с учетом того, что в половине стран ЕС из-за пандемии открыть участки для голосования не разрешили. Кстати, замечу, что в России из 500 тыс. работающих там молдаван на выборы пришли, так же как и в 2019 году, около 5 тыс. избирателей.

За счет чего удалось в Европе и Америке столь радикально поднять самосознание соотечественников, покинувших Родину преимущественно в погоне за длинным «рублем», остается только догадываться. Впрочем, Игорь Додон   вчера в вечерней программе на НТВ Молдова прямо заявил: «У нас всё больше сигналов о том, что там был организован транспорт, автобусы, которые привозили людей на участки».

Между тем, 150 тысяч – это около 12% проголосовавших, что при подозрении на манипуляции может поставить под вопрос в целом результаты голосования. Есть в этой проблеме и нравственный аспект, поскольку судьбу страны, по сути, определяют те, кто уже давно оторвался от Молдовы и живет преимущественно интересами приютивших их государств.

Для Молдовы предстоящие выборы 15 ноября – это, без преувеличения, судьбоносный день. Додон за все время пребывания во власти убедительно доказал, что бы ни говорили многочисленные интерпретаторы, в том числе и российские, что для него превыше всего интересы Молдовы. Ему удавалось в сложнейших условиях противостояния с прежней олигархической властью поддерживать дружественные отношения с Россией. Он был министром экономики и отлично понимает, что нашей стране без рынка РФ не выжить. Он последовательный радетель христианских ценностей и исторической памяти, связанной с Великой Победой.

В отличие от Додона, Майя Санду – ставленник Запада. Она 2 года была министром образования и запомнилась спорным решением массового закрытия сельских школ из-за их «нерентабельности», а также голосованием в качестве члена правительства за так называемое покрытие кражи 1$ млрд из казны государства. Пик ее карьеры пришелся на годы работы в структурах МВФ, что ясно указывает на ее приоритеты. У Санду, в отличие от Додона, нет семьи, а это в патриархальной стране вызывает немало вопросов.

В оставшиеся до 15 ноября дни основная борьба развернется за голоса, доставшиеся шестерым не прошедшим кандидатам. Это 23,4 % электората левых взглядов, львиную долю которых получил мэр города Бельцы Ренато Усатый (16, 9%) и около 8% так называемых правых, что в Молдове ассоциируется с приверженцами антироссийского курса. Разумеется, правые не отдадут свой голос за Додона, а вот левые, по логике, будут в безвыходной ситуации и вряд ли опустят бюллетени в пользу Санду, даже если их к этому будут настойчиво призывать собственные кумиры.

Победа Додона будет означать продолжение курса на сближение со странами СНГ, и прежде всего с Россией, и укрепление экономической независимости Молдовы, а его поражение может спровоцировать глубочайший кризис и даже конфликты, схожие с тем, что происходит в Украине.

Сергей Дробот, издатель «МК в Молдове»

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.