Человек, который хотел мира. Как убивали Ицхака Рабина

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком

XX век был веком политических убийств. Выстрел Гаврило Принципа, убившего австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, послужил поводом к началу Первой мировой войны.

Неприкасаемых нет

Соединенные Штаты от рук убийц за столетие потеряли двух президентов: в 1901 году — Уильяма Мак-Кинли, а в 1963-м — Джона Кеннеди. В Индии подобная участь постигла Махатму Ганди, Индиру Ганди и Раджива Ганди, во Франции жертвой русского эмигранта Павла Горгулова стал президент Поль Думер. В тихой и спокойной Швеции убийцы подстерегли премьер-министра Улофа Пальме. В Армении прямо в здании парламента расстреляли главу правительства Вазгена Саркисяна.

Этот список не просто неполон, он представляет собой лишь верхушку айсберга.

Долгое время считалось, что руководители Израиля находятся в относительной безопасности благодаря спецслужбам страны, привыкшим работать в экстремальных условиях и противостоять террористической угрозе. Но осенью 1995 года выяснилось, что эти представления ошибочны.

Ицхак Рабин, в 1960-х гг. Фото: www.globallookpress.com

Герой Шестидневной войны

Уроженец Иерусалима Ицхак Рабин, прежде чем стать политиком, сделал блестящую военную карьеру.

Сын выходцев из Российской империи (отец родился под Киевом, а мать в Могилеве), Ицхак в 1941 году добровольно вступил в ряды еврейского ополчения «Пальмах». В годы Второй мировой войны Рабин под командованием Моше Даяна воевал с французскими коллаборационистами, к 1945 году дослужившись до командира первого батальона «Пальмаха».

Затем была Война за независимость, в которой Рабин командовал бригадой «Харэль», отличившейся в боях. Окончив штабной военный колледж в Англии, он получил генеральские погоны. Вершиной военной карьеры Рабина стала Шестидневная война, в которой он, будучи начальником Генерального штаба, привел израильтян к блестящей победе.

Заслуженного воина определили на должность посла Израиля в США. Вернувшись из Вашингтона, Рабин примкнул к партии «Авода».

Возможно, левые взгляды боевой генерал перенял у отца, который в молодости состоял в рядах эсеров. Собственно, Нехемия Рабичев и сбежал из России вовсе не из-за стремления к Земле обетованной, а спасаясь от царской охранки. Это уже потом политэмигрант нашел новую дорогу в жизни.

Достичь невозможного

Первое премьерство Рабина, продолжавшееся с 1974 по 1977 год, сопровождалось чередой скандалов и закончилось отставкой главы кабинета из-за обнаруженного в США незаконного счета на имя Леи Рабин, жены политика.

В 1984 году Рабин занял в новом кабинете пост министра обороны. Когда в 1987 году началась Первая палестинская интифада, он был одним из наиболее яростных сторонников жесткого подавления бунтующих. Но, глядя на то, как арабы и евреи почти рутинно убивают друг друга, бывалый военный пришел к выводу: конец всему этому можно положить лишь путем переговоров.

В 1992 году, вновь став премьер-министром страны, Рабин форсировал переговоры с тем, кого еще недавно с удовольствием застрелил бы лично: главой Организации освобождения Палестины Ясиром Арафатом.

Подписанная осенью 1993 года Декларация принципов о временных мерах по самоуправлению стала мировой сенсацией: после полувека вражды палестинцы признавали право Израиля на существование, а израильтяне позволяли им создать свою автономию с перспективой провозглашения независимости.

«Сегодня я верю, что есть шанс»

В 1994 году Рабину, Арафату и главе МИД Израиля Шимону Пересу была присуждена Нобелевская премия мира. Тогда казалось, что по делу.

И Рабин, и Арафат столкнулись с обвинениями в национальном предательстве. Привычка воевать, выработанная поколениями, не может исчезнуть одномоментно. На израильского премьера давили правые партии, на главу ООП — радикальные группировки.

Обвинять человека, выигравшего Шестидневную войну, в трусости и предательстве, было странно. Но Рабин слышал подобные обвинения почти каждый день. Рейтинг его партии среди израильтян падал, но политик не собирался менять курс.

4 ноября 1995 года на Площади Царей Израиля в Тель-Авиве прошел митинг сторонников мира. Ицхак Рабин выступил на нем, сказав: «Мне хочется поблагодарить каждого из вас, пришедших сюда, чтобы сказать нет насилию и да миру. Я прослужил в армии двадцать семь лет. Я воевал до тех пор, пока не блеснула первая надежда на мир. Сегодня я верю, что есть шанс, и весьма реальный. Я всегда верил, что большинство народа стремится к мирной жизни, и сам готов пожертвовать многим ради этого. Но прежде всего — сам израильский народ доказал, что мир возможен. Нужно много молиться, чтобы наступил мир, однако одних молитв мало. Мир наступит, когда он станет истинным и единственным стремлением нашего народа. Мирный процесс связан с трудностями, иногда с очень большой болью. Безболезненных путей у нашего народа не осталось, однако мирный путь лучше тропы войны».

«Защищал евреев от соглашений с арабами»

Закончив выступление, премьер-министр в сопровождении телохранителей пошел к машине. Рядом с автомобилем стоял мужчина, на которого охрана не обратила внимания. Внезапно он вытащил пистолет и трижды выстрелил в политика. Раненого срочно доставили в больницу «Ихилов», но через 40 минут Ицхак Рабин скончался.

Преступника схватили на месте, да он и не пытался бежать. И тут израильтян ждало новое потрясение: убийцей премьера Израила оказался не палестинский террорист, а стопроцентный еврей.

Игаль Амир родился в Герцлии в многодетной семье выходцев из Йемена. После службы в армии он был направлен по линии «Натив» изучать иудаизм в Риге, а по возвращении поступил на юридический факультет Бар-Иланского университета. Амир был членом ультраправой экстремистской организации «Эйаль» («Львы Иудеи»), однако в ходе следствия его действия сочли акцией одиночки, а не террористическим заговором. На вопрос о том, зачем он это сделал, Игаль Амир отвечал просто: «Я защищал евреев от соглашений с арабами». Соучастником Игаля был признан его брат Хагай, приобщивший родственника к собраниям экстремистов.

В то, что премьер-министра убил обычный студент, действовавший при помощи лишь одного-единственного пособника, в Израиле многие не верят до сих пор. Смущает непонятная рассеянность охраны, не увидевшей опасность под самым носом. Кое-кто полагает, что противники мирного процесса из числа израильских силовиков обеспечили Амиру «зеленую улицу» для реализации задуманного.

Мира нет. Убийца счастлив

Но, как говорится, не пойман — не вор. Под суд пошли лишь два брата. Пособнику Хагаю дали 16 лет, которые он отбыл полностью, выйдя на свободу в 2012 году.

К радости крайне правых, Хагай ни в чем не раскаялся и полагает, что они все сделали правильно. В Израиле нет смертной казни, но специально для Игаля ее хотели ввести в законодательство. Провести такой закон через Кнессет не получилось, но Игаля Амира лишили права на помилование и условно-досрочное освобождение. Его приговорили к пожизненному заключению и 14 годам лишения свободы за ранение охранника.

Представители правых все время стараются облегчить ему жизнь. В частности, убийце в заключении позволили жениться на единомышленнице, уроженке Москвы Ларисе Трембовлер. В 2007 году Лариса родила Игалю сына, которого назвали Йинон Элия Шалом. Словно бы издеваясь, церемонию обрезания младенца провели в тюрьме точно в день 12-й годовщины убийства Ицхака Рабина. Утверждают, что так случайно совпало.

В этом году Игаль Амир отпраздновал 50-летие. Он может торжествовать: мирный процесс, за который боролся Ицхак Рабин, по сути, провалился. Никого из троих нобелевских лауреатов уже давно нет в живых, а арабы и евреи продолжают рутинно убивать друг друга. Было бы иначе, останься Рабин в живых? Никто не знает. В последней своей речи он предупреждал, что выбранный путь будет связан с большой болью. Но после его смерти пути не стало, осталась только боль.

Источник aif.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.