Белорусской оппозиции посоветовали «тактику салями»

Эксперт сравнил Лукашенко с Чаушеску и Сталиным

Очередные массовые акции недовольных исходом президентских выборов прошли в Минске 1 ноября. Итогом стало задержание нескольких сотен их участников. СК Белоруссии возбудил уголовное дело по факту массовых беспорядков. Имеется рекордное количество подозреваемых — 231 человек. Как развивается противостояние власти и оппозиции в Белоруссии, проанализировал политолог Станислав Смагин.

Источник: youtube

— Давайте встанем на место Лукашенко и попытаемся понять, насколько такие действия адекватны с его точки зрения. Не с точки зрения белорусов, которые, я полагаю, все же проголосовали за него на выборах. Не 80%, конечно, но более 50%, думаю, точно.

Будем следовать принципам Макиавелли. Поступает ли Лукашенко правильно, исходя из собственных интересов и задачи удержания власти? Возможно, кстати, что он свои интересы отождествляет с интересами белорусов и искренне считает, что его пребывание на посту президента – это благо и для всего народа. Хотя он, безусловно, властолюбивый человек. Думаю, что для решения задачи сохранения власти он в заданных условиях делает все более-менее правильно. С одной стороны, подавление протестов действительно очень жесткое, порой варварское. Но эти меры не выходят за рамки того, что можно увидеть на Западе.

— Это как сказать… Мы же видели, как при разгоне «желтых жилетов» во Франции людям выбивали глаза резиновыми пулями. Это в среднем примерно тот уровень жесткости, с каким действуют правоохранители в демократических странах Запада при подавлении беспорядков. 

Я не оправдываю Лукашенко. Я прекрасно понимаю тех простых людей, которые сегодня выходят на улицы Минска. Кто голосовал не за Лукашенко или кто голосовал за него, но был разочарован тем, как прошли эти выборы. Я знаю людей, вполне лояльных Путину, но которым не понравилось, как было сделано «обнуление». Когда эти люди выходят на улицу, чтобы выразить справедливый протест, а их бьют дубинками, им это, естественно, не нравится. Это и мне бы не понравилось. Но это вполне адекватная задаче сохранения власти тактика правителя-автократа.

Лукашенко часто сравнивают с Чаушеску. В то время, когда Чаушеску в Румынии в 80-е годы подавлял бунты, людей сажали, но никого не приговаривали к смертной казни и никого явно не убивали. Возможно, спецслужбы кого-то убивали тайно. Чаушеску казнили, а сейчас в Румынии многие ностальгируют по его временам…

К тому же Лукашенко сейчас пытается сочетать применение силы с какой-то дипломатией, политтехнологическими ходами. Например, встречается и беседует с политзаключенными в СИЗО КГБ. Пытается найти какой-то компромисс, обсуждает с ними дальнейшие планы. Или взять его рассказ о встрече с Тихановской и о том, как она его якобы умоляла помочь ей уехать из Белоруссии к детям.

Правда это или нет – не известно, но определенное смятение в умы сторонников оппозиции он вносит. И за счет всего этого Лукашенко пока стоит на ногах. У него ситуация даже лучше, чем у Мадуро в Венесуэле, который тоже пока держится, хотя многие были уверены, что он не устоит. Но в Венесуэле складывается ситуация двоевластия, а в Белоруссии этого нет.

— Достаточно долго. Лукашенко пока справляется.

— Это мнение справедливо. Но еще раз приведу пример Франции. Там во время протестов «желтых жилетов» уровень насилия тоже был очень высок. Тем не менее постепенно все рассосалось. Это, конечно, не прибавило популярности Макрону. Не могу сказать, что повышение планки насилия – это правильный ход. Но пока это не привело к перелому ситуации в Белоруссии в пользу оппозиции.

— Сейчас я попытаюсь посмотреть на ситуацию глазами оппозиции. Надо по каждому пропавшему человеку собрать всю информацию. Предложить вознаграждение тому, кто ее предоставит. Если предлагают тысячу долларов за информацию о силовике, который кого-то ударил, то что мешает сделать так же и в этом случае? Надо составить поименный список.

Если такие жертвы действительно есть, то о них надо кричать на каждом углу. Почему об этих погибших не говорит Запад? Значит, нет желания эту информацию вбрасывать по каким-то своим соображениям. Или она еще не обработана, или ее просто нет. Либо есть желание еще поиграть с Лукашенко в какие-то игры.

— Все было очень предсказуемо. С одной стороны, изначально было понятно, что Лукашенко не Янукович и не мямля. С другой, было очевидно, что оппозиция сольет все силы воедино и они будут протестовать все вместе. Также было очевидно, что Лукашенко не будет сдаваться. Как и то, что там есть достаточное количество пассионарных молодых людей, которые будут выходить на улицу и постепенно радикализироваться.

— Понимал ли Лукашенко, что силовой разгон протестующих приведет к повышению уровня радикальности? Да, думаю, он это понимал. Я вот часто задаюсь вопросом: понимал ли Сталин, какие последствия будет иметь раскулачивание, коллективизация? Эти объективно жесткие вещи были обусловлены необходимостью подготовки к войне. Но понимал ли он, что, одной рукой проводя индустриализацию, без чего страна не смогла бы выстоять в войне, он другой толкает десятки и сотни тысяч людей к тому, чтобы во время войны они, возможно, перешли на сторону врага?

Я думаю, он это понимал, но при этом взвешивал все плюсы и минусы такой политики. Видимо, плюсы перевесили. Наверное, Лукашенко тоже все взвесил. Он понимал, что будет радикализация протестов. Что подключатся влиятельные внешние силы. Но мы видим также, что Янукович пошел по другому пути и проиграл. А Лукашенко пока не проигрывает. То есть, с его точки зрения, все это оправдано.

— Думаю, ситуация затянется. До Нового года точно. Протесты «желтых жилетов» длились месяцами. В Хабаровске люди до сих пор выходят на акции. Там, правда, власть избрала другую тактику – она их просто не замечает. Так они и будут жить в параллельном мире – власть и улица.

Лукашенко ни с кем не будет делиться властью, это не в его характере. Я привел достаточно аргументов в пользу итоговой победы Лукашенко. Но есть хорошие новости и для оппозиции.

В Польше почти 9 лет было военное положение, введенное Ярузельским. Там тоже была «улица» в лице «Солидарности» и власть в лице Польской объединенной рабочей партии. Ситуация «подавленной революции». В итоге ПОРП решила как-то из этого выходить. Она согласилась немного поделиться властью, чтобы остаться у руля, но при этом ввести в какие-то законные рамки «Солидарность». Организовали круглый стол, договорились.

Радикалы критиковали «Солидарность» за коллаборацию с властью. Но прошел год-полтора, и власть полностью перешла к оппозиции. Так, постепенно раздвигая рамки, можно их совсем убрать. После Второй мировой войны в Восточной Европе появились рабочие партии, но они еще полностью не пришли к власти. В Венгрии тамошняя коммунистическая партия избрала «тактику салями» — это сценарий постепенного, пошагового прихода к власти, отрезание власти по кусочку. Такую же тактику может использовать и белорусская оппозиция.     

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.