На острие научно-технической мысли

На острие научно-технической мысли

Фото: sammlung.ru

Резкое увеличение роли высокоточного оружия и БПЛА в современной войне заметно повысили интерес к наиболее оптимальному по соотношению стоимость/эффективность средству борьбы с ними – зенитным ракетным комплексам малой дальности. При этом совершенствование средств воздушного нападения «подстёгивает» и ответное развитие средств ПВО.

Так, основное средство борьбы с ВТО и БПЛА в тактическом звене сухопутных войск – ЗРК «Тор-М2», регулярно проходит модернизации. НИОКР ведутся по целому ряду направлений, в их числе: расширение зоны поражения, повышение возможностей борьбы с высокоскоростными, малоразмерными и низколетящими целями, дальнейшее усиление помехозащищенности, совершенствование систем управления и полная автоматизация и роботизация работы комплекса.

Насколько велики резервы модернизации у ЗРК семейства «Тор»? Несколько лет назад один из его создателей, И. М. Дризе, отметил, что он «не видит пределов для совершенствования комплекса». Слова главного конструктора БМ ЗРК «Тор» подтверждает неофициальная информация о результатах применения комплекса. Так, если в техническом паспорте изделий указана максимальная скорость цели в 700 м/с, то уже предпоследняя версия данного семейства, ЗРК «Тор-М2К», стоящая на вооружении армии РБ, по сообщениям белорусских военных, сбивала на учениях цели, летящие со скоростью 1000 м/с. Если минимальная высота полета цели «по паспорту» – 10 м, то в ходе испытаний «Торы» поражали цели на высотах в 4-5 м. Разница между неофициальными достижениями и официальными характеристиками комплекса – это разница между рекордами и «заводской гарантией». То есть ТТХ, указанные в паспорте, производитель гарантирует, но это не значит, что они не могут быть превзойдены в ходе эксплуатации. Отметим, что западные производители идут по другому пути, нередко фиксируя в официальных объявлениях именно максимальные достижения своих ЗРК. Но ИЭМЗ «Купол» придерживается ответственной маркетинговой политики. Другое дело, что рано или поздно рекорды закрепляются, в том числе и в техническом паспорте. Например, успешные стрельбы ЗРК «Тор-М2У» в движении были проведены в 2016 году, но в технический паспорт эта характеристика была внесена только в 2019-м. Нет сомнений, что при дальнейшем развитии комплекса указанные выше рекордные значения также станут официальными характеристиками.

Также комплекс обладает и серьёзными скрытыми возможностями в совершенствовании систем разведки и связи. Часть этих возможностей была реализована в ходе недавней модернизации комплекта средств связи, значительно повысившей дальность и надёжность обмена информацией, возможности по разведке воздушной обстановки и др. В целях дальнейшего повышения мобильности комплекса ведётся работа по созданию плавающей несущей базы. Совершенствуются как отдельные узлы и приборы, так и весь комплекс в целом.

Работы по модернизации ЗРК семейства «Тор» ведёт их головной производитель и разработчик ИЭМЗ «Купол» в кооперации с ведущими отечественными НИИ и КБ по данной тематике. Недавно завод подписал соглашение о сотрудничестве и с военным инновационным технополисом «ЭРА» (см. «Национальную оборону»).

Наряду с оценкой дальнейших путей развития ЗРК семейства «Тор» интересно сравнить их с перспективными комплексами западной разработки. В каком направлении двигаются наши европейские партнёры? Примером современных западных подходов к проектированию ЗРК МД следующего десятилетия является «Project 7628 Kampluftvern». Опытные образцы должны быть готовы в 2022-2023 гг. Несмотря на то, что информация о несуществующем комплексе по понятным причинам носит отрывочный характер, определенные выводы об облике перспективного западного ЗРК МД сделать можно. В Kampluftvern будет применен зенитный вариант авиационной УР IRIS-T. Это мощная и хорошо зарекомендовавшая себя ракета. Однако в зенитном варианте IRIS-T теряет многие из своих возможностей, так, например, из-за необходимости набора высоты и скорости при старте с сухопутной установки она имеет заметно меньшую скорость и дальность полёта, чем авиационный прототип. А вот инфракрасная головка самонаведения в ЗУР сохраняется вместе со всеми достоинствами и недостатками данного метода наведения. В частности, вызывает серьезные сомнения возможность применения ЗУР с ИКГСН в сложных климатических условиях и в тёмное время суток (в то время как ЗРК семейства «Тор» являются всепогодными и всесуточными). Но главное в том, что УР IRIS-T была принята на вооружение в 2005 году, то есть перспективный ЗРК создаётся под ракету пятнадцатилетней давности! (Отметим, что ЗУР 9М338К ЗРК «Тор-М2» принята на вооружение всего пять лет назад.) Здесь очевидно желание разработчиков пойти по лёгкому пути, снизив затраты на создание нового комплекса принятием старых решений. Существенным также представляется тот факт, что одна БМ Kampluftvern, судя по эскизным изображениям, несёт всего 6 ракет, в то время как БК одной БМ ЗРК «Тор-М2» составляют 16 ЗУР. Возможности по отражению массированного налёта у западного комплекса оказываются в разы меньше.

Серьёзной слабостью всех современных западных ЗРК МД является отсутствие у них специализированных РЛС. Они оснащаются унифицированными радарами (RAC-3D, Giraffe AMB, TRLM 3D и др.), размещаемыми на отдельных платформах. Эти РЛС требуют большого времени на развёртывание (10-15 минут против 3-х у «Тора»), что может иметь критические последствия в быстротечном воздушном бою. Кроме того, становится принципиально невозможно обеспечить стрельбу в движении. Первый «звоночек» для любителей легких путей прозвенел в 2015 году, когда армия Австралии при заказе ЗРК МД NASAMS 2 категорически отказалась от закупок существующих РЛС, входящих в состав данных комплексов. Подтвердив тем самым, что неспециализированные РЛС не вполне соответствует задачам, стоящим перед ЗРК МД. Австралийцы потребовали разработки нового радара, хотя и сохранили разнесённую компоновку.

На опубликованных эскизах ЗРК Kampluftvern видно, что у них РЛС (не ясно, какая) интегрирована с боевой машиной. Если эскизные изображения соответствуют действительности, то это свидетельство того, что западные разработчики осознали (через двадцать лет!) ущербность разнесённой компоновки. Но и в этом вопросе они оказываются в роли отстающих, если учесть тот факт, что все российские ЗРК МД (начиная ещё с «Осы») всегда имели интегрированные с БМ средства разведки воздушной обстановки.

В целом же общее направление развития зарубежных ЗРК МД остаётся прежним: при их создании используются хорошо зарекомендовавшие себя изделия, созданные ранее для совсем других целей. Это позволяет удешевить процесс разработки, но всегда оставляет западных разработчиков на шаг позади и создателей других видов ВиВТ (например, авиационных УР) и российских конструкторов, которые совершенствуют средства ПВО, не дожидаясь, пока кто-то сделает за них их работу. В результате российская армия и армии союзников России получают оружие, соответствующее вершинам современной научно-технической мысли.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.