«Схватка за душу США»: Пушков объяснил необычность выборов американского президента

Как результат голосования повлияет на отношения Вашингтона с Россией

Осталось несколько дней до президентских выборов в США — самых необычных за многие десятилетия. И их результаты не только определят лицо Америки, но так или иначе наложат отпечаток на будущее российско-американских отношений. О том, в чем заключается специфика выборов-2020, что поставлено на карту, в чем сила и слабость Трампа и Байдена, «МК» рассказывает председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей ПУШКОВ.

Фото: AP

«Это водораздельные выборы»

— С точки зрения обстановки, в которых они проходят, эти выборы отличаются от предыдущих тремя качественно новыми феноменами.

Первый — это действительно пандемия коронавируса, которая поразила уже более 9 млн американцев (а умерло уже более 230 тысяч человек).

Второй — расовые бунты и погромы. Ни одна избирательная кампания до сих пор не проходила в условиях таких волнений и беспорядков на улицах Америки и таких проявлений безвластия, которые до недавнего времени были в Сиэтле, пока там не разогнали «автономную зону Капитолийского холма», в Портленде и продолжаются в Чикаго. За последний уик-энд в Чикаго были обстреляны 26 человек, из которых шесть погибли (а всего с января 3350 человек были там обстреляны, из них более 600 погибли). При этом мэр Чикаго (афроамериканка, «женатая» на белой женщине) отказывается пускать федеральные силы в свой город и заявляет, что не даст подавить там демократию…

И третий момент: заметное ослабление международных позиций Америки. Этого не было ни при выборах 1992 года, ни при выборах 2000 года. Это новый феномен, когда США утратили положение ведущей экономики мира. По последним подсчетам МВФ, Китай впервые в истории опередил Соединенные Штаты по абсолютным цифрам ВВП и по доле в мировой экономике. У США ВВП в этом году составит 20,8 трлн долларов, а у Китая — 24,2 трлн долларов.

Помимо трех этих моментов есть то, что абсолютно отличает нынешнюю кампанию, во всяком случае, от тех, которые были на моей памяти. Это выборы, которые определят будущее Америки как общества. Ни борьба между Бушем-старшим и Клинтоном, ни борьба между Обамой и Маккейном не носили такого рубежного характера.

На нынешних выборах столкнулись две концепции Соединенных Штатов.

С одной стороны, это Америка, развивающаяся и идущая в будущее, но сохраняющая свои корни, в значительной степени консервативная, традиционалистская. Это та Америка, которая поддерживает Дональда Трампа.

И с другой стороны — Америка, отрицающая свою историю, свое прошлое, цветная, афроамериканская, бунтарская, либерально-радикальная, которая являет собой прообраз глобализированного мира и которая выступает за Джо Байдена.

Очень заметен разрыв между этими двумя Америками. Только что были оценены позиции республиканцев и демократов в штате Невада. Байден опережает там Трампа всего на 1%. И распределение голосов очень характерно. Те, кому между 18 и 35 годами, почти все за Байдена. От 35 до 44 лет — в основном за Байдена. От 44 до 54 — в основном за Трампа. И после 54 лет — в своей массе за Трампа. В каком-то смысле это пожилая консервативная Америка против агрессивно-либеральной и бунтующей Америки.

На днях в «Нью-Йорк таймс» была опубликована статья о том, что в случае победы Байдена и поражения Трампа Республиканская партия «умрет» вместе с Трампом. Имеется в виду, конечно, политическая смерть. Но речь идет о большем: в случае победы Байдена мы зафиксируем смерть традиционной Америки. А Байден и Харрис будут председательствовать на ее похоронах.

Это будет переход американского общества в новое качество. Какое именно — можно уже догадываться, потому что до сих пор происходят демонстрации движения «Антифа», Black Lives Matter и т.д. Все эти протесты по-прежнему актуальны для США. И, конечно, поражение Трампа все эти радикальные силы воспримут как свою победу и будут требовать от новой администрации расплаты за свою поддержку, за борьбу с Трампом.

Думаю, будет инициирована большая программа поддержки этнических меньшинств в ущерб белому населению Америки, продвижения феминистского движения, поддержки всех сексуальных меньшинств (Камала Харрис известна как активная сторонница однополых браков). Будут поддержаны атаки на семейные ценности, потому что те, кто выступает за Байдена, выступают за относительность семьи как «устаревшего» института. Как выразился один из идеологов новых ценностей США, «семья — это наихудшее место, в котором может оказаться ребенок».

Соединенные Штаты получат новую администрацию, которая — частично по собственным убеждениям, а частично под влиянием обстоятельств — будет выстраивать другую Америку. Фактически это будет триумф «коллективного Сороса».

Очень интересный постер Трампа как-то появился в Твиттере, а потом был Твиттером и заблокирован. На постере Трамп обращается к американцам: «Вы думаете, они идут по мою душу? Нет, они идут по ваши души. Я просто стою у них на пути».

Здесь очень точно уловлена линия разлома: это не просто два кандидата — республиканец и демократ. Это два разных образа Америки. Идет схватка за душу Америки. Это, если можно так выразиться, водораздельные выборы, исключительно важные для будущего США.

— Трамп по типу личности относится к категории победителей. Это не значит, что он не может проиграть. Нынешняя предвыборная кампания складывается для него крайне неудачно. Если Трамп проиграет, то будет справедливо сказать, что его победил не Байден, а коронавирус. В январе ни у кого не было сомнений, что Трамп переизберется на второй срок. Экономика пошла вверх, безработица была самой низкой за последние 10 лет, политика Трампа по возвращению производств на территорию США дала результаты (интересно, что Байден позаимствовал эту линию и теперь сражается с Трампом за то, кто пообещает вернуть больше производств в США из развивающихся стран, чтобы обеспечить работой американцев).

Но вмешался коронавирус. Возникла объективно сложная ситуация, но и Трамп сделал ряд крупных ошибок. Он повел себя слишком беспечно, заявив, что вирус — это несерьезно. Потом начал обвинять во всем Китай, а его противники эксплуатировали размах эпидемии в самих США и неспособность властей положить ей конец. Хотя власти полностью в этом обвинять нельзя. В США даже введение режима ЧП зависит от губернаторов. Или введение масочного режима зависит от мэров городов и губернаторов штатов.

В условиях, когда нет единой общенациональной медицинской системы, когда у штатов и городов есть огромные полномочия, полностью обвинять Трампа нельзя. Это провал всей американской системы здравоохранения и всей американской системы принятия политических решений.

Тем не менее проклятием Трампа стал COVID-19 и его собственная неверная реакция на него. Это привело к тому, что Байден, который не является сильным кандидатом (это признают даже поддерживающие его СМИ), пользуется поддержкой всех, кто против Трампа, — именно потому, что он против Трампа. Хотя любого другого кандидата с таким набором оговорок, ошибок, путаницей в голове, отсутствием ясности сознания масс-медиа сожрали бы с потрохами.

Но Байдену все прощают. На днях он назвал Трампа Джорджем — вероятно, спутав с Джорджем Бушем. До этого он забыл, в каком штате выступал. Или дважды заявил, что выдвигается в Сенат от Демократической партии. На днях он сказал, что ему удалось собрать «наиболее мощную и хорошо организованную кампанию по фальсификации выборов за всю историю Америки».

Трамп совершенно обоснованно говорит: «И мне приходится сражаться вот с ЭТИМ!» Человеком, который не помнит и не понимает, что он говорит. Он не продержится в кресле президента и двух лет, предрекает Трамп.

Это вполне вероятный сценарий. Байдену тяжело, он возрастной кандидат. Я несколько раз видел и слышал его на Мюнхенской конференции, куда он регулярно приезжал. Там он был «свой» в кругу европейской элиты, его встречали аплодисментами, и он всегда хорошо выступал. Но за последние два года я видел, как Байден изменился: после 75 лет он явно начал сдавать.

Речь идет не о том, что Байден победит Трампа, а о том, что противники Трампа поддержат Байдена. А у Трампа противников в США много — это и лидеры мнений, и Голливуд, и СМИ (за редкими исключениями). И такая мощная антитрамповская коалиция поддерживает откровенно слабого кандидата, продвигая Байдена любыми способами. И Трамп весьма близок к поражению.

Но он боец. С учетом того, что он в свои 74 года недавно переболел коронавирусом (в какой бы легкой форме это ни было), Трамп продемонстрировал очень серьезные бойцовские качества. И выглядит гораздо энергичнее, более дееспособным по сравнению с Джо Байденом.

Русофобские рефлексы

— С точки зрения классической внешней политики принципиальной разницы не видно. А причина в том, что мы имеем дело с падающим гегемоном, со всеми присущими ему опасениями и истериками. Соединенные Штаты — государство, которое еще 20–30 лет однозначно доминировало в современном мире. И тогда появилось знаменитое эссе американского обозревателя Чарльза Краутхаммера, который в 1991 году писал, что Америка переживает «однополярный момент». Тогда он предрекал, что этот «однополярный момент» пройдет, потому что появятся новые вызовы, новые крупные игроки на мировой арене, но пока Америка будет править миром.

И вот эти два десятилетия, пока США правили миром, породили у американской элиты ощущение, что это норма. Раньше был баланс: СССР уравновешивал Соединенные Штаты. И вдруг этот противовес исчез. И американская элита поверила во всесилие США. А потом она вдруг увидела, что этого всесилия нет.

Они повесили Саддама Хусейна, но проиграли политическую войну в Ираке. Десять лет они не могли вывести оттуда войска. И сейчас их позиции на Ближнем Востоке слабее, чем тогда, когда они захватывали Ирак.

Они увидели, что ничего не могут сделать с правительством Асада в Сирии, хотя Обама объявил его свержение целью своей внешней политики, говорил, что «дни Асада сочтены».

Они ничего не могут сделать в Ливии после того, как устроили там военную операцию НАТО и свергли Каддафи. И получили неуправляемую страну.

Они ничего не могут сделать с Северной Кореей, которая имеет около 60–70 атомных боезарядов. И все угрозы Трампа, что он обрушит на КНДР «огонь и ярость», предсказуемо ни к чему не привели. Он несколько понизил степень напряженности на Корейском полуострове, встретившись с Ким Чен Ыном, но проблема-то не решена.

Они не сумели решить кризис на Украине.

На правах сопредседателя Минской группы они вмешались в карабахский конфликт — и вроде бы им удалось убедить стороны заключить перемирие, но оно было нарушено уже через день…

Американская политическая элита реагирует крайне нервно и ищет ответственных за то, что роль США ослабевает, за то, что гегемон начал «падать». А падать он стал в силу объективных причин, потому что ни одна гегемония не может быть вечной. Мы присутствуем при начале конца «американского века». И то, что в этом году Китай опередил США в абсолютных цифрах по ВВП, — революция в глобальном соотношении сил.

Нервничающая американская политэлита делает ставку на те компоненты, где у США явное преимущество. Это информация, военные технологии и, конечно, объем военного бюджета и военной мощи. А «ответственными» за ослабление США сделаны Россия и Китай, в меньшей степени — Иран и Северная Корея.

В этих условиях победа республиканского или демократического кандидата ничего в наших отношениях не изменит. Отношения будут плохими и очень сложными.

Детали могут разниться. Допускаю, например, что Байден может пойти на продление Договора об СНВ-3 (если он так и не будет продлен при Трампе), потому что его подписывал Обама. Но это может быть перекрыто личными антироссийскими фобиями Байдена. Он может с гораздо большей активностью вовлекать Украину в систему американских военных союзов, чем это делал Трамп: Байден был «прокуратором» Украины, назначенным Обамой. Мы все помним знаменитую сцену, когда он председательствовал за столом, за которым сидели Порошенко и представители украинского правительства — и было ясно, кто там главный: не президент Украины, а вице-президент США.

Мы можем получить более антироссийски настроенного президента в лице Байдена. У Трампа лично нет русофобских рефлексов, а у Байдена — есть.

Когда меня спрашивают, какой кандидат лучше, я отвечаю, что оба хуже, потому что нынешняя Америка не способна породить лучшего для нас кандидата. Американский политический класс за четыре года не дал Трампу сделать ничего для улучшения российско-американских отношений, хотя Трамп и говорил, что это нужно сделать, что нужно поладить с Россией. Но все его попытки о чем-то договориться пресекались на уровне его помощников, типа уже уволенного Джона Болтона, или его администрации. Единственное, что еще работает, — договоренность об исключении военных инцидентов в небе над Сирией.

Принципиальной разницы не видно. Но есть один момент, который в случае победы Байдена тревожит: у нас с США обострится конфронтация по вопросу о ценностях.

Трамп — консерватор, его не так сильно занимают либеральные ценности. Администрация Байдена будет более идеологической. Например, Трамп дал указания, чтобы на посольствах во всем мире на флагштоке висел только американский флаг. Помните, в мае на фасаде посольства США в Москве появился флаг ЛГБТ? Они его не вывесили на флагштоке, потому что это было бы нарушением распоряжения президента. Но вывесили на фасаде — соблюли букву указания Трампа, но не дух.

Так вот, в случае победы Байдена–Харрис вся эта тематика отношения к браку, семье, сексуальным и этническим меньшинствам может стать новым знаменем американской внешней политики. Эта администрация естественным образом найдет здесь новое идейное наполнение для парусов международной стратегии США. Это может привести к использованию международных институтов и организаций, где будут продавливать соответствующие резолюции. А страны, выступающие против, будут объявляться «изгоями».

Тандем Байден–Харрис поддерживают люди, которые ждут от них, что эти неолиберальные ценности станут официальными ценностями как внутри США, так и вовне, что Америка будет проецировать эти ценности на окружающий мир. И, естественно, одним из главных препятствий на этом пути станет не либеральная Европа, а Россия — страна с большой ролью церкви, страна, которая только что записала в Конституции, что брак — это союз между мужчиной и женщиной…

Мы видели уже попытки оказать давление на нас в этом направлении при Обаме, когда пытались нам через обвинения в нарушении прав секс-меньшинств сорвать Олимпиаду-2014 в Сочи. И это было еще до украинского кризиса!

Все это может вернуться. Если при Обаме мы видели начальные фазы идеологизации внешней политики США в направлении активной поддержки неолиберальных ценностей, то сейчас это может стать одной из главных составляющих американской внешней политики.

Кризис лидерства

— Я бы не сказал, что это выраженный тренд. Например, Обаме было 47 лет, когда он был избран президентом. Но я ответил бы иначе: тут виден кризис американской либеральной элиты в том смысле, что за 4 года правления Трампа, которого она ненавидит, она не смогла найти среди демократов ни одного убедительного относительно молодого кандидата. И когда говорят, что сейчас будет расцвет Демократической партии, у меня это вызывает сомнения. На прошлых выборах демократы выставили против Трампа пожилую Хиллари Клинтон, которая теряла сознание во время кампании. А сейчас выставляют еще более возрастного Байдена. Это свидетельствует о кризисе лидерства.

— Абсолютно верно! Кстати, Трамп говорит американцам: Байден не выдержит и двух лет в кресле президента, и вы фактически голосуете не за Байдена, а за Камалу Харрис. А она, как он ее назвал, «отвратительный человек» и «ужасная левая радикалка». Здесь есть серьезная проблема. Усидит Байден в своем кресле или не усидит, но я считаю, что в значительной степени он будет декоративным президентом. Он просто физически не сможет обеспечить то качество президентства, которого от него ждут. Потому что Америка, как я уже говорил, находится в сложной ситуации — и внутри страны, в связи с пандемией, и на мировой арене.

И здесь действительно молодая, решительная, энергичная, находящаяся в тренде афроамериканка и азиатка по происхождению (то есть из меньшинств), сторонница однополых браков, с опытом прокурорской деятельности (была генпрокурором штата Калифорния), очень амбициозная, личная подруга Барака и Мишель Обамы, имеющая довольно сильные позиции в элите Демократической партии, Камала Харрис может стать либо де-факто президентом Соединенных Штатов, либо даже де-юре — в случае, если Байден не сможет выполнять свои функции по состоянию здоровья. И она станет тем мотором, который будет двигать Америку в новое, но далеко не прекрасное будущее.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.