«Мы» и «Они»

Тема «мы» и «они», как бывшие «мы», все ещё жива, хоть закономерно и меньше поднимается. Я бы соврал, если бы сказал, что среди нас нет тех, кто ждёт их прихода — но и немцев некоторые ждали и встречали потом хлебом-солью. Ну пусть ждут — надежда умирает последней.

Но тогда, шесть лет назад, картина была другая. Мне многие поминают тот ночной визит к украинскому спецназу, когда мы заняли новый терминал аэропорта. Столько вылилось конспирологии: он ходил к врагам договаривался. А к врагам ли тогда?

"Мы" и "Они"

Кто чаще всего обвиняет нас, местных, в половинчатости, в заигрывании с противником, в нерешительности? Российские добровольцы и их сторонники из сочувствующих. А кто такие российские добровольцы в большинстве своём? Это люди, получившие боевой опыт в ходе второй чеченской кампании, когда образ чеченца-врага уже укоренился и ни у кого не было сомнений: зло должно быть наказано и уничтожено. Да и чеченцы — это другой этнос, другой язык, другая культура…Вот с этим синдромом российский доброволец и приехал сюда. Конечно, не так все прямолинейно, но подсознание не обманешь.

А кто такие для нас тогда были, например, украинские силовики, из которых «родом» и я сам? Это были те, восемьдесят процентов которых или были на майдане и ненавидели майданных выродков, сжигавших их братьев живьём, или наблюдавшие за этим со стороны, не будучи привлечёнными к операции, и сжимавшие кулаки от бессилия.

Могли мы это не учитывать? Нет! Я перетащил весь донецкий спецназ ВВ на нашу сторону, я по договорённости со Стрелковым убедил украинскую «Альфу» отказаться от штурма Славянска, когда там ещё не было столько наших сил, и убыть по местам дислокации, тем самым сорвав планы хунты и, возможно, отсрочив падение Славянска….В Славянск переходили подразделения из двадцать пятой аэромобильный бригады…

Это была не тактика, чтобы выиграть время — это была стратегия, направленная на развал украинского силового блока и перетягивание на нашу сторону как можно большего количества сочувствующих нам. Или хотя бы сохранение их нейтралитета. Поэтому хунта начала атаковать — она чувствовала, как быстро меняется обстановка не в ее пользу — ей нужно было повязать всех нашей кровью. И не только нашей: теряя своих, силовики быстро бы поменяли своё внутреннее состояние — и мы им в этом, к сожалению, помогали.

Зачем нужна была засада под Семеновкой? Это уходила из Краматорска колонна спецназа, командира которого я тремя днями ранее привозил сквозь наши блок-посты в Славянск. Они наплевали на приказ из Киева и отказались от штурма. А мимо Семёновки они проезжали, будучи уверенными, что их спокойно пропустят. Там погибли парни, которые не скрывая носили георгиевские ленточки, а через время, на одном из обменов пленных, мой бывший коллега сказал Олегу Мамаю: передавай Ходаковскому привет — мы когда-то были друзьями….Пролитая кровь делает своё дело…

Мы не успели — нас обыграли. Но мы не могли не попытаться, потому что они были такие же русские, они были когда-то наши. И может где-то в глубине души кто-то ещё сопротивляется, но Рубикон преодолён, и я не знаю, что должно случиться, чтобы вернуть все обратно. Но большинство из россиян-добровольцев не понимало, что и для чего, а главное — почему — мы делаем. В их прихваченных чеченским синдромом головах возникали образы сговора и предательства — чего они наелись ещё там, в Чечне. А отсюда вылезал весь тот негатив, который лёг в основу оценок и отношений. К сожалению, мы порой сами себе враги похлеще чужих.

Александр Ходаковский

Читайте также:Дело Горана Чирича

Присоединяйтесь к нам на Telegram канал Политрук

Присоединяйтесь  к  нам  ВКонтакте

Подписывайтесь на наш Youtube-канал

Оцените статью
ПОЛИТРУК
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.