Бои под Мценском: бригада Катукова и новая тактика ведения танкового боя

Танковые бои между советскими и немецкими танкистами в октябре 1941 под Мценском с применением танков Т-34, по признанию немецкого генерала Мюллера-Гиллебранда, в корне изменили тактику действий немецких танковых войск. Что же так повлияло на мнение «непобедимых» немецких генералов?

Бои под Мценском: бригада Катукова и новая тактика ведения танкового боя

Неудачи советских танкистов в начале войны

Танки Т-34 воевали с первых дней войны, перед войной было выпущено 1227 танков, и ими в первую очередь комплектовались механизированные корпуса, дислоцированные вблизи западной границы, и им сразу же пришлось вступать в бой с немцами и нести большие потери. Немцы были знакомы с этой машиной, но хваленых отзывов о ней тогда не было слышно. Наоборот, генерал Гудериан писал:

«Советский танк Т-34 является типичным примером отсталой большевистской технологии. Этот танк не может сравниться с лучшими образцами наших танков, изготовленных нами и неоднократно доказывавшими свое преимущество».

Немецким генералам очень скоро пришлось признать свою неправоту, и помог им в этом командир 4-й танковой бригады полковник Катуков. Строя тактику на неоспоримых преимуществах Т-34, он наглядно продемонстрировал, что, кроме владения хорошей техники, надо уметь грамотно ею пользоваться.

В приграничных боях первых недель войны практически все советские механизированные корпуса и танковые дивизии были разгромлены, а техника уничтожена противником или брошена отступающим войсками. В основном это произошло из-за неумелого и безграмотного использования крупных механизированных соединений, промахов советского командования и применения немцами стратегии блицкрига, при которой крупные танковые соединения вермахта, осуществив прорыв фронта, уходили глубоко в тыл советским войскам, брали их в «клещи» и уничтожали в котлах.

Танковая бригада Катукова

К осени 1941 года танковые войска создавались практически заново и начинали с танковых бригад. В конце августа Катукова, командира 20-й танковой дивизии, потерявшего в боях под Дубно все танки, вызвали в Москву и назначили командиром 4-й танковой бригады, формировавшейся в Сталинграде.

Личный состав бригады в основном комплектовался из танкистов 15-й танковой дивизии, участвовавших в приграничных боях и по достоинству оценивших технику и тактику немцев. Под руководством Катукова танкисты обменивались мнениями, анализировали действия противника и отрабатывали тактику будущих боев.

Против тактических приемов немцев, предполагавших разведку боем мотопехоты, выявления огневых точек, нанесения артиллерийского или авиационного удара и прорыва разрушенной обороны танковым ударом, танкисты Катукова разработали тактику ложного переднего края, организацию танковых засад и нанесение неожиданных фланговых ударов по наступающим танкам противника.

К тому же танкисты бригады участвовали в сборке танков Т-34 в цехах Сталинградского тракторного завода, в совершенстве знали их конструкцию и объективно оценивали сильные и слабые стороны этих машин.

На фронт бригада Катукова прибыла слаженной танковой частью, укомплектованной личным составом с боевым опытом, имеющей на вооружении совершенные танки, хорошо освоенные экипажами и отработанной тактикой борьбы с противником. Так что урок немцам преподали хорошо подготовленные командиры и танкисты, жаждавшие реванша за проигранные сражения в начале войны. Бригада имела в своем составе 61 танк, в том числе 7 КВ-1,22 Т-34, 32 БТ-7, то есть половина танков были легкими БТ-7.

Бригада прибыла в Мценск 3 октября с задачей двигаться на защиту Орла. К этому времени 2-я танковая группа генерал-полковника Гудериана 30 сентября прорвала советский фронт, и 3 октября 4-я танковая дивизия вермахта под командованием генерала Лангермана с ходу овладела Орлом, который некому было защищать. Дальше Гудериан планировал идти на Серпухов и Москву, не ожидая сильного сопротивления советских войск. По состоянию на 10 сентября в составе 4-й танковой дивизии было 162 танка, в том числе 8 Pz-I, 34 Pz-II, 83 Pz-III, 16 Pz-IV и 21 командирский танк. Более половины составляли средние танки Pz-III и Pz-IV, которые должны бы были составить конкуренцию Т-34.

Какие танки противостояли друг другу

Советский танк Т-34 на то время был самым совершенным танком, имел хорошую защищенность с толщиной брони 45 мм, расположенной под рациональными углами наклона, длинноствольную 76,2-мм пушку и мощный дизельный двигатель (500 л. с.). При этом Т-34 обладал существенным недостатком, из танка была очень плохая обзорность за счет несовершенных приборов наблюдения и прицеливания, неудачной компоновки места командира и отсутствия командирской башенки.

Немецкие танки по всем характеристикам уступали Т-34. Все они были оснащены бензиновыми двигателями. Легкие танки Pz-I и Pz-II имели слабое бронирование, всего лишь 13,0-14,5 мм, на Pz-I вооружение состояло из двух пулеметов, а на Pz-II из малокалиберной 20-мм пушки. Средние танки Pz-III и Pz-IV также были слабо бронированы. Толщина брони составляла всего 15 мм, на Pz-III вооружение состояло из 37-мм пушки, а на Pz-IV была короткоствольная 75-мм пушка с низкой дульной энергией. Все немецкие танки не были предназначены для борьбы с танками противника, Т-34 был на голову выше немецких танков и при правильном его использовании легко поражал их с больших дистанций. Этими преимуществами и воспользовались танкисты Катукова.

Танковые бои под Мценском

Командир бригады днем 3 октября отправил на разведку в Орел шесть танков Т-34 и два КВ-1, которые там и сгинули. После взятия немцами Орла Катуков получил приказ не допустить прорыва немцев к Мценску до прихода корпуса генерала Лелюшенко. Не вступив в боевое соприкосновение с противником, он потерял в Орле восемь танков и приказал бригаде занять оборону по реке Оптуха в пяти километрах северо-восточнее Орла, оборудовав ложный передний край обороны.

Ночью 3 октября бригада разгромила на шоссе у села Ивановское движущиеся на Москву немецкие колонны, уничтожив 14 легких и средних танков немцев.

В связи с осенней распутицей и грязью на дорогах 4-я танковая дивизия Лангермана, лишенная возможности маневра, двигалась 5 октября по шоссе на Мценск в ожидании столкновения с подготовленной обороной советских войск.

Обнаружив ложный передний край, немцы обрушили на него всю мощь артиллерии и авиации и после этого пустили танки. По команде Катукова наши танкисты нанесли фланговый удар по наступающим танкам, работая группами и концентрируя свой огонь на одной цели. Немецких танкистов не готовили к танковым дуэлям, их танки один за другим уничтожались прицельным огнем «тридцатьчетверок». Особенно были беззащитны перед Т-34 легкие немецкие танки Pz-I и P -II. Потеряв 18 танков, немцы отступили с поля боя.

Вечером 5 октября бригада сменила обнаруженные немцами позиции и отступила к селу Первый Воин. У села была хорошая позиция для танков, ряд высот обеспечивали хороший обзор со стороны наступления немцев, а пересеченная местность с оврагами, рощами и кустарником обеспечивала хорошую маскировку танков.

Утром 6 октября немецкие танки начали наступать на одну из высот и практически взяли ее, но неожиданно четыре Т-34 старшего лейтенанта Лавриненко появились из рощи и ударили во фланг наступающих немецких танков. Затем скрылись в овраге и вышли в тыл немцев и нанесли сконцентрированный удар по танкам. Потеряв за несколько минут 15 танков, немцы отступили обратно.

Группа Лавриненко продемонстрировала немцам новый вид боя танков против танков, когда танки наносят удар из засады и быстро скрываются в складках местности. Это было полной неожиданностью для немцев, для них танки были средством глубоких прорывов и действий в тылах противника. Их вооружение и защита не были предназначены для борьбы с танками противника, и для таких боев немецкие танкисты технически и тактически не были готовы и несли значительные потери.

Утром 9 октября немецкие штурмовики утюжили пустые окопы ложного переднего края Катукова, а затем нанесли удар на Шеино, пытаясь обойти оборону бригады с фланга. Около Шеина в засаде находилась группа Т-34 под командованием Лавриненко и рота танков БТ-7 под командованием лейтенанта Самохина.

В помощь им Катуков послал дополнительную группу танков, они незаметно обошли немцев с фланга и ударили по немецким танкам. Оказавшись под перекрестным огнем, немцы потеряли 11 танков и вновь отступили.

Не взяв Шеино, немцы обошли танкистов справа и прорвались на Болховское шоссе, создав угрозу окружения обороняющихся войск. Вечером Катуков отдал приказ занять новый рубеж обороны уже на южных окраинах Мценска.

Утром 10 октября немцы нанесли отвлекающий удар на южных окраинах города, а главный удар на левом фланге, и к середине дня ворвались в город. Танкистам Катукова надо было уходить из Мценска, но все мосты, кроме железнодорожного, были захвачены. Катуков организовал с помощью саперов укладку шпал на рельсы, и к утру все танки бригады успешно ушли из города.

Умелые действия бригады Катукова сорвали быстрое продвижение 4-й танковой дивизии Лангермана на Москву. Для того чтобы пройти 60 километров от Орла до Мценска, дивизии потребовалось девять суток, и за это время она потеряла в боях, по советским данным, 133 танка и до полка пехоты. По немецким данным — значительно меньше, но следует иметь в виду, что бригада Катукова все время отступала и уходила на новые рубежи обороны. Поле боя оставалось за немцами, они восстанавливали подбитую технику и возвращали ее в строй.

Собственные потери бригады составили 28 танка и 555 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. По состоянию на 16 октября в бригаде оставалось 33 танка, 3 КВ-1, 7 Т-34, 23 БТ-7.

Мнение немецких генералов об октябрьских боях

По результатам боев под Мценском Гудериан напишет о советском танке доклад в Берлин, в котором потребует изменить все германское танкостроение.

«Я в понятных терминах охарактеризовал явное преимущество Т-34 над нашим Т-IV и привел соответствующие заключения, которые должны были повлиять на наше будущее танкостроение. Я заключил призывом немедленно прислать комиссию на мой сектор фронта, которая бы состояла из представителей артиллерийско-технического управления, министерства вооружения, конструкторов танков и фирм — производителей танков… Они бы смогли осмотреть подбитые танки на поле боя… и выслушать советы…, что должны учесть в конструкции новых танков».

В ноябре Гудериан собрал под Орлом совещание немецких конструкторов, на котором присутствовал и Фердинанд Порше. Гудериан привез его на поле боя у Первого Воина и предложил поговорить о советских танках с танкистами 4-й дивизии. Те четко сказали: сделайте нам «тридцатьчетверку».

В своих воспоминаниях Гудериана о событиях 6 октября написал:

«4-я танковая дивизия была остановлена русскими танками. И ей пришлось пережить тяжёлый момент. Впервые проявилось значительное превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось отложить».

После войны немецкий генерал Шнейдер писал:

«…немецкие танки вполне оправдали себя в первые годы войны, до тех пор, пока в начале октября 1941 года восточнее Орла перед немецкой 4-й танковой дивизией не появились русские танки Т-34 и не показали нашим привыкшим к победам танкистам свое превосходство в вооружении, броне и маневренности. Русский танк был вооружен 76,2-мм пушкой, снаряды которой пробивали броню немецких танков с 1500—2000 м, тогда как немецкие танки могли поражать русские с расстояния не более 500 м, да и то лишь в том случае, если снаряды попадали в бортовую и кормовую части танка Т-34».

Немецкий генерал Мюллер-Гиллебранд подчеркивал:

«Появление танков Т-34 в корне изменило тактику действий танковых войск. Если до сих пор к танку и его вооружению предъявлялись требования подавлять пехоту и поддерживающие пехоту средства, то теперь в качестве главной задачи выдвигалось требование на максимально дальней дистанции поражать вражеские танки».

Генерал Лангерман об октябрьских боях оставил довольно подробный отчет, в котором подчеркивал абсолютное превосходство Т-34 и КВ-1 над средними танками Pz-III и Pz-IV, отмечал эффективную тактику ведения боя советскими танкистами и чудовищную пробивную силу пушки Т-34. Он также справедливо отметил, что на немецких танках обзорность из танка лучше, чем на Т-34, благодаря командирской башенке.

Побеждают не танки, а люди

Танковые бои под Мценском заставили немцев пересмотреть тактику применения танков и разработать более совершенные танки. Уже в 1942 году на Pz-IV была установлена длинноствольная 75-мм пушка, разработан танк Pz-V «Пантера» с мощной 75-мм пушкой, в котором были заложены многие идеи с Т-34, и тяжелый танк Pz-VI «Тигр» с 88-мм пушкой, превосходящий все танки того периода по огневой мощи и защищенности.

Так умелые действия танкистов бригады Катукова в боях под Мценском позволили по максимуму проявить преимущества танка Т-34 и еще раз доказали, что далеко не все решает техника, она проявляет себя в руках настоящих воинов, которые знают и умеют достойно применять ее.

Автор:Юрий Апухтин

Читайте также:The Aviationist заинтересовался форсажем на Ту-22М3 с двигателями НК-25

Подписаться на Telegram канал Политрук

Присоединяйтесь  к  нам  ВКонтакте

Подписывайтесь на наш Youtube-канал

Оцените статью
ПОЛИТРУК
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.