Венесуэла и Боливия. Страны две, гибридная война одна

10 ноября в Боливии произошел переворот. Уход президента страны Эво Моралеса в отставку не противоречит тому, что в стране имел место переворот. Моралес ушел вынужденно, под давлением военных. Режиссеры гибридной войны готовили такой же сценарий для Венесуэлы, но там они потерпели неудачу. А в Боливии добились успеха. В чем разница?

Венесуэла и Боливия. Страны две, гибридная война одна

Боливия и Венесуэла схожи в том, что самостоятельно идут социалистическим путем, порвав с гегемонистским вмешательством и экономической эксплуатацией США и их союзников. Обе страны успешно боролись с бедностью и обеспечивали экономический рост за счет использования своих ресурсов на благо общества. И обе страны стали жертвами гибридной войны, которую проводят США, ратующие за смену режимов и за переход от социалистического правительства к правительству неолиберальному и проамериканскому.

Сценарий гибридной войны как минимум включает следующие основные элементы:

обвинить власти в неких надуманных грехах и проступках;
«мобилизовать деструктивную толпу», если другие, ненасильственные средства не дали результата;
создать «группировки умеренных», которые вобьют клин в устоявшиеся институты общества и создадут там противоречия;
и наконец, нанести завершающий удар, убедив армию нарушить свою верность конституции и выступить против власти и народа.

Зачастую все эти основные элементы используются одновременно. В любой момент можно применить некие дополнительные меры, чтобы обеспечить успех сценария гибридной войны.
Например, можно ввести санкции для создания дефицита и экономических ограничений, что приведет население к еще большим трудностям и лишениям.
А можно создать некие параллельные структуры, которые будут подрывать законные институты власти.

В случае с Боливией последовательность событий точно следовала духу и букве поддержанного США сценария гибридной войны и смены режима. Основные элементы гибридной войны были приведены в действие в Боливии в очень короткий промежуток времени между 20 октября, когда Эво Моралес был избран на четвертый президентский срок, и 10 ноября, когда он ушел в отставку.

Когда стало ясно, что Моралес побеждает на выборах, проигрывавший ему кандидат от оппозиции Карлос Меса (Carlos Mesa) объявил о нарушениях и подтасовках, и заявил, что не признает результаты голосования. Организация американских государств (ОАГ) осуществила вмешательство в процесс голосования, опубликовав «предварительные наблюдения» еще до завершения подсчета голосов и высказав предположение о том, что второй тур подтвердит утверждения оппозиции. Весьма вредным оказалось и непрошеное вмешательство канадского правительства, которое назвало президентство Моралеса «нелегитимным». Если принять во внимание проамериканскую позицию ОАГ и Оттавы, то станет ясно, что их вмешательство могло быть составной частью (а может быть и главным элементом) сценария гибридной войны. Конечным результатом стало лишение правительства Моралеса его законного статуса.

Немедленно начались бунты и насилие на улицах, а протестующие заявили, что правительство было избрано незаконными средствами, и посему надо назначить еще одни выборы. Моралес предпринял несколько попыток урегулировать кризис, призвав к диалогу и пригласив ОАГ проверить результаты голосования. Последний шаг мог быть политической ошибкой, с учетом того, какие грубые нарушения эта организация допускала ранее. ОАГ решила, что проверка результатов — это не что иное, как проведение новых выборов. Смены Моралесом своей первоначальной позиции, его согласия с предложением ОАГ — всего этого вдруг оказалось недостаточно для восстановления общественного порядка. В данный момент важно отметить, что гибридная война обязана обеспечить тотальное исчезновение с политической сцены людей и прогрессивных партий, которые готовы сопротивляться «смене режима» до конца. Причем устраняются они еще до достижения полной смены режима.

Между тем, на передний план вышла еще одна, новая оппозиционная фигура. У этого деятеля была своя миссия: создать достаточно сильные политические разногласия, причем это должны быть разногласия по расовому признаку в боливийском обществе. В конце концов, Эво Моралес был первым представителем коренного населения на посту президента. Это очень важный фактор для региона, где коренное население уничтожается и подвергается гнету последние 500 лет. Луис Фернандо Камачо (Luis Fernando Camacho) — богатый белый юрист из Санта-Круза. Он обвиняет Моралеса в том, что тот стал «тираном» и «диктатором» — вторя в этом венесуэльцу Хуану Гуайдо, который так же высказывается о своем президенте Мадуро. Интересно, что Камачо даже публично выражает солидарность с Гуайдо. Между тем, Камачо причастен к деятельности организации, которую критикуют за ее «военизированный» и «расистский» характер.

Окончательный удар пришелся на 10 ноября, когда Моралес объявил о своей отставке, 14 лет проработав на посту президента Боливии. Очевидно, что это была реакция на заявление главнокомандующего вооруженными силами Уильяма Калимана (William Kaliman), который сказал: «Мы предлагаем президенту уйти в отставку, чтобы добиться примирения и обеспечить стабильность в Боливии». Это был заключительный акт в короткой пьесе о военном перевороте в Боливии, сыгранной по американскому сценарию гибридной войны. По крайней мере, в данный момент разыгрывается именно эта пьеса.

«Боливийский вариант» в Венесуэле не прошел. Сценарий гибридной войны там был по сути один и тот же, включая создание агрессивных групп под личиной «умеренности»
В случае с Венесуэлой в 2002 году там была предпринята попытка переворота с целью отстранения от власти демократически избранного в 1999 году президента Уго Чавеса. Это был первый удар в поддержанной США гибридной войне, цель которой заключалась в ликвидации достижений боливарианской революции. Тогда попытка переворота не удалась. Чавеса переизбирали, и он оставался на посту вплоть до своей смерти в 2013 году. Его сменил президент Николас Мадуро.

После переизбрания Мадуро в мае 2018 года в Венесуэле произошла серия событий, похожих на те, что случились в Боливии. Очень скоро громкая и агрессивная венесуэльская оппозиция при поддержке западных стран и некоторых латиноамериканских правительств правого толка объявила, что Мадуро занимает президентский пост незаконно.
«Боливийский вариант» в Венесуэле не прошел. Сценарий гибридной войны там был по сути один и тот же, включая создание агрессивных групп под личиной «умеренности». Но обстоятельства в Венесуэле были другие, и добиться там смены режима оказалось труднее. Несмотря на многочисленные санкции и финансовую блокаду США, несмотря на признание западными странами «временного президента» Гуайдо, пытающегося создать параллельные структуры, Николас Мадуро остается законным и демократически избранным руководителем страны. Его признала Организация Объединенных Наций и примерно 120 государств.

В Венесуэле сформировался прочный союз гражданского общества и военных, который пользуется поддержкой многотысячных добровольных военизированных формирований. Он стал тем мощным бастионом, который выстоял под натиском гибридной войны, хотя ее инициаторы неоднократно пытались его разрушить.
Вооруженные силы Венесуэлы строго соблюдают требования конституции и не предают боливарианскую революцию на протяжении 20 лет ее существования, сорвав финальный акт очередной гибридной войны на своей территории.

Нино Паличча

https://prometej.info/boliviya-i-venesuela-strany-dve-gibridnaya-vojna-odna/ — цинк

PS. Касательно ошибок Моралеса стоит выделить:

1. Ошибочное привлечение сугубо провашингтонской ОАГ к оценке результатов выборов. Если так хотелось привлечь международное участие, то надо было искать заведомо не подконтрольные Вашингтону структуры.
2. Отсутствие полноценного аналога вооруженной боливарианской милиции, но которую можно положиться в случае колебаний армии. Это является дополнительным отражением простого факта, что социалистические реформы Моралеса были еще более половинчатыми, нежели у чавистов в Венесуэле.
3. Более слабая, нежели у Мадуро служба безопасности, которая в вопросах противодействия государственному перевороту не смогла эффективно вставлять путчистам палки в колеса. В Венесуэле SEBIN за последние месяцы как минимум несколько раз сорвала различные заговоры и попытки переворота.
4. Наличие среди руководства армии враждебных элементов, которые не было искоренены в предшествующие годы, в результате чего армия Боливии так и не была полноценна встроена в структуру того государства. которое строил Моралес, что и создавало предпосылки для военного переворота.

Разумеется, объективные факторы, на которые Моралес никак не мог повлиять, вроде географической изоляции, враждебных соседей и невозможности получить тот же уровень поддержки, что и Венесуэла, также сыграли свою роль, дополнив вынужденные и невынужденные ошибки, которые были допущены Моралесом начиная с проигранного референдума о новом президентском сроке.

Читайте также:Открытое письмо Дмитрию Быкову от участника Русской весны в Крыму и на Донбассе Яна Гагина

Подписаться на Telegram канал Политрук

Присоединяйтесь  к  нам  ВКонтакте

Подписывайтесь на наш Youtube-канал

Оцените статью
ПОЛИТРУК
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.