Донбасс притягивает лучший потенциал русского народа, и именно отсюда начнется возрождение Имперской России

Павлопольское водохранилище — естественная преграда, разделяющая позиции украинской армии и бойцов вооруженных сил непризнанной республики на южном направлении. Бывшие соотечественники, еще недавно отмечавшие за столом общие праздники, пять лет назад разделились на «сепаров» и «укров» и стали поливать друг друга свинцом.

Донбасс притягивает лучший потенциал русского народа, и именно отсюда начнется возрождение Имперской России

Ничем не примечательное до недавнего времени село Павлополь имело неосторожность оказаться вблизи плотины – единственной в округе переправе, где может поехать тяжелая техника, что предрешило его судьбу. Согласно минскому меморандуму, поселок должен был считаться нейтральной, «серой» зоной. Однако сторонам конфликта изначально было ясно, что населенный пункт, имеющий стратегическое значение, не может быть нейтральным.

Пока руководство молодой республики решало, как быть, командование ВСУ не стало обременять себя благовидным предлогом и просто ввело туда войска. Получив ожидаемую оплеуху, ДНР приложила все силы, чтобы восстановить статус-кво, выразив в Минске решительный протест и апеллируя к представителям международных наблюдателей ОБСЕ, дескать, это не по правилам вообще-то, по бумажкам то село ничье. Прагматичные европейцы, изучив вопрос, заявили, что не видят в действиях ВСУ каких либо нарушений, так как вся территория, находящаяся в «серой» зоне, «де-юре» принадлежит Украине. Удар ниже пояса переговорщики ДНР восприняли с редким хладнокровием — разведя руками и неся очередную несуразицу, заставив по устоявшейся традиции за свои ошибки расплачиваться кровью простых солдат.

Обретенный стратегический плацдарм открывает украинской армии прямой путь на Тельманово, и командование НМ ДНР приняло срочные меры, чтобы закрыть опасный участок, развернув сеть оборонительных опорных пунктов.

С виду малозаметные насыпи и углубления, из которых местами виднеются бревна, смотровые щели и брустверы для ведения огня. Внутри окопы в полный рост. Блиндажи добротные, бревна в четыре наката, между ними толстая резина от шахтного конвейера и грунт. Бойцы говорят, подобная конструкция очень эффективна и выдерживает прямое попадание мины 120 калибра. Расстояние между позициями — информация не для обывателя, но достаточная, чтобы эффективно закрыть пустующий участок огневой мощью.

Вглядываясь в позиции, невольно восхищаешься упорством и мужеством русского солдата, своими мозолями, потом и кровью, вручную, несмотря на мороз и обстрелы, вырывшего километры окопов и траншей. В общем-то ничего нового, со временем совершенствовалась военная техника, но законы выживания на войне устоявшиеся, остаются неизменны столетиями, и сейчас – чем глубже окоп, тем целее солдат.

За позициями село Сосновка, опорный пункт ополчения на южном рубеже. За время перемирий населенный пункт превратился в развалины и большей частью покинут жителями. Остались лишь несколько семей, в основном пенсионеры, которые здесь прожили всю сознательную жизнь и хотят умереть в родном селе.

В наиболее уцелевших домах, заделав на скорую руку брезентом крыши и вставив разбитые стекла, а где и просто затянув зияющие дыры целлофаном, ютятся бойцы батальона специального назначения ВВ МВД ДНР «Патриот». Условия быта, привычные русскому солдату – дровами топят печь, вода из колодца. В некоторых домах на случай обстрела вырыты блиндажи.

«Эстет»

Расположились, как положено, в военном городке, штаб, дома для личного состава и даже госпиталь, где заправляет всем колоритный врач с позывным «Эстет». Зовут его Сергей, уроженец Ивано-Франковской области. Там у него остались родственники, поэтому попросил себя не снимать, чем немного меня расстроил. На вид лет 35, крепкого телосложения, под два метра ростом, с густой черной бородой и большими карими глазами, от пронзительного взгляда которых невольно отводишь глаза. Да, симулянтов тут точно не будет, подумалось мне, когда мы обменялись рукопожатием. В разгар событий на Майдане зимой 2014 года Сергей проживал в Киеве. Революцию на Козьем болоте (именно так в Киеве до 1917 года называлось место, где проходил майдан — прим.) воспринял со скепсисом, о чем неоднократно оповещал своих оппонентов. Будучи натурой вспыльчивой, в разгар словесной полемики ему частенько приходилось доказывать правоту более весомыми аргументами, поэтому не удивительно, что в короткий промежуток времени он умудрился нажить множество врагов. После бегства Януковича «Эстет» решил не дожидаться охоты на ведьм и уехал в Россию. Но когда всполыхнул Донбасс, он понял, что его место здесь и летом 2014 вступил в ряды народной армии.

Среди сослуживцев «Эстет» — легенда, может и пулю вытащить, и вынести с поля боя под мышки двоих. В полевых условиях, не имея зачастую нужных инструментов, умудрялся делать операции, чем спас не одну жизнь. Выпускник Киевского медицинского университета, с доброй иронией отдает должное этой войне:

— Такой практики как у меня может позавидовать любой врач. Я даже кандидатскую пишу и планирую в этом году защититься.

Недавно в село каким- то чудом заехал кортеж ОБСЕ. Проехав метров двести по единственной улице деревни, шустрых мониторов остановили бойцы и знаками дали понять, что им лучше продолжить путь в обратном направлении. Европейцы с вежливой улыбкой объясняют, что у них мандат позволяет ездить беспрепятственно. Тут подошел «Эстет» и на прекрасном английском спросил в одного из наблюдателей:

— Какое ваше звание?

— О ноу, это все в прошлом, я сейчас гражданское лицо, — выпалил удивленный европеец.

— У нас говорят, что бывших офицеров не бывает, поэтому во избежание недоразумений, мы вас просим покинуть этот населенный пункт.

Пожалуй, услышать из уст бородатого гиганта в затерянном в степях Приазовья глухом селе английскую речь – это последнее, что ожидали здесь увидеть утонченные европейцы. Улыбки тут же посходили с их лиц, и колонна белых джипов отправилась восвояси.

— Да понимаешь, все они разведчики, — добавил «Эстет» когда рассказывал мне об этом случае, — Сколько раз уже замечали, что после их визита нас начинают прицельно «крыть». Я его в лоб спросил «какое звание», он растерялся, выпалил правду, а потом спохватился.

«Балу»

Улыбчивый парень из Макеевки, на войне с 2014 года. Вступил в ополчение вместе с отцом и четырьмя братьями и с тех пор почти неотлучно в строю. Прошел сложный боевой путь, дослужившись до командира роты специального назначения.

— Мы были во многих операциях. Бывало такое, отбили населенный пункт и пошли дальше, а наши заслуги приписали другим. Но мы не в обиде – одно делаем дело, — рассказывает «Балу».

В декабре 2018 машина, в которой «Балу» ехал после инспекции одного из опорных пунктов, подорвалась на мине, и он лишился ноги. Ротного подвела привычка к пунктуальности, враг заметил, что он постоянно ездит одним маршрутом и заминировал дорогу.

Потеряв конечность, «Балу» не утратил силы духа, стал усиленно тренироваться и собирать деньги на протез. Он не оставил службы в армии и своим примером стимулирует бойцов.

— Для человека нет ничего невозможного, и я своим примером показываю бойцам, что человек без ноги — это не инвалид и не иждивенец.

И это не пустые слова, «Балу» с двумя сослуживцами, инвалидами как и он, организовали организацию помощи раненым бойцам.

Дьякон из Питера

Павел Шульженок — доброволец из Питера, вступил в «Патриот», когда многие покинули подразделение, разочаровавшись в неясности целей и дальнейших перспектив вялотекущей бойни.

— Меня задрали «потенциальные воины». Я не осуждаю и даже понимаю людей, которые ушли с фронта, как только война превратилась в нечто крайне странное. Они вроде бы готовы вернуться на нормальную войну и нормально воевать, но не так, как сейчас. И это вполне вызывает понимание. Потому что на нормальной войне воевать пусть и опаснее и кровавее, но в то же время и гораздо легче в отношении осмысленности происходящего и мотивации. Одно дело драться, другое дело — годами уворачиваться от камней, сидя в ошейнике на цепи. На такое готовы не все.

Это его второй визит на Донбасс. Первый раз Павел приехал в ранге духовного лица, наделенного дьяконским саном, и какое то время был духовным наставником военнослужащих. Но в штатном расписании не предусмотрена должность соответствующего назначения, и ему пришлось вернуться обратно в Питер.

Но его не переставала теребить мысль о том, что его место здесь и, оставив духовный сан, а с ним и город белых ночей, Павел вернулся, чтобы воевать. Он твердо знает, за что.

— Если б не Донбасс, то в русском народе можно было разочароваться. Донбасс сейчас притягивает весь лучший потенциал русского народа, и я уверен, что именно отсюда начнется возрождение Имперской России.

Олег Криворотов

Читайте также: Непонятные вещи севастопольского бытия

Оцените статью
ПОЛИТРУК
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.