Точка опоры. Что полезнее для флота: один атомный крейсер или три фрегата?

Судьба тяжелого атомного ракетного крейсера (ТАРКР) «Адмирал Лазарев» до недавнего времени оставалась предметом жарких споров. Пессимисты говорили о том, что корабль, который вошел в строй в 1984 г., уже не имеет шансов дожить до модернизации, аналогичной той, которую в настоящее время проходит корабль того же типа «Адмирал Нахимов». И действительно, сроки ее окончания постоянно сдвигаются вправо, начиналось все с 2018 г., сейчас уже называется 2022 г., и кто сможет гарантировать, что не будет и новых подвижек? В то же время «Петр Великий», единственный крейсер этого типа, оставшийся в составе действующего флота, введен в строй в далеком уже 1998 г. и с тех пор не проходил сколько-то серьезного ремонта или модернизации. 

В 2022 г «Петру Великому» «стукнет» 24 года, и очевидно, что ему следует занять место «Адмирала Нахимова» — если мы хотим, конечно, чтобы этот корабль и далее стоял на страже морских границ Отечества. Но в этом случае модернизация «Адмирала Лазарева» не сможет начаться ранее конца 20-х годов нынешнего столетия (важная оговорка в реалиях нашего судпрома). Вот только стоит ли браться тогда за корабль, чей возраст приблизится к 45 годам?

Точка опоры. Что полезнее для флота: один атомный крейсер или три фрегата?

«Адмирал Лазарев», пока еще живой

Таким образом, пессимисты уже списали «Адмирала Лазарева» со счетов, ну а оптимисты, как всегда, надеялись на лучшее. К глубокому сожалению автора, по всей видимости, правы в этот раз оказались пессимисты – недавно прошли новости о том, что старейшие наши ТАРКР-ы, «Адмирал Ушаков» и «Адмирал Лазарев», все же будут утилизованы, и даже названы суммы, предусмотренные на их ликвидацию.

Несмотря на то, что автор настоящей статьи в том споре принадлежал к завзятым пессимистам, ему больно сознавать, что «Адмирал Лазарев» никогда уже не вернется в состав действующего флота. Видимо, где-то глубоко в душе все еще теплилась надежда на чудо, которого, увы, не произошло. Но… быть может, это и правильно? 

А так ли нужны нам атомные крейсера?

Новости о том, что мощнейший атомный крейсер скоро уйдет в свой последний путь, вызвали достаточно бурные дискуссии, в ходе которых высказывалась и такая точка зрения. Объяснение простое: на те деньги, которые могли быть потрачены на модернизацию ТАРКР проекта 1144, можно было бы построить несколько фрегатов или атомных подводных лодок, пользы от которых будет куда больше, чем от гигантского ракетного крейсера. Попробуем разобраться, так ли это.

Первое, что хотелось бы отметить – точных данных о стоимости модернизации «Адмирала Нахимова», к сожалению, не имеется. В 2012 г. А. Шлемов, на тот момент – руководитель департамента гособоронзаказа оценил ее стоимость в 50 млрд. руб., из которых 30 млрд. руб. следовало потратить на восстановление технической готовности крейсера, и 20 млрд. руб. – на закупку нового вооружения. Однако указанная цифра, к сожалению, не проясняет, а, скорее, только запутывает дело. Так, например, «Известия», ссылаясь на это интервью, сообщали, что на тот момент стоимость корвета проекта 22380 составляла 10 млрд. руб., а фрегата проекта 22350 – 18 млрд. руб. Отсюда в ряде публикаций делался вывод, что стоимость модернизации ТАРКР составит цену примерно 5 новых корветов или 2,5 фрегатов. Но откуда взялись такие цены?

По данным открытой печати, стоимость головного корвета проекта 20380 «Стерегущий» увеличилась с плановых 6 млрд. руб. (округленно) до 13 млрд. руб., а ведь речь идет о корабле, не получившем ЗРК «Редут». В то же время контрактная цена (без НДС) серийных корветов 20380, заказанных к постройке в 2014 г., составляла свыше 17 млрд. руб. Если привести эти цены в 2012 г. согласно официальной инфляции, то получается, что стоимость корвета проекта 20380 составляла свыше 15 млрд. руб., то есть пять корветов на 50 млрд. руб. построить было бы никак невозможно.

Но нужно понимать, что и озвученная А. Шлемовым цифра носит предварительный характер, и что по результатам обследования корабля, затраты на его ремонт и модернизацию, очевидно, значительно выросли. Таким образом, мы приходим к тому, с чего начали – точная стоимость работ на «Адмирале Нахимове», увы, непонятна.

Тем не менее, мы, пожалуй, не слишком ошибемся, предположив, что стоимость возвращения в строй этого атомного крейсера будет эквивалентна стоимости строительства трех фрегатов проекта 22350 «Адмирал Горшков». Вот с ними мы и будем сопоставлять модернизированный крейсер.

Что получит «Адмирал Нахимов»?

К сожалению, об особенностях его модернизации известно ненамного больше, чем про стоимость. Абсолютно достоверно, пожалуй, только то, что место 20 ПКР «Гранит» займут 80 шахт УКСК, предназначенных для «Ониксов», «Калибров», да и, очевидно, «Цирконов». Также известно (но это чуть менее достоверно), что никакого С-400 на ТАРКР ставить не будут, а имеющиеся на нем комплексы С-300Ф будут модифицированы до уровня С-300ФМ. А вот что до всего остального…

В различных публикациях неоднократно заявлялось, что «Адмирал Нахимов» получит ЗРК «Полимент-Редут», и это было крайне логично. Дело в том, что, в отличие от «Петра Великого», располагающего хотя бы и постепенно устаревающими, но все еще грозными ЗРК «Кинжал», «Адмирал Нахимов» имел на вооружении практически бесполезные в современном морском бою ЗРК «Оса-М». Очевидно, что замена их на более современные комплексы безальтернативна, и тут наилучшим образом подошел бы «Полимент-Редут» — относительно компактный, но, при этом, наиболее современный отечественный морской ЗРК.

Тем не менее, интрига сохранялась – исключительно в связи с тем, что разработчикам «Полимент-Редут» никак не удавалось довести свое детище до кондиции, а раз так, то зачем же ставить на корабль неработающий ЗРК? Однако, сравнительно недавно, дело все же пошло на лад – головной фрегат серии 22350, несущий данный комплекс в полной комплектации (то есть не только ЗРК «Редут», но и полагающийся к нему по проекту РЛС «Полимент»), все же был принят флотом, а его сухопутный аналог, ЗРК «Витязь», сумел-таки завершить госиспытания.

Точка опоры. Что полезнее для флота: один атомный крейсер или три фрегата?

Головной фрегат проекта 22350 «Адмирал флота Советского Союза Горшков»

Опять же, по причинам, уже никак не связанным с ЗРК, серия фрегатов проекта 22350 сильно задержалась в постройке, а значит, что производственные мощности уж точно не будут в ближайшее время перегружены заказами на «Полимент-Редут». Таким образом, можно предполагать, что и с производством данного комплекса для «Адмирала Нахимова» не возникнет особых проблем. Сколько всего пусковых установок ЗУР будет установлено на ТАРКР, сказать затруднительно, но, с учетом их компактности, следует ожидать не менее сотни шахт. В конце концов, нашлось же место для 128 «Кинжалов» на «Петре Великом»?

А вот что будет со ЗРАК-ами – совершенно неясно. «Нахимов» располагал 6 установками «Кортик», но они вполне могут пойти под замену – все же комплекс поступил на вооружение 30 лет назад, в 1989 г. Однако на что именно его будут менять? Не исключен «бюджетный» вариант, при котором «Кортики» будут доработаны до «Кортик-М», если это вообще технически возможно, но это, прямо скажем, будет не лучшим решением. По сведениям автора настоящей статьи, моряки не слишком-то хорошо отзывались как о самом «Кортике», так и о его модификации. Скажем так, есть мнение, что комплекс более-менее прилично работает только в «тепличных» условиях, а вот в море, на боевых службах, постоянно что-то у него выходит из строя.

Если это так, то для «Адмирала Нахимова» есть 2 других варианта. Возможно, на ТАРКР будут установлены ЗАК «Палаш», которые представляют собой чисто артиллерийский, не имеющий ракет комплекс, так как изначально при его создании предполагалось сопряжение «Палаша» с «Полимент-Редутом», так что они должны были дополнять друг друга. 

Точка опоры. Что полезнее для флота: один атомный крейсер или три фрегата?

ЗАК «Палаш» на катере Р-60

Но не исключено, что крейсер получит шесть установок «Панцирь-М». А вот двухорудийная установка АК-130, по всей видимости, останется в первозданном виде, разве только добавят более современное СУО для нее. Впрочем, это нормально – артсистема вышла очень мощной и скорострельной.

Насчет торпедного вооружения, опять же, можно только догадываться. До модернизации «Адмирал Нахимов» располагал двумя пятитрубными 533-мм торпедными аппаратами ПТА-53, которые позволяли использовать не только торпеды соответствующего калибра, но также и ПЛУР «Водопад», причем общий боекомплект торпед и ПЛУР составлял 20 ед. Сложно представить, что сегодня, с учетом появления новых и весьма совершенных 533-мм торпед, кто-то рискнет демонтировать эти аппараты, да и зачем?

Правда, мощное торпедное вооружение не сопровождалось столь же мощным антиторпедным арсеналом, и это можно было считать одним из недостатков корабля. Фактически, в качестве противоторпедного оружия можно было использовать только бомбометы РБУ-12000 (один) и РБУ-1000 (2 ед.), да ложные цели, имитаторы, если таковые можно было взять вместо части боекомплекта 533-мм аппаратов. Сегодня в распоряжении ВМФ РФ есть очень неплохой «Пакет-НК» который, конечно, так и «просится» на ТАРКР, потому что последний, конечно же, представляет собой лакомую цель для вражеских субмарин. Но крайне странно было бы замещать «Пакетом-НК» 533-мм аппараты, куда логичнее было бы пожертвовать бомбометами. И хотя более чем вероятно, что наш противоторпедный комплекс по своей массе превзойдет три РБУ с боеприпасом и оборудованием, вряд ли подобная перегрузка станет хоть сколько-то заметной для корабля почти в 25 000 т водоизмещением. То же касается места для его размещения.

Таким образом, мы можем более-менее обоснованно предположить, что вооружение модернизированного ТАРКР «Адмирал Нахимов» составит:

80 ячеек УКСК для ракет семейства «Калибр», «Оникс», или «Циркон»;

92 ячейки ЗРК С-300ФМ «Форт-М»;

100 или более ячеек ЗРК «Полимент-Редут»;

6 ЗАК «Палаш»;

1*2 130-мм артустановка АК-130;

2*5 533-мм торпедных аппарата, боекомплект — 20 торпед и ПЛУР «Водопад»;

2*4 или, возможно, 2*6 324-мм торпедных аппарата «Пакет-НК»;

3 вертолета.

А теперь давайте сравним все это великолепие с вооружением трех фрегатов проекта 22350.

Ударный потенциал

Тут тройка «Горшковых» очевидно проигрывает, причем – проигрывает «с треском». Каждый фрегат имеет всего по 16 ячеек для ракет, всего на трех фрегатах их получается 48. Но проблема даже не в том, что 80 крылатых ракет у ТАРКР заметно больше 48 таковых ракет у фрегатов, а в отсутствии на кораблях проекта 22350 533-мм торпедных аппаратов.

По факту все штатное противолодочное вооружение этих кораблей (не считая вертолетов) составляют только 2*4 324-мм «Пакета-НК». Это хорошее противоторпедное средство, но для противолодочного у него слишком уж «короткая рука» — противолодочная торпеда МТТ имеет максимальную дальность 20 км только при снижении скорости до 30 уз. По этим параметрам малая торпеда никогда, конечно, не сможет конкурировать с «большими» 533-мм «коллегами» — та же Mk.48 имела дальность 38 км на скорости в 55 узлов еще в 80-х годах прошлого века. Кроме того, торпеды «Пакета-НК» не универсальны, для поражения вражеских торпед используется другой боеприпас – М-15. Таким образом, противолодочный потенциал «Пакета-НК» мало того, что недостаточен, так еще и уменьшает противоторпедную защиту наших фрегатов, потому что МТТ можно брать только взамен части М-15.

Все это говорит о необходимости размещения на фрегатах проекта 22350 чего-то более противолодочно-дальнобойного, и такая возможность есть: как известно, семейство крылатых ракет «Калибр» имеет в своем составе ПЛУР 91Р/РТ. Но, опять же, только за счет «расходования» ячеек УКСК, так как эти ПЛУР могут быть взяты только вместо крылатых ракет других типов. Вот так и получается, что дальнобойное противокорабельное (либо против наземных целей) и противолодочное оружие на модернизированном ТАРКР «Адмирал Нахимов» представлено боекомплектом в 100 единиц, в числе которых 80 ракет или ПЛУР в УКСК и 20 торпед или ПЛУР в 533-мм торпедных аппаратах, а у трех «Горшковых» на все про все – 48 ячеек УКСК.

Иными словами, по своим ударным возможностям тройка фрегатов проекта 22350 проигрывает ТАРКР-у примерно вдвое.

Противовоздушная оборона

Здесь отставание тройки фрегатов проекта 22350, пожалуй, еще более фатально, чем в случае с ударным потенциалом, хотя, пожалуй, это не так очевидно на первый взгляд. Для начала – попробуем разобраться в возможностях комплексов «Форт» и «Полимент-Редут».

По имеющимся у автора данным, с «Фортом» дело обстоит так: изначально комплекс представлял собой морской аналог С-300П, и вооружался ракетами 5В55РМ, то есть морским аналогом ЗУР 5В55Р. В таком варианте ЗРК «Форт» был установлен на ракетные крейсера проекта 1164 и первые два атомных крейсера, дальность стрельбы ракетами 5В55РМ достигала 75 км. При этом, очень похоже на то, что такая дальность не была предельной для ракеты, а была ограничена средствами ее наведения. И в дальнейшем, когда возможности СУО были «подтянуты», дальность ЗРК «Форт» с ракетами 5В55РМ на всех вышеперечисленных кораблях достигла 93 км.

Однако для «Адмирала Нахимова» комплекс был модернизирован – пусковые ЗРК «научились» принимать ЗУР 48Н6, имеющую дальность стрельбы до 150 км. Однако создание адекватной системы управления огнем опять отстало, и ТАРКР получил то же СУО, что и на других кораблях, то есть его дальность стрельбы продолжала быть ограниченной 93 км. По всей видимости, именно в таком состоянии его и «застала» модернизация.

А вот с крайним крейсером серии, «Петром Великим», все как-то неясно. Корабль получил на вооружение 2 ЗРК, один из которых является точно таким же «Фортом», как и те, что были установлены на «Адмирале Нахимове», несущем 48 ЗУР 48Н6. Второй же ЗРК «Форт-М» получил на вооружение еще более «длинную руку», 46 ракет 48Н6Е2 с дальностью поражения цели до 200 км. А вот что до управления огнем, то здесь неясности остаются. Дело в том, что на фотографиях «Петра Великого» совершенно четко видны две разных станции управления огнем, одна из которых – классическая ЗР41 «Волна»

Точка опоры. Что полезнее для флота: один атомный крейсер или три фрегата?

Зато вот вторая явно представляет собой ее более совершенный вариант.

Точка опоры. Что полезнее для флота: один атомный крейсер или три фрегата?

Таким образом, нельзя исключить, что предельную дальность в 150-200 км для ЗУР 48Н6 и 48Н6Е2 может обеспечивать только одна станция управления огнем, установленная на носовой надстройке корабля, а кормовая так и имеет дальность не более 93 км. С другой стороны, вполне возможно, что кормовая все же доработана до возможности применять ракеты 48Н6 на их максимальную дальность, то есть 150 км.

Так вот если, по имеющимся данным, «Адмирал Нахимов» получит на вооружение 2 ЗРК «Форт-М», таким образом, он получит возможность использовать до 92 ЗУР 48Н6Е2 с дальностью стрельбы до 200 км.

А что же «Полимент-Редут»? Как сообщает нам официальный сайт его производителя, концерна «Алмаз-Антей», на сегодняшний день боекомплект этого ЗРК включает в себя три ракеты. Речь идет о ракете малой дальности 9М100, которая способна поражать воздушные цели на расстоянии не свыше 15 км, ракете средней дальности 9М96 (до 120 км) и ее усовершенствованного варианта 9М96Д, имеющего дальность 150 км. Таким образом, вроде бы получается так, что ракеты «Редута» не слишком-то уступают по своим возможностям ЗРК «Форт-М» и при этом намного более компактны. Так, может быть, стоило бы вообще демонтировать монструозные пусковые установки «Форт-М» и заменить их большим количеством пусковых установок ЗРК «Полимент-Редут»? Тем более, что уже давно заявлялось о разработке для новейшего ЗРК «длинной руки» — ракеты с дальностью до 400 км, при помощи которой возможности «Полимент-Редут» вроде как должны кардинально превзойти морально устаревший уже ЗРК «Форт-М».

Возможно у кого-то из уважаемых читателей может возникнуть ощущение, что автор измеряет эффективность ЗРК исключительно по дальности его ракет, но это, разумеется, совершенно не так. Автору отлично известно, что ЗУР малой, средней и большой дальности имеют свои задачи и роли в обеспечении ПВО корабля или соединения. Нет никакого смысла в том, чтобы пытаться сбить появившуюся из-за горизонта ПКР «Гарпун» с расстояния в 25 км при помощи ЗУР, предназначенной работать на дистанцию до 400 км, которая, кстати, значительно тяжелее «Гарпуна». Кроме того, боекомплект ЗРК «Полимент-Редут» удачно сочетают разные способны наведения ЗУР на цель – ракеты средней дальности имеют активную радиолокационную ГСН, а малой – инфракрасные ГСН. А если еще вспомнить, что в штатную ячейку комплекса «Редут» вместо одной ракеты средней дальности можно «утрамбовать» целых четыре ЗУР малой дальности? И это – далеко не весь перечень преимуществ смешанного боекомплекта.

Тем не менее, сверхдальнобойные ЗУР представляют собой чрезвычайно важное средство ПВО отдельных кораблей и соединений. Дело в том, что в атаке современной авиации крайне важную роль играют «дирижеры», то есть самолеты управления, контролирующие поле боя, и обеспечивающие развертывание и атаку авиации в соответствии с получаемыми ими данными. У американской палубной авиации эту роль выполняют самолеты ДРЛО – мощнейший радар дает им превосходную ситуационную осведомленность, а большой экипаж позволяет управлять другими самолетами. Именно самолеты ДРЛО являются сегодня «мозгом» современной палубной авиации.

Точка опоры. Что полезнее для флота: один атомный крейсер или три фрегата?

Однако и у них есть свои технические ограничения. По факту палубные самолеты ДРЛО не работают выше 8 км, что дает им теоретический радиус обзора 400-450 км, но на практике такие самолеты предпочитают наблюдать за противником с дистанции не более 250-300 км. Расстояние вроде бы и невелико, но по сию пору «достать» их там средствами корабельного ПВО было невозможно (за исключением самолетов ТАВКР «Кузнецов», конечно, но, прямо скажем, без поддержки собственного ДРЛО шансов не так уж много и у них). И понятно, что появление ЗУР с дальностью 400 км крайне затруднит работу самолетов ДРЛО неприятеля – теперь им придется жаться к радиогоризонту, ненадолго высовываться, чтобы уточнить обстановку, и прятаться снова, и все это значительно снижает их возможности – но что тут сделаешь еще, если во главе вражеского ордера идет крейсер с десятками сверхдальних ЗУР?

Но вернемся к ЗРК «Полимент-Редут». У автора возникло 2 вопроса к «длинной руке» этого комплекса, и первый из них таков: а может ли РЛС «Полимент» осуществлять наведение ЗУР на такие дальности? Ведь ЗРК изначально задумывался под ракеты с дальностью стрельбы не более 120 км. Конечно, можно предположить, что на самом деле указанные ракеты представляют собой только первый этап развития комплекса, а и номенклатуру используемых им ЗУР изначально предполагалось расширять по сверхдальние включительно.

Вопрос второй – а каким, собственно, способом предполагается запихивать сверхдальние ЗУР в ячейки комплекса ЗРК «Редут»? Как известно, для комплекса С-400 сравнительно недавно была создана сверхдальняя ЗУР 40Н6Е, способная поражать цели на дистанции 400 км. Но ее длина составляет 7,5 м, а масса – 1,9 т! В то же время ракеты ЗРК «Полимент-Редут» значительно скромнее – их длина не превышает 5,6 м (у 9М100 – вообще 2,5 м), а масса колеблется в промежутках от 140 до 600 кг. Иными словами, сверхдальние ЗУР намного крупнее тех ракет средней дальности, что использует «Полимент-Редут», что, кстати, отлично иллюстрирует нижеприведенное фото

Точка опоры. Что полезнее для флота: один атомный крейсер или три фрегата?

На нем, правда, запечатлена не новейшая 40Н6Е, а более ранняя 48Н6Е2, но она имеет сходные с 40Н6Е габариты — массу не менее 1,8 т и длина те же 7,5 м.

Так что на поставленный вопрос возможны были только два варианта ответа – либо размер ячеек ЗРК «Полимент» принят с большим запасом, либо же сверхдальние ракеты предполагалось размещать где-то еще. Первое крайне сомнительно, потому что ЗРК «Полимент-Редут» все-таки позиционировался как комплекс для кораблей умеренного водоизмещения, наподобие фрегатов, на которых каждая тонна веса и кубический метр объема крайне востребованы и дефицитны. Таким образом, скорее всего, сверхдальние ЗУР должны размещаться где-то еще. А где? Ответ на этот вопрос, по всей видимости, содержится все на том же официальном сайте «Алмаза-Антея»:

«Для стрельбы зенитными ракетами «Полимент-Редут» использует пусковые установки (ПУ) универсального корабельного комплекса 3С14 (УКСК), которым на российском флоте оснащаются корабли — носители крылатых ракет «Калибр» и противокорабельных ракет «Оникс»».

И это, вообще говоря, совершенно логично, потому что габариты ракет семейства «Калибр» (до 2,3 т и до 8,22 м длины) весьма сходы с таковыми у сверхтяжелых ЗУР. Так зачем же городить огород с какими-то там отдельными, гигантскими ячейками? Наоборот, получается очень хорошая унификация – УКСК под крылатые ракеты, ПЛУР и тяжелые ЗУР, и менее крупные, пригодные, кстати, для установки на корабли малого водоизмещения пусковые «Редута» для ЗУР малой и средней дальности.

Итак, мы уже говорили ранее, что ЗУР 48Н6Е2, входящие в боекомплект ЗРК «Форт-М», и сверхдальняя 40Н6Е имеют практически идентичные вес и размеры. Таким образом, по всей видимости, никаких проблем с размещением сверхдальних ракет в барабанных пусковых установках, которые сохраняются на «Адмирале Нахимове», не будет.

И вот что получается. Каждый фрегат проекта 22350 имеет 32 ячейки комплекса «Полимент-Редут», соответственно, на трех таких фрегатах их будет 96. По всей видимости, столько же, или даже больше ячеек этого комплекса будет на одном модернизированном ТАРКР «Адмирал Нахимов». Но, помимо этого, на «Нахимове» будут еще 92 ячейки для размещения сверхтяжелых ЗУР «длинной руки», способной «дотянуться» до противника на дистанции в 400 км. Некоторое количество таких ракет, правда, можно разместить и на «Горшковых», разместив их в УКСК, но… опять же, только за счет ослабления ударного потенциала.

Иными словами, ТАРКР «Адмирал Нахимов» может нести до 80 крылатых ракет (в том числе – противокорабельных), и помимо этого – до 92 тяжелых ЗУР, и до 20 ПЛУР в торпедных аппаратах, а всего, получается, 192 тяжелых ракеты различного назначения. А три фрегата типа «Адмирал флота Советского Союза адмирал Горшков», хотя, в принципе, могут нести ту же номенклатуру КР, тяжелых ЗУР и ПЛУР, но их боекомплект ограничен всего лишь 48 ед.

Таким образом, по данному показателю один модернизированный ТАРКР «Адмирал Нахимов» вчетверо (!!!) превосходит три фрегата проекта 22350.

По прочим средствам ПВО у «Адмирала Нахимова» и троице наших фрегатов наблюдается примерное равновесие — про пусковые ячейки ЗРК «Полимент-Редут», мы уже говорили, ЗАК (или ЗРАК?) на «Нахимове» будет столько же, сколько «Палашей» на трех фрегатах (по два на фрегат), а превосходство на один 130-мм ствол трудно признать решающим.

Интересно было бы также проанализировать возможности обновленного ТАРКР-а по каналам наведения ЗУР. Как известно, фрегаты проекта 22350 комплектуются четырьмя фазированными решетками, каждая из которых контролирует 90 град. сектор, в результате чего достигается охват всего горизонта. Каждая из таких решеток способна наводить 8 ракет по 4 воздушным целям, и вот это, надо сказать, не поражающий воображения показатель. Просто потому, что в теории, конечно, фрегат типа «Адмирал Горшков» способен атаковать 16 воздушных целей одновременно, но лишь в том случае, если они будут атаковать его со всех четырех сторон света. Таким образом, три фрегата типа «Горшков» смогут обстрелять 12 воздушных целей, атакующих с одного направления, или 24 – с двух, или же 48 – с четырех.

Теперь посмотрим на ТАРКР. Он, очевидно, будет располагать точно таким же «Полиментом», который есть на каждом из фрегатов, что даст ему ровно те же возможности, что и одному фрегату проекта 22350. Однако кроме этого, «Адмирал Нахимов» будут еще два радиолокационных поста СУО комплекса «Форт-М».

Этот комплекс уже далеко не нов, но каждая такая станция раньше была способна обеспечивать одновременную атаку 6 целей 12 ракетами (по две ЗУР на цель). Таким образом, можно говорить о том, что один ТАРКР «Адмирал Нахимов» способен будет одновременно обстреливать 16 воздушных целей, атакующих с одного направления, 20 – с двух, и 28 – с четырех. Иными словами, мы видим, что возможности по отражению атаки с одного направления у ТАРКР выше, чем у трех фрегатов, но вот в случае, когда налеты осуществляются с нескольких направления, то эффективность ТАРКР снижается и становится хуже. Правда, здесь стоит учесть еще несколько немаловажных нюансов. Во-первых, распределять цели между огневыми средствами одного корабля, пожалуй, все-таки проще и надежнее, чем с троих. И дело тут не только и не столько в возможностях ЭВМ, они-то давно уже способны на много большее, а просто в линиях передачи данных. Ведь в бою надо обмениваться данными в оперативном режиме, в то время, когда противник использует всю мощь своих средств радиоэлектронной борьбы.

Второй нюанс заключается в том, что «Форт-М», в том виде, в котором он установлен на «Петра Великого», был разработан еще в 90-е годы, а с тех пор прошло уже два десятилетия. Вполне вероятно, что на «Адмирал Нахимов» будут установлены модернизированные РЛС-станции СУО, способные обстреливать большее количество целей, чем это было возможно раньше, и таким образом, зафиксированное нами отставание от трех фрегатов проекта 22350 будет уменьшено или же ликвидировано совсем.

Третий нюанс – вспомним, что последний американский ракетный крейсер типа «Тикондерога» вошел в состав ВМС США в далеком уже 1994 г., и корабли этого типа давно уже не находятся на острие научно-технического прогресса. Новейшие эсминцы «Арли Берк», строительство которых продолжается до сих пор, имеют куда более совершенную электронную «начинку». Но, как ни странно, американские адмиралы до сих пор предпочитают иметь в составе АУГ хотя бы один ракетный крейсер, потому что, по их мнению, он более приспособлен для выполнения задач корабля управления ПВО ордера, чем любой эсминец. Крейсер банально больше, у него имеются дополнительные помещения, лучше возможности связи и т.д. Что же до наших ТАРКР, то для них роль лидера соединения отводилась изначально и существующая модернизация, вероятно, только улучшит имевшиеся ранее возможности. Во всяком случае организовать работу любого штаба, координирующего центра и т.д. на корабле водоизмещением более 24 000 т заметно проще, чем на фрегате водоизмещением в 4 500 т.

Противолодочные возможности

Таковые у трех фрегатов проекта 22350 выше, чем у одного атомного крейсера, но не так значительно, как могло бы показаться на первый взгляд. Основным преимуществом трех фрегатов, конечно, является то, что они, в отличие от ТАРКР, могут быть в трех разных местах одновременно. В то же время ТАРКР, по всей видимости, обладает более мощным гидроакустическим комплексом, а его авиагруппа – 3 вертолета Ка-27 – соответствует таковой у фрегатов, каждый из которых несет только один такой вертолет. Что же до боекомплекта, то количество 324-мм торпед на трех фрегатах будет, вероятно, больше, чем на одном ТАРКР, но это преимущество в значительной мере нивелируется возможностями «Адмирала Нахимова» нести мощные и дальноходные 533-мм торпеды.

Итак, вкратце рассмотрев возможности модернизированного ТАРКР и эквивалентных ему фрегатов, мы приходим к выводу, что возможности ТАРКР в чем-то проигрывают, в чем-то – не уступают, а в чем-то существенно превосходят таковые у тройки кораблей проекта 22350. В следующей статье мы сопоставим возможности «Адмирала Нахимова» с многоцелевой АПЛ типа «Ясень», так как по цене они вполне сопоставимы, и заодно попытаемся разобраться с тем, существуют ли некие задачи нашего военного флота, с которыми модернизированный ТАРКР будет способен справиться лучше фрегатов или МАПЛ. А может быть, существуют такие задачи, с которыми вообще кроме ТАРКР никто не справится? И вот после этого уже можно будет попробовать дать оценку планам строительства атомных эсминцев (скорее уж – тяжелых крейсеров) проекта «Лидер».

Источник:https://alex-news.ru/tochka-opory-chto-poleznee-dlya-flota-odin-atomnyy-kreyser-ili-tri-fregata/

Оцените статью
ПОЛИТРУК
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.