Переломный момент: союз России и Турции изменит геополитический расклад

Намеченный на 8 апреля визит в Москву Реджепа Тайипа Эрдогана, по мнению аналитиков, скорее всего не станет «историческим» или «судьбоносным» для отношений наших стран. Приурочен он к очередному заседанию Совета сотрудничества высшего уровня Турция-Россия, а также открытию года культуры и туризма, общему для двух государств. Вроде бы – самая обычная дипломатическая рутина, и, тем не менее, встреча двух президентов будет происходить в весьма непростой, переломный момент, когда именно от того, как дальше будут развиваться отношения России и Турции, зависит очень многое далеко за их переделами. Складывающийся с таким трудом союз Анкары и Москвы будет иметь огромное геополитическое значение. И тем важнее сейчас избавиться от тех «слабых мест» и «болевых точек», которые в нем изначально заложены.

В словах о мировом значении русско-турецких отношений нет ни грамма преувеличения. Именно на них сейчас «завязано» множество ключевых моментов – экономических и военно-политических, в «горячих точках» мира и во вполне благополучной Европе. Давайте, для начала, попробуем выяснить – какие выгоды может принести нашей стране дальнейшее укрепление и углубление союза с Анкарой? Прежде всего, речь может идти о возможном ослабление позиций НАТО в Черноморском регионе, что является для России крайне положительным моментом. 

Уже сегодня Турции не то что намекают, а совершенно открытым текстом говорят, что закупка ею российских ЗРК С-400 «Триумф», а тем более, дальнейшее расширение военно-технического сотрудничества с нашей страной, могут поставить под вопрос не только ее участие в глобальных оборонных проектах Североатлантического альянса, таких как создание истребителя F-35, но, и вообще, членство в таковом. Во всяком случае, вице-президент США Майк Пенс в своей очередной попытке «выкрутить руки» Анкаре требуя от нее разорвать сделку с Москвой, в виду имел именно это. Тем не менее, в ответ он нарвался на очередную жесткую отповедь от своего турецкого коллеги, обвинившего Вашингтон в «поддержке террористов», каковых Турция видит в «курдских союзниках» американцев в Сирии.

Конечно, мечтать об исключении Турции из НАТО было бы сегодня слишком наивно. Анкара по данному поводу, надо думать, не слишком-то и расстроится, но вот для Альянса, и так переживающего сейчас далеко не лучшие времена, это может оказаться попросту смертным приговором. Тем не менее, дальнейшее обострение отношений между этим военным блоком и Турцией может привести к последствиям, весьма выгодным для России. На сегодня в соответствии с конвенцией Монтре именно Анкара владеет «ключом» к Босфору и Дарданеллам, в первую очередь – в отношении прохода через них военных кораблей нечерноморских стран. Участившиеся в последнее время «визиты» в Черное море судов ВМС стран Альянса, и, прежде всего, Соединенных Штатов, вряд ли вызывают восторг у турок. Равно, как и перспектива масштабного вооруженного конфликта в этом регионе с участием этих стран и России. Подобного рода конфронтация неизбежно затронет интересы Турции, и, уж точно не пойдет ей на пользу. 

Москва имеет самую прямую выгоду в том, чтобы отношения между Турцией и ее партнерами по военному блоку стремились к максимальной «заморозке». Не стоит забывать о том, что в свое время (в 1952 году) эта страна как раз и оказалась в НАТО из-за предъявленных ей СССР чрезвычайно жестких территориальных претензий и требований о «совместном управлении» проливами. Тогда Кремль не проявил должной политической гибкости, и, фактически, толкнул Анкару «в объятия» Вашингтона и всей остальной западной «теплой компании». В итоге мы получили под боком недружественную страну с мощной военной заокеанской поддержкой, и, в итоге, американские крылатые ракеты, вызвавшие Карибский кризис. Если сегодня России удастся окончательно переломить ситуацию и превратить Турцию в своего военно-политического союзника, это будет крайне весомой геополитической победой. Следует помнить еще и о том, что без взаимопонимания и согласия с Анкарой, по крайней мере, по ключевым вопросам, весьма затруднительным может быть дальнейшее сосуществование наших государств в таком сложнейшем регионе, как Сирия. Один раз, в ноябре 2015 года возникшая там кризисная ситуация уже привела к трагедии, а могла бы вылиться и в гораздо более серьезную конфронтацию, вплоть до войны. К счастью, у Эрдогана хватило здравого смысла, чтобы повести себя правильно, хоть и далеко не сразу. В любом случае, повторение подобных вещей в будущем недопустимо. 

Не менее важным, чем военное сотрудничество, является экономический альянс наших стран, самым ярким выражением которого стала постройка газопровода «Турецкий поток». Впрочем, тут, опять-таки речь далеко не только в поставках энергоносителей в Европу, но и о совместном противостоянии Москвы и Анкары экспансии, которую Соединенные Штаты пытаются осуществлять именно в этой области. За совместным энергетическим проектом, теоретически, могут и должны последовать намного более глобальные вещи, такие, как присоединение Турции к формированию условного «антиамериканского блока», работающего в направлении противодействия санкциям Вашингтона и, в перспективе, создания некоего общего экономического пространства, свободного от его диктата. Как раз в пользу этого турецкий президент, не боящийся призывать к «борьбе с засильем доллара» и прочим подобным вещам, высказывался неоднократно. У экономического союза наших стран имеются не менее масштабные перспективы, чем у военно-политического.

Все это очевидно, и вместе с тем… России следует помнить, насколько непоследовательным и переменчивым союзником может быть Анкара. Речь даже не о 12 русско-турецких войнах, которые из истории не вычеркнешь. Кстати, на подавляющие большинство из них Турцию провоцировали как раз страны Запада, обожающие воевать с русскими чужими руками… То, что именно Советская Россия стояла у истоков создания Турецкой Республики в 20-е годы прошлого столетия, не помешало туркам во Второй мировой войне , фактически, стать союзниками Третьего рейха… Увы, правители этой страны всегда предпочитали действовать, исходя из соображений текущей политической конъюнктуры, выбирая ту сторону, которую считали сильнейшей. Сегодня Реджеп Эрдоган видит в качестве таковой Москву, но будет ли так продолжаться и дальше?

Прежде, чем говорить о каких-либо долгосрочных и тесных союзах, России и Турции необходимо определиться по тем вопросам, которые, оставаясь нерешенными, могут вызвать не просто разногласия, а серьезные конфликты между странами. В первую очередь, это, конечно, Украина. Позиция Анкары по Крыму вообще и по «Керченскому инциденту», в частности, мягко говоря, недружественна нашей стране. Крайне сомнительно, чтобы турецкие пограничники встретили бы украинских моряков, вторгшихся в их территориальные воды, хлебом-солью и распростертыми объятиями. Тем не менее, официальная Анкара позволяет себе периодически присоединяться к хору тех, кто «осуждает» действия России в данном случае и «требует» освобождения «невинных жертв» инцидента в Керченском проливе. Об открытой поддержке ею крымско-татарских экстремистов, откровенно заявляющих о своих мечтах вернуть полуостров военной силой «под прикрытием НАТО» и говорить не приходится.

К сожалению, одними политическими заявлениями и прочими демаршами того же рода действия Турции не ограничиваются. Так, на Украине недавно сообщили о проведении очередных успешных испытаний ударных беспилотников Bayraktar TB2 турецкого производства. Как подчеркнули в ВСУ, особую ценность эти БПЛА представляют даже не как средство нанесения самостоятельных ударов по целям, а в качестве инструмента ведения разведки с последующим целеуказанием для артиллерии и ракетных войск. Кое-кто в Киеве по данному поводу поспешил заявить, что теперь «у Украины есть все вооружение, которое необходимо для разрешения конфликта на Донбассе». Насчет «все» – это вряд ли, но, в любом случае, звучит зловеще.

Очень интересно получается – когда речь идет о предоставлении уходящими из Сирии американцами курдским вооруженным отрядам противотанковых комплексов Javelin и TOW, Анкара выражает крайнюю степень возмущения. Еще бы – ведь они, вне всяких сомнений, будут направлены именно против турецких танков. А поставлять карателям из ВСУ беспилотники для убийства русских людей на Донбассе по ее мнению – это совершенно нормально! Турции все-таки пора определиться – стоит ли поддержка шатающегося киевского режима дружбы и союза с Россией? При этом, кончено же, сделать выбор ей должна помочь четкая и принципиальная позиция Москвы по данному вопросу.

В экономических отношениях, кстати говоря, тоже все не так уж и безоблачно. Очень интересная получается статистика, если рассмотреть структуру закупки Турцией в 2018 году природного газа. В прошлом году она сократила импорт российского голубого топлива, по разным оценкам, то ли на 14% (данные Ассоциации дистрибьюторов природного газа Турции GAZBİR), то ли и вовсе на все 17,2% (по подсчетам международной ассоциации импортеров СПГ GIIGNL). Это самый низкий показатель с 2012 года, к тому же, впервые с 2010 года доля российского газа в структуре турецкого импорта упала ниже 50%. В то же время, закупки СПГ, доставленного в страну морем, выросли, опять-таки, по разным данным, то ли на 7%, то ли на 13% с лишним. Что же это получается? Строим вместе «Турецкий поток», торжественно его запускаем, и… В Турции пытаются отговориться тем, что, мол, во всем виновата проклятая рецессия, нещадно терзающая экономику страны – вот в связи с этим и упал весь импорт из России. В феврале нынешнего года показатель его снижения составлял 17.5%. Рецессия, инфляция и прочие экономические проблемы, это, конечно, плохо. Но ведь на СПГ деньги находятся? Скорее всего, в данном случае мы имеем дело с неистребимой восточной привычкой садиться на несколько стульев сразу. Весьма небезопасное для здоровья акробатическое упражнение…

Реджеп Эрдоган, по правде говоря, сейчас не в том положении, чтобы допускать рискованные маневры и сложные политические «финты». Прошедшие в марте в стране местные выборы стали для него тревожным звоночком, который вполне может в перспективе зазвучать погребальным звоном. Возглавляемая президентом Партия справедливости и развития (ПСР) их не то, чтобы совсем уж их проиграла, но и победы не одержала. Более того, на выборах муниципальных оппозиционером достались Анкара, Стамбул и ряд других крупных городов. А ведь сам Эрдоган начинал свое восхождение на Олимп власти как раз с поста мэра Стамбула… Главе турецкого государства сейчас как никогда нужны надежные союзы и крепкие тылы – в том числе, и для возрождения собственного имиджа до той степени, которая позволит ему хотя бы править страной до 2023 года без новых потрясений в виде попыток переворота и тому подобных вещей. Москва, наверняка, сможет обеспечить необходимую в данном случае поддержку. Вопрос только в том, насколько надежным и благодарным союзником будет при этом Анкара.

Источник:

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.